Проблема интеграции в российско-украинских и российско-белорусских отношениях в 1994-1997 годах: По материалам российской центральной прессы

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Отечественная история
Страниц:
208
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Новейшая история российско-украинских и российско-белорусских отношений достаточно коротка. Она насчитывает немногим более десяти лет. В связи с этим мы лишены ценнейшего ресурса исследования — исторической дистанции, теоретически позволяющей взглянуть на прошлое более хладнокровно и непредвзято. Мы — современники событий, о которых идет речь в данной работе, и не можем избежать субъективности, так как слишком остро их переживаем. Но эта психологическая приобщенность к историческому периоду дает, одновременно, и определенное преимущество — чувство исторического времени, ощущение объемности истории, способность оценивать события исходя из критериев периода, в который они происходят. Всего этого будут лишены будущие историки, взявшиеся за изучение смутной эпохи 90-ых годов в России. Следовательно, задача современного исследователя состоит в том, чтобы максимально использовать фактор отсутствия исторической дистанции для понимания сути исторических процессов и, при этом, минимизировать потери от неизбежной субъективности собственной позиции. Для этого требуется обозначение реалистических целей исследования и адекватная постановка вопросов.

Наше исследование посвящено изучению российско-украинских и российско-белорусских отношений в отражении российской прессы 1994 -1997 годов. Уже сегодня принципиально возможно и, более того, совершенно необходимо понять характер и сущность этих взаимоотношений. При этом особенно актуально и важно проанализировать материалы прессы, учитывая, что она является не только источником для исследования, но и субъектом исторического процесса. Журналисты любят говорить, что они делают первый набросок истории. Но он требует комментария и структурирования. Сегодня изучение новейшей истории по материалам прессы необходимо, прежде всего, для того, чтобы понять кто, зачем, по чьему указу и, главное, в каком направлении составлял первоначальный публицистический набросок истории, пытаясь повернуть ее по своему усмотрению в ту или иную сторону.

25 декабря 1991 года Советский Союз прекратил существование, и на карте мира появились, в частности, независимые Белоруссия, Россия и Украина. Это первый исторический факт, лежащий в основе концепции исследования. Второй факт состоит в том, что к 25 декабря 2001 года, т. е. по прошествии десяти лет, никакого воссоединения трех указанных государств не произошло. Этот итог означает, что в результате борьбы центробежных и центростремительных тенденций в отношениях трех славянских республик бывшего СССР, победили первые. Этот результат и есть кризис интеграции 90-ых годов, т.к. в переводе с английского слово «integration» означает & laquo-объединение в одно целое& raquo-1 (от латинского integer — целый2). Объединение не состоялось, что стало важнейшим результатом развития отношений в треугольнике Белоруссия-Россия-Украина в 90-ые годы XX века.

Сегодня мы не живем в едином государстве ни с Белоруссией, ни с Украиной. В то же время, российско-украинские и российско-белорусские отношения значительно отличаются друг от друга. Векторы развития отношений Москвы и Киева и Москвы и Минска в 90-ые годы оказываются противоположно направленными.3 Россия в

1 Англо-русский словарь / Сост. В. К. Мюллер. М& bdquo- 1971. С. 400.

2 Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 210.

3 См. например: Мошес А. Славянский треугольник. Украина и Белоруссия в российской внешней политике 90-ых годов // Pro et Contra. Внешняя политика России: 1991−2000, часть 1. Зима-веска 2001. С. 108. указанный период постепенно отдаляется от Украины, но сближается с Белоруссией. Особенно важным в данном контексте является промежуток между серединой лета 1994 года и концом весны — началом лета 1997 года. В этот период происходят важнейшие события в российско-украинских и российско-белорусских отношениях, которые определяют характер двусторонних отношений до сих пор. При этом, отношения России с Белоруссией к лету 1997 года гораздо лучше, чем отношения с Украиной, но о государственном объединении говорить не приходится ни в том, ни в другом случае. Тогда в чем смысл и в чем причина разницы этих векторов, если Россия так и не объединилась с Белоруссией, несмотря на громогласную интеграционную риторику Ельцина и Лукашенко 1996−97 годов?

Перед историками стоит задача понять сущность взаимоотношений трех ^ славянских государств в 90-ые годы, причины, движущие силы и интересы, стоящие за борьбой центростремительных и центробежных тенденций, приведшей к тому положению, которое мы имеем сегодня. Решение этой задачи требует анализа большого массива источников, который позволил бы сделать соответствующие выводы. Однако доступ к необходимым документам закрыт, что, как правило, является главным препятствием для исторического исследования событий столь недавнего прошлого. Остается использовать те источники, которые доступны — а именно прессу, статистику, социологические данные, текущую аналитику и т. д. Историк древности вынужден пользоваться, теми источниками, которые имеются в наличии. Историк самого недавнего прошлого находится в такой же ситуации. «Поскольку пресса является главным источником по истории 90-ых годов, то ключевая задача состоит в том, чтобы суметь ее использовать в целях выявления исторической правды.

Таким образом, цель исследования состоит в том, чтобы выявить причины кризиса российско-украинской и российско-белорусской интеграции, опираясь на прессу как на исторический источник. Необходимым условием реализации этой цели является комплексный анализ периодической печати. Требуется, прежде всего, понять особенности подачи материала о российско-украинских и российско-белорусских отношениях в отечественных центральных газетах и, исходя из этого разработать подход к использованию этих текстов для выявления стоящих за ними интересов. Иначе говоря, если газеты занимаются пропагандой той или иной позиции в отношении интеграции, то нашей задачей является обозначение этого факта и разработка методики использования этой пропаганды для выявления стоящих за ней движущих сил, целей и результатов. Требуется взглянуть на прессу так, чтобы она могла сообщить по интересующему нас вопросу не только больше, # чем хотел сообщить пишущий журналист, но и больше чем он знает сам о предмете своей статьи. 4

В соответствии с указанной целью работы выделим ряд промежуточных задач исследования:

1. Характеристика положения СМИ в России в 90-е годы и влияние этого положения на объективность отражения исторических событий.

2. Контент-анализ содержания центральной российской прессы по поводу российско-украинских и российско-белорусских отношений в 1994—1997 годах.

3. Определение интересов в отношении интеграции, стоящих за публикациями в прессе.

4 Засурский И. Масс-медиа второй республики. М, 1999. С. 9.

4. Анализ влияния СМИ на общественное мнение и выявление факторов формирования позиции масс в отношении Украины и Белоруссии. 5. Выявление целей политических групп, стоящих за российскими центральными СМИ, в отношении интеграции Белоруссии, России и Украины.

Таким образом, объектом исследования является проблема интеграции в отношениях Белоруссии, России и Украины, а предметом — ее отражение на страницах центральной российской прессы 1994−1997 годов.

Актуальность данного исследования определяется следующими факторами:

Важностью понимания сути политических процессов, происходящих в России в 90-ые годы XX века для современного и будущего развития нашей страны. Значением, которое имеют для России отношения с Украиной и Белоруссией. Местом и ролью СМИ и, в частности, прессы, в современном обществе и политике.

Необходимостью совершенствования методик анализа прессы, как важнейшего средства массовой коммуникации, в условиях становления & laquo-информационного общества& raquo-.

Важностью обсуждения проблемы политической ангажированности СМИ как негативного социально-политического явления в России.

Необходимостью разработки исследовательского подхода, учитывающего эту ангажированность.

Практической значимостью комплексного изучения СМИ для дальнейшего развития общественных наук в России.

Обоснование хронологических рамок исследования.

Хронологически работа ограничена июнем 1994 и июнем 1997 годов. Эти четыре года оказались наиболее значимыми с точки зрения борьбы центробежных и центростремительных тенденций между Белоруссией, Россией и Украиной. Именно в эти годы произошли важнейшие события, определившие характер взаимоотношений трех стран: избрание Л. Кучмы и А. Лукашенко президентами Украины и Белоруссии (июнь-июль 1994 года), заключение конституционного соглашения между президентом и Верховной Радой Украины (июнь 1995), отмена референдума по конституции Крыма (май 1995), сочинский договор о разделе Черноморского флота (июнь 1995), референдум о поддержке политики президента А. Лукашенко в Белоруссии, (май 1995), принятие конституции Украины (июнь 1996), Подписание договора о Сообществе России и Белоруссии (апрель 1996), соответствующие выступления в Минске (март-май 1996), перевыборы президента России Б. Ельцина (июль 1996), подписание договора о дружбе и сотрудничестве между Россией и Украиной (май 1997), подписание Союзного договора России и Белоруссии и устава Союза (апрель-май 1997) и т. д.

Многие авторы выделяют эти годы, как важнейшие для истории российско-украинских и российско-белорусских отношений.5 & laquo-Настоящей развилкой истории, событием, после которого развитие Украины и Белоруссии пошло совершенно разными путями, были президентские выборы 1994 года& raquo-, — считают М. Нодберг и Т. Кузьо.6 Действительно, победа на выборах Кучмы и Лукашенко сыграла

5 Shcherbak Yuri, The Strategic Role of Ukraine, Diplomatic Addresses and Lectures (1994−1997) URI, Harvard University Press, 1998. P. IX.

6 Нордберг M., Кузьо Т. Построение наций и госу дарств. Историческое наследие и национальное самосознание в Белоруссии и Украине (сравнительный анализ) // Белоруссия и России: общества и государства / Сост. Д. Фурман. М, 1998. С. 391. большую роль в том, что Украина в течение последующих лег отдалялась от России, а Белоруссия — сближалась. Закономерным итогом этого развития стали договора 1997 года между Россией и Украиной (договор о дружбе и сотрудничестве) и между Россией и Белоруссией (договор о Союзе). Эти договоры логически завершают этап развития российско-украинских и российско-белорусских отношений в середине 90-ых годов. С их подписанием закрепляется суверенитет и государственная независимость всех трех государств друг от друга при одновременном союзническом характере отношений Москвы и Минска и недоверчиво-конфликтном характере отношений Москвы и Киева. Летом 1997 года указанный итог становится результатом четырехлетнего развития отношений с Россией.

Научная новизна исследования

1. Впервые предметом специального исторического исследования становится проблематика кризиса постсоветской интеграции в 90-е годы XX века. Ранее к данной проблематике обращались только специалисты в области политологии и международных отношений.

2. На основании анализа широкого круга источников демонстрируется прямая взаимосвязь между газетными материалами и процессом формирования внешней политики России в 90-е гг.

3. Предложенный в исследовании подход к использованию прессы преодолевает проблему & laquo-источникового голода& raquo- и позволяет уже сегодня выявить объективную картину событий 90-ых гг. XX века, используя те источники, которые имеются в наличии.

4. В работе предпринят репрезентативный анализ российской центральной прессы по проблемам российско-украинских и российско-белорусских отношений (около 1500 статей в российских газетах 1994−1997 годов). Предшествующие исследования материалов российских СМИ о Белоруссии и Украине являются значительно более узкими по охвату и хронологии.

5. Исследование носит междисциплинарный характер. Кроме методов исторической науки, используются приемы источниковедения, политологии, социологии, медиа-науки.

6. В круг исторических источников по проблеме интеграции введены данные опросов общественного мнения.

Методологические принципы исследования.

1. Историзм. Материалы СМИ и исторические события, которым они посвящены, рассматриваются в развитии, в динамике, и во взаимосвязи с контекстом эпохи, т. е. с другими событиями и материалами составляющими причинно-следственные закономерности развития процессов российско-украинских и российско-белорусских отношений.

2. Целостность. Используется подход к изучению СМИ как автономной сфере человеческой деятельности, обладающей специфическими свойствами и закономерностями функционирования и развития. При этом автономность понимается не в абсолютном, а в относительном смысле, т.к. СМИ, разумеется, обладают множеством связей со средой и существуют только в единстве с ней.

Целостность, как методологический принцип означает необходимость выявления внутренних свойств СМИ 90-ых годов, определяющих их специфику как исторического источника.

3. Критичность. Осознание идейно-пропагандистского измерения журналистского творчества является необходимой предпосылкой адекватного анализа газетных текстов. Внутренняя критика источника, т. е. выявление скрытых значений и смыслов текста является ключевым методом исследования материалов прессы.

4. Индуктивность. Исследование развивается по принципу & laquo-от источника& raquo-. Основное содержание работы составляет прикладной анализ текстов прессы. Выводы делаются на основании заранее разработанной системы количественного и качественного отбора и анализа данных, что позволяет избежать распространенной ошибки субъективистского нанизывания цитат на заранее созданную схему.

Методы исследования.

I. Контент-анализ прессы.

I. Сопоставление и сравнение текстов.

I. Привлечение опросов общественного мнения.

I. Сравнение & quot-интенций"- СМИ и данных социологических опросов.

Классификация позиций исследователей по отношению к процессам интеграции.

Источники.

Основной массив источников составляют статьи российских центральных газет о российско-украинских и российско-белорусских отношениях в период с 1994 по 1997 годы (около 1500 статей за 4 года). Для анализа привлечены следующие издания. & quot-Сегодня"-, & quot-Независимая газета& quot-, & quot-Комсомольская правда& quot-, & quot-Московский комсомолец& quot-, & quot-Труд"-, & quot-Известия"-, «Коммерсант-ёаПу», & quot-Российская газета& quot-, & quot-Российские вести& quot-, & quot-Советская Россия& quot- (обоснование выборки прессы см. ниже).

Остановимся на важнейшем вопросе — почему пресса? Если известно, что около 80% информации общество получает при помощи телевидения, то какова ценность исследования прессы, как инструмента пропаганды политических группировок? Казалось бы, логичней был бы анализ именно телевизионных текстов, т.к. действительно, информационную политику российские кланы осуществляют, прежде всего, при помощи телевидения в силу его преимуществ перед прессой с точки зрения охвата аудитории, силе воздействия и т. д. Однако все это не лишает прессу собственного важного места в структуре пропаганды даже в эпоху массового развития электронных СМИ.

В структуре любой пропагандистской или & laquo-пиар»- акции материалы прессы и телевидения дополняют друг друга. Даже самая мощная телевизионная реклама какой-либо идеи, не может обойтись без поддержки прессы7 Интересы, стоящие за информационной политикой, можно анализировать при помощи прессы с не меньшим успехом, чем при помощи телевидения, т.к. содержание, по сути, идентично, а отличается только манера изложения. Более того, в этом смысле газета является даже более ценным источником, т.к. материал изложен более подробно, фундаментально и целостно, по сравнению с теле-комментарием. Кроме того, с прессой удобнее работать технически, в силу большей легкости восприятия написанного текста по сравнению с произносимым. Это дает возможность провести тщательное исследование, позволяет заметить многие детали, а также

7 См. об этом подробнее: И. Засурский. Указ. соч. — С. 134. сконцентрировать внимание на важнейших параграфах и предложениях. Все это влияет на качество анализа и, следовательно, адекватность выводов. Таким образом, представляется, что с исторической (а не социологической) точки зрения пресса является даже более ценным источником, чем телевидение.

Об этом, и о других достоинствах прессы, как источника, пишут многие отечественные и зарубежные исследователи. По мнению С. Кана газета отличается комплексностью и непрерывностью сообщаемых сведений. При этом особенно ценна пресса, как источник в тех случаях, когда историк стеснен в доступе к архивам.8 Американский исследователь Б. Коэн пишет о своего рода информационной материальности сообщения прессы, по сравнению с & laquo-эфемерными»- сообщениями телевидения и радио. По его мнению, газетные тексты более глубоки и полны в своем анализе, хотя процессы сбора и обработки информации в редакциях газет и телевизионных программ практически ничем не отличаются друг от друга.9 Сказанным определяется выбор прессы как основного источника для исследования.

Кроме того, в работе используются данные социологических опросов проведенных экспертами Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и фонда & laquo-Общественное мнение& raquo-. 10

Обоснование выборки прессы.

Одним из главных критериев качества исторического исследования по материалам прессы является правильный отбор газет предназначенных для анализа. Требуется репрезентативная выборка, которая бы предоставляла достаточное количество материала, учитывала все возможные позиции, и, наконец, состояла из изданий, которые бы лучше других отражали украинскую и белорусскую тематику в российской прессе.

Повторим, что главная цель исследования состоит в том, чтобы анализируя прессу, понять суть процессов происходящих в 1994—1997 году в российско-украинских и российско-белорусских отношениях. Главная интрига этих отношений — проблема интеграции, а пресса — прекрасный источник для выявления интересов стоящих за ней политических группировок. Следовательно, мы можем при помощи прессы определить интересы ведущих политических кланов России в отношении объединения с Украиной и Белоруссией. Значит, прежде всего, выборка прессы должна отражать потребность выявления основных позиций, представленных на ее страницах.

Первый возможный подход предполагает отбор газет по принципу их зависимости от ведущих политико-финансово-промышленных групп, владеющих «медиа-империями», частью которых, собственно, и являются выбранные газеты. Трудность данного подхода состоит в том, что структура собственности многих изданий намеренно скрывается, что затрудняет выявление взаимосвязи между этой структурой и информационной политикой газеты.

Учитывая этот изъян, необходимо использовать еще ряд возможных подходов к выборке прессы, совместное использование которых дает максимально возможную репрезентативность исходя из задач исследования. В частности, возможен отбор

8 Кан С Газета как источник по истории международных отношений (на примере шведского официоза за первую половину 1941 года) // Источниковедение. Теоретические и методические проблемы / Под ред. С О. Шмндга. М, 1969. С. 466.

9 Cohen С. Bernard, The Press and Foreign Policy, Princeton University Press, 1993. P. 8.

10 См. приложения 1 и 2. прессы по принципу места газеты в идейно-политическом спектре (например, от & quot-Советской России& raquo- слева, до & quot-Известий"- справа). Поскольку не подтверждено документально, кто спонсирует & quot-Советскую Россию& quot-, а значимость ее позиции в контексте российско-украинских и российско-белорусских отношений неоспорима, то основанием для ее использования в нашем анализе является именно указанная «идейно-политическая» классификация.

Позиция официальной прессы также не может быть проигнорирована. Ее материалы представляют собой результат борьбы многих группировок и позиций, финансируется она из бюджета, а в рамках «идейно-политической классификации& raquo- она не имеет своей очевидной ниши (в случае Союза с Белоруссией, например, & laquo-Российская газета& raquo- выступала вместе с & laquo-Советской Россией& raquo- а в контексте договора о дружбе с Украиной — вместе с & laquo-Известиями»- и & laquo-Московским комсомольцем& raquo-), Следовательно, можно выделить еще один критерий классификации и отбора прессы — «власть-оппозиция».

При работе с газетами нельзя не учитывать тираж и динамику аудитории. Это важнейшие параметры для оценки влиятельности издания. Известно, что ведущие центральные газеты, представляющие собой группу в 15−20 изданий, имеют тиражи с разницей в миллион экземпляров.1 Следовательно, влиятельность определяется еще многими другими факторами — структурой аудитории, качеством материалов, оперативностью новостей, осведомленностью и т. д. Кроме того, известно, что в коммерческих целях многие газеты завышают тиражи, что также мешает использовать этот показатель в качестве объективной основы для классификации. Более приемлемым критерием в связи с этим является численная динамика аудитории. Согласно исследованию ВЦИОМа, в 1994 -2000 годах в России ведущими по читаемости газетами являются 11 московских изданий, 12 большинство из которых использовано для анализа в нашем исследовании. Именно & laquo-большинство»-, но не все, т.к. лишь семь из них являются политическими, т. е. ориентированными на политическое информирование, убеждение и мобилизацию аудитории.

Приведенная ниже выборка прессы, учитывает наличие указанных подходов, хотя основным, все же, является первый, связанный с наличием «медиа-империй», выражающих интересы своих владельцев. На протяжении 1994−97 годов структура зависимости определенных изданий менялась, но & laquo-ключевые игроки& raquo- оставались неизменными и первые семь выделенных газет представляют собой зависимые от них издания:

1. & quot-Сегодня"- - Медиа-мост, основатель и генеральный директор — В. Гусинский. 13

2. & quot-Независимая газета& quot- - индустриально-финансовая группа & quot-Логоваз"-, глава Заявленный тираж & quot-Комсомольской правды& quot- в апреле 1994 года — 1. 662. 200. экземпляров, а & quot-Независимой газеты& quot- - 57. 350.

12 Среди них. "- Аргументы и факты","Известия", & quot-Коммерсант"-, & quot-Комсомольская правда& quot-, & quot-Правда"-, & quot-Российская газета& quot-, & quot-Совершенно секретно& quot-, & quot-Советская Россия& quot-, «Спвд-инфо»,"Спорт-экспресс", ТРУД& quot-.

Источник: исследования ВЦИОМ. См.: Дубин Б. От инициативных групп к анонимным медиа: массовые коммуникации в российском обществе // Pro et Contra. Российское общество и СМИ, осень 2000. С. ЗЗ.

13 Источники:

Засурский И. Указ. соч. — С. 237.

Lange Y., Media in the CIS. A Study of the Political, Legislative and Socio-Economic Framework. European Comission, 1997. P. 177.

Реестр олигархов. Финансово-промьпплеино-политические группировки, май 1998 (www. cityline. ru/politica/raznoe/oliganlii. hlml).

Russian Media Empires, 26 September, 1997 (www. iferLorg/nca/special/rumedia/ifederaWitml) группы — Б. Березовский.

3. & quot-Комсомольская правда& quot- - Онексимбанк, основатель и президент — В Потанин- тесные связи с правительством Москвы (субсидии), мэр Москвы — Ю. Лужков- Газпром, председатель правления — Р. Вяхирев.

4. & quot-Московский комсомолец& quot- - наиболее тесные связи с правительством Москвы (субсидии). 14

5. & quot-Труд"- - Газпром, председатель правления Р. Вяхирев.

6. & quot-Известия"- - Олби-Национальный кредит, основатель — О. Бойко, Онексимбанк, основатель и президент В. Потанин. С мая 1997 года 51% - Онексимбанк, 49% -Лукойл (В. Алекперов).

7. *Коммерсант-< 1аЦу" - Столичный банк (СБС-Агро), основатель и президент А. Смоленский- группа Менатеп-Роспром-Юкос, основатель и глава, М. Ходорковский.

Кроме этих семи газет, отобранных по принципу представительства ведущих «медиа-империий», в выборке прессы участвуют два официальных издания, время от времени выступающие с разных позиций.

8. & quot-Российская газета& quot- - правительство РФ, премьер-министр — В. Черномырдин.

9. & quot-Российские вести& quot- - правительство РФ, администрация президента РФ, глава администрации — С. Филатов.

Весьма влиятельной силой в России в середине 90-ых годов является Коммунистическая партия Российской Федерации, взгляды которой представлены в нескольких газетах, наиболее читаемой из которых является & quot-Советская Россия& quot-. Без учета позиций левой части политического спектра нельзя представить себе всю гамму позиций по российско-украинским и российско-белорусским отношениям.

10. & quot-Советская Россия& quot- - КПРФ, председатель — Г. Зюганов.

Историография.

Литература, посвященная проблеме пост-советской интеграции чрезвычайно обширна и многообразна. Актуальность темы определяет пристальное внимание исследователей к пост-советскому периоду взаимоотношений России, Белоруссии и Украины. Важной особенностью этих работ является их политизированность, т.к. авторы сами живут в исследуемую эпоху, а трактовка соответствующих событий может иметь непосредственное влияние на дальнейшее развитие процессов интеграции или дезинтеграции трех государств. Часто анализ подменяется идеологией, а исследовательская задача является лишь ширмой для пропаганды желаемого развития событий. Все сказанное, разумеется, не является препятствием для того, чтобы проанализировать имеющуюся историографию вопроса и выделить области, которые по тем или иным причинам остались вне поля зрения историков.

Представляется, что работы, составляющие историографическую базу исследования, целесообразно классифицировать по двум критериям — национальной принадлежности автора и его позиции по поводу модели взаимоотношений трех славянских государств с точки зрения интеграции. Следовательно, мы рассмотрим позиции российских, украинских и белорусских авторов, а также отдельно остановимся на западной историографии вопроса.

Новейшая историография российско-украинских, российско-белорусских отношений и проблемы интеграции на пост-советском пространстве представлена работами, которые отражают различные идейно-политические позиции. Авторы по

14 В классификации центральных медиа-холдингов Я. Засурского & quot-МК"- имеет статус независимого члена медиа-политической системы. (см.: Засурский Я. Там же.- С. 240). разнежу оценивают не только состояние отношений Москвы с Киевом и Минском, ход процессов интеграции, но и желательность этих процессов для развития своих стран. Представляется, что именно последняя позиция является ключевой, т. е. той опт которой исследователи отталкиваются в своих рассуждениях, тем самым, принимая непосредственное участие в политике. Следовательно, для историка эти работы представляют как историографический, так и исгочниковый интерес. По критерию отношения к интеграции группы экспертов таковы.

Россия:

1. Интеграционисты — либералы (Р. Евзеров, А. Владиславлев, Совет по внешней и оборонной политике (СВОП)).

2. Интеграционисты — левые (Г. Зюганов).

3. Интеграционисты — националисты (М. Смолин, К. Затулин, А. Головенко).

4. Интеграционисты — государственники (А. Мигранян, А. Ципко, В. Никонов, Служба внешней разведки РФ).

5. Официоз — поддержка статус кво (Б. Пастухов, В. Соловей, администрация президента РФ).

6. Изоляционисты-либералы (Е. Гайдар, Д Фурман, А. Мошес, К. Кантор, Д. Тренин)

Украина:

1. Интеграционисты -левые (Кудин В.)

2. Интеграционисты -либералы (В. Сиденко)

3. Изоляционисты умеренные (В. Журавский, А. Дергачев, В. Полохало).

4. Официоз — многовекторность (К. Грищенко, В. Ткаченко, А. Белов).

5. Изоляционисты крайние (АЛолпыго, А. Лукашевич, А. Потехин, Г. Перепелица, Т. Кузьо).

Белоруссия:

1. Интеграционисты — официоз (А. Лукашенко, Э. Ярмусик).

2. & laquo-Нейтралы»- (О. Буховец, Ю. Дракохруст).

3. Изоляционисты умеренные (А. Розанов, Т. Протько, К Ефимова).

4. Изоляционисты крайние (В. Карбалевич, С. Шушкевич, В. Быков, А. Федута).

Российская историография.

Весьма важной и ценной работой по российско-украинским отношениям является книга Р. Я. Евзерова & laquo-Украина: с Россией вместе или врозь?& raquo-15. В ней представлен взвешенный анализ российско-украинских отношений в последнее десятилетие XX века, имеющий целью разрешить многие экономические и политические вопросы. Автор исходит их того, что Украина состоялась как независимое государство, а понятие & laquo-вместе»- для него означает взаимовыгодное сотрудничество двух суверенных государств. В этой позиции -квинтэссенция либерал-интеграционистской точки зрения. Другой ее сторонник, А. Владиславлев считает, что цель взаимодействия двух стран — восстановление экономики, & laquo-без чего ни Россия, ни Украина не выберутся из кризисного состояния& raquo-. 16 С. Караганов, возглавляющий Совет по внешней и оборонной политике, высказывает свою позицию в документе, озаглавленном & laquo-Стратегия для России (2). Тезисы СВОП& raquo-. 17 В нем говорится, что тяжелейший кризис на Украине в

15 Евзеров Р. Я М, 2000.

16 Владиславлев А. Внешняя политика России. Приоритетное направление — страны СНГ // Независимая газета. 06. 05. 1994.

17 Тезисы СВОП // Независимая газета. 27. 05. 1994. середине 90-ых годов представляет собой наиболее серьезный внешний вызов безопасности и внутренней стабильности России. По мнению авторского коллектива многие пост-советские государства доказали свою нежизнеспособность как полностью независимые государства вне теснейшего сотрудничества с Россией. Суть общей позиции сводится к тезису: & laquo-Лидерство вместо прямого контроля& raquo-. Она означает необходимость для России встать во главе интеграционного процесса на пост-советском пространстве при условии абсолютной добровольности любых интеграционных объединений для всех стран региона.

Другая группа российских авторов также выступает за интеграцию, но с иных позиций. Речь идет о левом фланге политического спектра России, одним из главных лозунгов которого является необходимость денонсации беловежских соглашений и поэтапное восстановление на добровольной основе единого союзного государства. В книгах и статьях Г. Зюганова изложена внешнеполитическая концепция КПРФ, которая предполагает, что на основании общности интересов народов населяющих евразийское пространство можно возродить единое государство, контролирующее территорию бывшей российской империи и СССР. 18 Аналогичных взглядов, основанных на концепциях евразийства и геополитики, придерживаются такие исследователи, как А. Дугин, А. Панарин и А. Подберезкин. 19 С позиций русского национализма рассматривают проблемы российско-украинских и российско-белорусских отношений М. Смолин, К. Затулин, П. Федосов, А. Казинцев, В. Жириновский, А. Солженицын20. Столь разных людей в контексте проблем интеграции объединяет негативное отношение к расколу белорусского, русского и украинского народов. Они воспринимают его как национальную катастрофу. Для них все три народа являются по сути одним народом, задача которого теперь состоит в том, чтобы вернуть утраченное единство, но на основании ценностей православия и идеи славянского братства, а не идеологии коммунизма. Наиболее резко выражается М. Смолин в книге & laquo-Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола& raquo-. Он пишет: & laquo-Украинство, борющееся против православной церкви, русской государственности и единства русского народа, необходимо удалить из русского тела, как вредный вирус. »-. На этом фоне наиболее взвешенной и респектабельной точкой зрения в рамках группы является позиция А. Солженицына, который утверждает: & laquo-Замаячившее воссоединение Беларуси с Россией стало бы счастливым продолжением исторической восточнославянской традиции. Но ощутимые международные силы будут резко мешать этому. Раздробление наше, так радующее нынешний политический мир, болезненно и затяжно скажется на трех славянских народах& raquo-. 22 Разделяя эту позицию, остальные авторы всеми силами поддерживают президента Белоруссии А. Лукашенко в его деятельности, направленной на интеграцию России и Белоруссии.

18 Зюганов Г. А. Русь грядущая // Наш современник. N.1. 1999.

Зюганов Г. А. География победы. Основы российской геополитики. М, 1998.

19 Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., Арктогея. 1997. Макаров В, Подберезкин А. Стратегия для будущего президента России: русский путь. М., 2000.

20 Смолин М. Б. Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. М., 1998., Затулин К. Стать нашими сателлитами или умереть // Независимая газета. 05. 05. 1994, Федосов П. Российско-украинский диалог в европейском контексте // Полис. N. 3. 1997, Казинцев А. Объединитель. Три дня в Беларуси или портрет героя на фоне схватки // Наш современник. N.5. 1996, Жириновский В. В. Союзу Россия-Белоруссия — быть! М., 1999. Солженицын А. И. Россия в обвале. М& bdquo- 1998.

21 Смолин М Б. Указ. соч. — С. 22.

22 Солженицын А. И. Указ. соч. — С. 78.

Наконец, четвертая группа, выступающая с интеграционисгских позиций, представлена такими авторами как А. Мигранян, А. Ципко, В. Никонов, Е. Примаков. 23 Квинтэссенция их позиции содержится в докладе Службы внешней разведки РФ, опубликованном в & laquo-Российской газете& raquo- 22 сентября 1994 года. 24 В нем говорится об объективных центростремительных тенденциях в СНГ и о наличии ряда факторов, толкающих пост-советские государства к созданию единого военного, экономического и политического пространства (высокий уровень производственной кооперации, единое технологическое пространство, взаимозависимость рынков и т. д.) В отличие от первых трех позиций, данная точка зрения заостряет внимание на реальных и осязаемых предпосылках интеграции, которые можно на практике использовать для сближения государств. Речь идет о том, что территория бывшего Советского Союза едина благодаря историческим традициям, социально-психологическим чертам, геополитическим реальностям и многому другому. Друг без друга Россия, Украина и Белоруссия обречены, а вместе могут создать мощное и эффективное государство, способное на равных участвовать в процессах глобализации.

Представляя спектр российских точек зрения в отношении проблем интеграции в 90-ые годы, нельзя не отметить официальную кремлевскую позицию по этому поводу. Она изложена, например, Б. Пастуховым (министром РФ по делам СНГ) на круглом столе & laquo-Пути и перспективы образования союза России и Белоруссии& raquo- или в книгах & laquo-Союз Беларуси и России. 100 вопросов и 100 ответов& raquo- и & laquo-Россия, и Белоруссия: союз народов и государств& raquo-. 25 Суть позиции состоит в том, что страны должны объединиться в форме конфедерации, а действия Б. Ельцина и, А Лукашенко направлены именно на это. Таким образом, текущее состояние российско-белорусских отношений трактуется как процесс постепенного движения навстречу друг другу, начатый президентом России еще в Беловежской пуще в декабре 1991 года. В отношении Украины цель внешней политики России состоит в создании единого экономического пространства и зоны свободной торговли. В целом декларируется стремление интенсифицировать интеграционн ые процессы в СНГ, а реальность характеризуется как поэтапное движение к экономическому союзу СНГ.

Наконец, последняя, но весьма важная и хорошо артикулированная позиция, состоит в выражении сомнения относительно целесообразности объединения с Украиной и Белоруссией для России. Ключевая идея, при этом такова, что для России и других стран СНГ это не выгодно ни экономически, ни политически. Такой точки зрения придерживаются Д. Фурман, А. Мошес, В. Кувалдин, К. Кантор, Д. Тренин. 26 Для них оптимальная модель отношений между Украиной, Белоруссией и

23 Мигранян А. Литературная газета. 28. 04. 1994, Ципко А., Российско-украинский диалог в европейском шигексте // Полис. N.3. 1997, Никонов В. Белоруссия во внешней политике России // Белоруссия на перепутье: в поисках международной идентичности. М, Карнеги-фовд. 1998.

24 Нуждается ли в корректировке позиция Запада? Доклад СВР // Российская газета. 22. 09. 1994.

25 Пастухов Б. Н. Пути и перспективы образования Союза России и Беларуси. Стенограмма & laquo-круглого стола& raquo-. М., 1999, Союз Беларуси и России. 100 вопросов и 100 ответов. М., 1999, Россия и Белоруссия: союз народов и государств. М., 1999.

26 Мошес А. Российско-украинские отношения в период до 2000 года // Россия и ее соседи, выпуск I. М, 1995, Мошес А. Политика Запада в отношении Украины // МЭнМО, N.2. 1996, Мошес А. Славянский треугольник. Украина и Белоруссия в российской внешней политике 90-ых годов// Рго е! СопИа. Внешняя политика России: 1991−2000, часть 1, зима-весна 2001, Тренин Д Белоруссия на перепутье: в поисках международной идентичности. М., Карнеги, 1998, Фурман Д, Украина и мы. Национальное самосознание и политическое развитие // Дружба народов. N.3. 1995, Фурман Д., Буховец О., Белорусское самосознание и белорусская политика // Свободная мысль. N.1. 1996,

Россией — это модель США-Канада. Признание факта дезинтеграции, спокойное отношение к нему, внешняя полтика, исходящая из этой реальности, есть залог дальнейшего поступательного демократического развития трех государств. & laquo-. На Украине должно произойти размывание образа внешней угрозы со стороны России, а в России — осознание легитимности интересов Украины во всех областях. »-, -пишет А. Мошес. 27 Разумеется, по их мнению, то же требуется и в отношении Белоруссии. Д. Тренин считает, что, несмотря на многие негативные стороны правления Лукашенко, Белоруссия, тем не менее, утверждается как независимое государство и мир к этому привыкает. 28 С другой стороны, среди данной группы исследователей распространен тезис об отсутствии ярко выраженной национальной идентичности у белорусов, что якобы лежит в основе того, что президент страны 4 ведет столь активную популистско-интеграционную политику. Об этом много пишет, в частности, Д. Фурман. 29 В целом, данная позиция строится на том, что распад Советского Союза произошел в силу объективных центробежных предпосылок, зреющих внутри империи на протяжении десятилетий. Теперь же России следует строить свои отношения с соседями, признав реальность их независимости и суверенитета.

Украинская историография.

Диапазон мнений на Украине такой же, как в России, хотя количество 4 позиций меньше. Если в России мы смогли выделить шесть обособленных точек зрения, то на Украине их пять.

Первая — & laquo-левая»- - представлена в работе В. Кудина & laquo-Какой быть нашей Украине?& raquo-30 Автор пишет, что & laquo-независимость при изолированности от ближайших народов-братьев может превратиться в зачистку с отрубанием голов& raquo-. 31 Автор возлагает всю ответственность за катастрофическое состояние, в котором оказались Украина, Россия и Белоруссия в середине 90-ых годов на Л. Кравчука, Б. Ельцина и С. Шушкевича и видит выход только в скорейшей интеграции трех республик бывшего СССР.

За сближение России и Украины, но с иных, либерально-рыночных позиций выступает В. Сиденко. 32 Он исходит из того, что пути развития двух стран в постсоветский период настолько похожи, что становится абсолютно очевидной необходимость совместного поиска причин кризиса и выхода из него. Автор предлагает интенсифицировать экономические механизмы взаимодействия двух стран с целью совместной интеграции в европейские и мировые политические и у экономические структуры. Следовательно, пост-советскую интеграцию, автор предлагает считать не альтернативой вступлению в Европейский Союз, а подготовкой к нему. Для этого, разумеется, Россия и Украина должны будут вместе преодолеть трудности & laquo-переходного периода& raquo- и избавиться от полукриминального и коррумпированного псевдо-рыночного хозяйства, которое

Фурман Д, Русские и украинцы: трудные отношения братьев // Украина и Россия: общества и государства / Под ред. ДБ. Фурмана, М., 1997.

27 Мошес А. Российско-украинские отношения в период до 2000 года. Указ. соч. — С. 35.

28 Тренин Д Там же. — С. 9.

29 Фурман Д, Буховец О., Белорусское самосознание и белорусская политика // Свободная мысль. N1. 19%.

30 Кудш В О. Якою бути нашШ Укра1ш? Кшв, 1994.

31 Кудин В. О. Там же. — С. 6.

32 Свденко в., Российский фактор в украинской политике социально-экономической и гео-экономнческой трансформации // Полис. N.3. 1998. сформировалось в обеих странах в 90-ые годы XX века.

Иная позиция представлена в работах А. Дергачева, В. Полохало, В. Журавского. 33 Для этих авторов принципиально важным является признание Россией факта суверенитета и независимости Украины. При этом условии они готовы поддержать любые шаги в сторону сотрудничества двух стран. Особое внимание авторов привлекает анализ пост-советской реальности на Украине. Очевидность кризиса заставляет их отказаться аг фетишизации независимости и суверенитета. С другой стороны, они не могут отказаться от критики России за то, что последняя рассматривает Украину как свою окраину. Будучи предельными прагматиками и реалистами в анализе внутренней политики Украины, они много внимания уделяют символам и знакам в том, что касается российско-украинских отношений. А. Дергачев, например, пишет. & laquo-Неспособность Кремля уяснить логику геополитических изменений снижает на данном этапе возможности взаимопонимания и стратегического партнерства между Россией и Украиной& raquo-, и далее: & laquo-Москва не готова к смене характера отношений с соседями — пути к реальной паритетности и партнерству& raquo-. В. Журавский утверждает, что наиболее перспективным для Украины, является путь развития государственности с помощью балансирования между Востоком и Западом. 35 Путь дальнейшего развития Украины видится этим авторам в сохранении полного суверенитета двух стран.

Последняя мысль о балансе между Востоком и Западом, в несколько видоизмененном виде присутствует в официальной украинской позиции по поводу приоритетов внешней политики страны. Сторонники этой позиции представляют четвертую точку зрения на отношения с Россией. Ключевое слово здесь & laquo-многовекторносгь»- - концепция, выдвинутая в частности, в коллективной монографии & laquo-Украина 2000 и далее: геополитические приоритеты и стратегические альтернативы& raquo-. В работе высказывается мысль о том, что свою внешнюю политику Украине следует одинаково активно вести на нескольких важных для страны направлениях — западном, южном и восточном. Отличие от предыдущей позиции состоит в том, что здесь выверенные формулировки периодически перемежаются откровенно популистскими обвинениями в адрес России. Например: & laquo-Главные направления геополитической стратегии Российской Федерации определяются, главным образом, ее геополитическими амбициями и ее попытками восстановить статус супер-державы, потерянный после распада ОВД и СССР& raquo-, или «. фундаментальная разница в менталитете заставляет русских рассматривать себя как великодержавную нацию, а украинцев как второстепенный этнос,. неспособный вести независимую политическую жизнь& raquo-. На страницах книги формируется негативный образ российского государства, и сотрудничество с ним воспринимается как досадная необходимость, связанная с объективной зависимостью Украины от российских ресурсов и рынков. Таким образом, & laquo-многовекторносгь»- подается как механизм преодоления односторонней

33 Дергачев А. Украина в современных геополитических преобразованиях // Полис. 1993. N.8., Дергачов О., Украшська державшсгь у XX столггп. Ктв, 19%., Журавский В., Политическое развитие Украины: субъекты и объекты, Киев, 1995. Dergachev О., Polokhalo V., «The Metamorphoses of the Post-Communist Power», Politichna Dumka. N. l, 1996.

Полохало В. Политология посткоммунистических обществ в Украине и России. К методологии политического анализа // Полис. N3. 1998.

34 Дергачов О. Украшсыа державтсть у XX спштп. Ктв, 1996. €. 301.

35 Журавский В. Политическое развитие Украины: субъекты и объекты. Киев, 1995. С. 46.

36 Ukraine 2000 and Beyond: Geopolitical Priorities and Scencrios of Development, (ed.) O. Belov, Kiyv, 1999.

37 Там же. — С. 15. (электронная версия — wwTv. niss. gOT. ua/book/engl/006 1. htm). зависимости от России. Подобная позиция представлена также в работах К. Гршценко (заместитель министра иностранных дел Украины) и В. Ткаченко (вице-спикер Верховной Рады Украины). 38

Наконец, последняя позиция в отношении интеграции России и Украины представлена А. Толпыго, А. Лукашевичем, АПотехиным, Г. Перепелицей, Т. Кузьо, Б. Нахайло. 39 В их интерпретации сближение с Россией есть самая главная угроза безопасности Украины. Особенно показательна в этом смысле статья Г. Перепелицы, в которой рассматривается перспектива вторжения российско-белорусских войск на территорию Украины, и предлагаются стратегии сопротивления агрессии. 40 По мнению этой группы авторов в конце XX века осуществилась национальная мечта украинцев — создание национального государства. Всякое же сближение с Россией грозит потерей независимости. Союз России и Белоруссии, следовательно, является национальной катастрофой для белорусов и задача украинцев сделать все возможное, чтобы помочь им освободиться от колониальной эксплуатации со стороны России, осуществляемой руками диктатора Лукашенко. В целом суть позиции выражена в тезисе А. Толпыго: & laquo-Украина, как государство, может обрести свою идентичность, только отталкиваясь от России. Иначе она станет тенью России& raquo-, и далее: & laquo-Дилемма для будущего Украины — быть ли ей сателлитом России или независимой державой& raquo-. 41

Белорусская историография.

Выделяется четыре основных позиции.

Первая представлена в книге & laquo-История Беларуси с древнейших времен до нашего времени& raquo-. Ее автор, Э. С. Ярмусик, считает, что важнейшим делом является углубление интеграционных процессов и расширение двустороннего сотрудничества с Россией. При этом & laquo-взаимное сближение не означает слияние двух стран. Суверенитет и независимость Белоруссии будут сохранены& raquo-42 В работе выражена позиция официального Минска в отношении интеграции с Россией -союзничество, но не объединение. Разумеется, такой же позиции придерживается и сам президент Лукашенко. В одной из своих статей он пишет: & laquo-Сегодня главным общим делом для нас является укрепление СНГ. Во-первых, таково стремление наших народов, во-вторых, единственная возможность выхода наших национальных экономик их кризиса, в-третьих, это нормальный цивилизованный путь всех современных государств к интеграции. «. 43

38 Гршценко К. Внешняя политика Украины: успехи, проблемы, приоритеты // Укриана: проблемы безопасности. Научные доклады международного центра Карнеги / Под. ред. И. Кобрииской и ILL Гарнетга. М, 1996, Ткаченко В. Сгавдружшсть Незалежннх Держав та нашональш & iquest-нтереси УкраЬп. Кшв, 1998.

39 Толпыго А. Осколки и наследники. Украинско-российские отношения. Конфликт сверхзадач // Дружба народов. N.2. 1995, Лукашевич А. М. Восхождение к независимости (1991−1996). СП б, 1997, Потехин А. Белорусская модификация общественно-политического развитая // Политическая мысль. N. 3−4. 1998, Перепелица Г. Белорусско-российская военно-политическая интеграция и ее влияние на безопасность Украины // Белоруссия на перепутье. В поисках международной идентичности. М,

1998, Нодберг М., Кузьо Т., Указ. соч., Nahaylo В., The Ukrainian Resurgence, Hurst and Company. London, 1999.

40 Перепелица Г. Там же.

41 Толпыго А-Осколкн и наследники. Украинско-российские отношения. Конфликт сверхзадач II Дружба народов. N.2. 1995. С. 152.

42 Ярмусик Э. С. История Беларуси. С древнейших времен до наших дней. Минск, 2000.

43 Лукашенко А. Народ, власть, журналистика // Белору сский дневник / Сост. Л. С. Екель. Минск,

1999.

Другая позиция представлена такими авторами как О. Буховец и Ю. Дракохруст. 44 Их работы отражают точку зрения, которую можно назвать & laquo-нейтралитетом»- в отношении суверенитета Белоруссии. Их отличает резкая неприязнь к белорусским националистам, которые, по мнению авторов, дискредитируют национальную идею Белоруссии в глазах граждан. С другой стороны, они отмечают слабое развитие национального самосознания у белорусов, но не считают это слишком большой проблемой. Главная ценность для них -демократия. Шаги всех политических игроков, будь то российское руководство, А. Лукашенко или Госдепартамент США, оцениваются ими с этой точки зрения. Отсюда предельная сдержанность и трезвость оценок, являющаяся характерной чертой работ этих авторов. Вопрос интеграции для них, таким образом, является вторичным. Критерием же оценки той или иной ситуации является степень демократичности действий властей, независимо от того направлены они в сторону интеграции или против нее.

Анти-интеграционная позиция представлена группой исследователей, к которой принадлежат такие авторы как А. Розанов, В. Карбалевич, Т. Протько, К Ефимова. По их мнению Белоруссии необходимо добиваться укрепления авторитета республики в качестве независимого государства, имеющего собственные национальные и геополитические интересы. При этом особенно важно & laquo-обеспечивать четкий европейский вектор внешней политики в отличие от евроазиатского& raquo-. 46 В целом, политика Украины ставится в пример белорусскому руководству. Киев, по мнению А. Розанова, в отличие от Минска, имеет цельную и последовательную внешнеполитическую доктрину. Таким образом, ориентация на союз с Россией трактуется как недостаток масштабности и логичности внешнеполитического мышления. Опасение А. Розанова вызывает неудовольствие Запада по поводу российско-белорусского сближения, связанное с тем, что это может привести к восстановлению элементов бывшего Советского Союза. Выдвигаются различные аргументы, направленные в адрес России и призванные убедить российскую элиту в невыгодности тесного сближения с Белоруссией под властью Лукашенко. & laquo-В Белоруссии ветви власти не являются независимыми. Парламент не легитимен. Нет свободы слова. Права человека подвергаются нарушению& raquo-. 47 В целом, позиция резко оппозиционна по отношению к интеграции России и Белоруссии, а представленные аргументы призваны заставить Россию отказаться от объединения ради сохранения демократического имиджа.

Наконец, последняя позиция отражает взгляды крайне правого фланга политической и исторической мысли Белоруссии. Она представлена такими

44 Буховец О. Судьба & laquo-белорусской идеи& raquo-, из Золушек в принцессы // Дружба народов. N.7. 1994, Фурман Д, Буховец О., Белорусское самосознание и белорусская политика // Свободная мысль. N. 1. 1996, Дракохруст Ю, Фурман Д., Перипетии интеграции (развитие процесса белорусско-российского объединения) // Белоруссия и Россия. Общества и государства. М, 1998.

45 Розанов A.A. Республика Беларусь: внешнеполитические ориентации Н Белоруссия на перепутье: в поисках меадународной вдентичност М., 1998, Протько Т. С. Пути и перспективы образования Союза России и Белоруссии. Стенограмма & laquo-круглого стола& raquo-. М., 1999, Розанов А. Белоруссия. Векторы внешней политики. М., Карвеги, Рабочие материалы. N.4. 1999, Ефимова Н., СМИ и проблема национально-культурного возрождения белорусов // Белоруссия и Россия. Общества и государства / Сост. Д. Е. Фурман. М., 1998. Карбалевич В., Белорусская модель пост-коммунистических трансформаций // Политическая мысль. N.1. 2000.

46 Розанов A.A. Там же. — С. 36.

47 Протько Т. С. Там же. — С. 10. авторами как С. Шушкевич, В. Быков, А. Федута, З. Позияк. 48 Для них интеграция с Россией есть абсолютное зло. Сближение двух стран является проявлением имперских амбиций России, а политика А. Лукашенко является предательством интересов собственного народа. Такова позиция лидеров Белорусского народного фронта, которую, согласно многочисленным заявлениям 3. Позняка, они готовы отстаивать с оружием в руках. 49 С. Шушкевич пишет в своей работе, что он & laquo-на 98% согласен с подходами БНФ к вопросам истории и культуры& raquo-. 50 В то же время, он критикует экономические взгляды БНФ. Таким образом, по мнению С. Шушкевича, не может быть и речи о политической интеграции России и Белоруссии. Для него экономическое сближение есть лишь досадная необходимость считаться с реальностями энергетической зависимости, еще большей, чем в украинском случае. В этом состоит центризм Шушкевича, за который он пострадал, по мнению В. Быкова, лишившись в 1994 году поста председателя Верховного совета Белоруссии. 51 Сам В. Быков пишет, что, несомненно, проголосует на парламентских выборах за БНФ, несмотря на крайнюю русофобию его членов. Проявлением гражданской позиции близких к БНФ аналитиков, является доходящая до неприличия брань в адрес собственного президента и народа. По их схеме президент — деспот, а народ — необразованное быдло. Именно поэтому народ и выбрал такого президента, который при полной поддержке населения разрушает белорусскую нацию, идя на интеграцию с Россией. Такова, в частности, позиция А. Федуты, которому принадлежат такие слова: & laquo-Лукашенко самый типичный белорус на данном этапе развития народа& raquo-. 52

Западная историография.

Проблема пост-советской интеграции привлекает пристальное внимание зарубежных исследователей. В их работах отчетливо выражена мысль о том, что объективные центробежные тенденции на пост-советском пространстве сначала обусловили распад Советского Союза, а затем привели к кризису интеграции во второй половине 90-ых годов. К этим объективным тенденциям относятся: Экономическая нецелесообразность интеграции.

Политическая опасность интеграции с точки зрения восстановления авторитаризма в России.

Заинтересованность национальных элит в политической и экономической самостоятельности.

Осознание населением бывших республик СССР своей национально-государственной идентичности.

Перспектива возрождения российского империализма вследствие воссоздания единого политического, военного и информационного пространства на территории бывшего СССР.

Историческая архаичность пост-советской интеграции как геополитического & laquo-шага назад& raquo-.

Доминирование центробежных культурно-цивилизационных тенденций в Средней Шушкевич С. Падение или полет над бездной? // Дружба народов. N.2. 1994, Быков В. Наше время требует Позняка // Новое время. N. 7. 1994, Федута А. Мир как воля и представление (цприхн к психологическому портрету А. Лукашенко) // Белоруссия и Россия. Общества и государства. М, 1998.

49 Независимая газета. 06. 04. 1996. & laquo-Возможна вооруженная борьба с режимом Лукашенко& raquo-.

50 Шушкевич С. Падение или полет над бездной? // Дружба народов. N.2. 1994. С. 135. 55 Быков В. Наше время требует Позняка // Новое время. N.7. 1994. С. 17.

52 Федута А. Мир как воля и представление (штрихи к психологическому портрету А. Лукашенко) // Белоруссия и Россия. Общества и государства., М, 1998. С. 277.

Азии, Закавказье, Украине и т. д.

8. Принципиальная выгодность для бывших советских республик политики & laquo-геополитического плюрализма& raquo- в условиях глобализации и становления & laquo-открытого общества& raquo-.

Эти аргументы выдвигают в своих работах такие авторы как Ш. Гарнегт, З. Бжезинский, Т. Букволл, Б. Поузен, М Нодберг, Дж. Меаршеймер, Д. Марплс, Дж. Шерр, Б. Пэрротт и др. 53 Суть их выводов состоит в том, что России следует отказаться от идеи возрождения империи, т.к. это не в ее интересах. Напротив, ей следует признать новые геополитические реальности и встать на путь построения нации (па& т-ЫШёод), основанный на ценностях демократии и рыночной экономики западноевропейского или американского типа. Эти тезисы теснейшим образом связаны с теорией & laquo-переходного периода& raquo-, разработанной в США и ставшей в 90-ые годы не только научно-аналитической парадигмой осмысления современного этапа истории России, но и рецептом выхода из кризиса. 54

Другая группа западных исследователей, наоборот, считает, что Россия объективно заинтересована в интеграции на пост-советском пространстве. Однако, это не означает, что они поддерживают идею воссоединения республик бывшего СССР. Напротив, они выражают свою озабоченность по этому поводу и стремятся избавить читателей от иллюзий относительно того, что Россия не будет пытаться интегрировать пост-советское пространство вновь. Раз, по их мнению, такая политика отражает объективные внешнеполитические интересы России и некоторых других бывших советских республик, то эту реальность нельзя игнорировать или замалчивать. Цель их анализа, следовательно, состоит в том, чтобы выделить ключевые сферы внешнеполитической активности России в СНГ и предложить варианты реагирования новых независимых государств и Запада на эту активность. К числу объективных интересов России на пространстве СНГ относятся:

1. Поддержка 25 миллионов русских оставшихся за пределами России в результате развала СССР.

2. Тесное экономическое сотрудничество с другими странами СНГ.

3. Обеспечение собственной безопасности, диктующее необходимость поддержки пророссийских сил в странах граничащих с Россией, и противодействие созданию в них антироссийских режимов.

4. Военно-политическая и социально-экономическая стабильность вдоль российских границ.

5. Отсутствие острых культурно-цивилизационных, национальных и религиозных противоречий на пост-советском пространстве (т.к. в самой России проживает около 20 миллионов мусульман).

6. Сохранение & laquo-ближнего зарубежья& raquo- в качестве стратегического предполья на случай

53 Гарнегт III, Искушение интеграцией И Россия и ее соседи. М, 1995, Garnett Sherman W. Keystone in the Arch. Ukraine in the Emerging Security Environment of Central and Eastern Europe. Wash., 1997, Поузеи Б. Концепция обороны для Украины // Россия и ее соседи. М., 1995, Кузьо Т., Нодберг М. Построение наций н государств. Историческое наследие я национальное самосознание в Белоруссии и Украине. (Сравнительный анализ) //Белоруссия и Россия: общества и государства / Сост. Д. Е. Фурман. М, 1998, Brzezinski Zb. «The Premature Partnership', Foreign Affairs. Vol. 73. N.2. 1994, Brzezinski Zb., «Ukraine's Critical Role in the Post-Soviet Space» in Ukraine in the World, ed. Lubomyr A. Haida, URI, Harvard University, 1998, Mearsheimer Jh. «The Case for a Ukrainian Nuclear Deterrent», Foreign Affairs, Vol. 72, N. 3,1993, Bukkvoll Т., Ukraine and European Security, RIIA, London, 1997, Shew J. «Ukraine's New Time of Troubles», The Journal of Slavic Military Studies. Vol. 12, N. 2,1999, Marples D., «Ukraine's Relations with Russia in the Contemporary Era», The Harriman Review, Vol. 9, N. 1−2. 1996.

54 Коэи С. Провал крестового похода. США и трагедия пост-коммунжтической России. М., 2001. Carothers Т., «The End of Transitology Paradigm», Journal of Democracy, N. 1,2002. агрессии со стороны третьих стран.

Отмеченные интересы заставляют исследователей сделать вывод о том, что Россия будет вести активную интеграционную полигаку, что является точкой отсчета для разработки стратегии Запада в отношении пост-советского пространства. Эту позицию разделяют такие исследователи как С. Миллер, Р. Линдер, М. Лайт, С. Байт, Дж. Ловенхарт, М. Веллер, М. Макфол, Р. Дональдсон и др. 55

Многие западные исследователи говорят о субъективных факторах внешней политики России, которые оказывают влияние на ситуацию в области интеграции. Речь идет, прежде всего, о влиятельных группировках в российской элите, которые заинтересованы в восстановлении утраченного могущества и влияния, как внутри страны, так и на международной арене. Это представители военно-промышленного комплекса, нефтегазового бизнеса, армейского генералитета, спецслужб, некоторых слоев бюрократии и т. д. В работах многих западных исследователей подробно анализируется то, по каким причинам и как эти группировки влияют на внешнюю политику России. Этой теме посвящены статьи и книги М. Балмаседы, Н. Динелло, К. Холсти, М. Макфола, А. Правды, Д. Вигнона, X. Шредера. 56

В целом, западная историография, несомненно, вносит серьезный вклад в изучение процессов дезинтеграции Советского Союза и становления новых отношений между его бывшими республиками в 90-ые годы. Взгляд со стороны тем более ценен для нас, чем более остро он поднимает вопросы несовершенства нашей внешней политики, общественной системы, механизма принятия политических решений и т. д. Несмотря на отсутствие цензуры, российские исследования во многом уступают западным с точки зрения смелости оценок, конкретности и логической завершенности изложения. За это мы должны быть признательны западным коллегам, которые часто & laquo-возвращают нас на землю& raquo- и ставят вопросы, которые требуют немедленного интеллектуального и практического реагирования.

В то же время, ключевой особенностью западной историографии проблемы интеграции является практически полное единодушие исследователей по поводу ее нежелательности. Представленный обзор демонстрирует, что на Западе в основном достигнут консенсус относительно того, что пост-советская интеграция есть контрпродуктивный шаг. Представляется, что здесь анализ слишком тесно переплетается с политикой. Сегодня Запад не заинтересован в пост-советской интеграции, что

55 Miller S. «Russian National Interests» in Damage Limitation or Crisis? Russia and the Outside World, ed. Robert D. Blackwill, Sergei A. Karaganov, Washington, 1994., Miller S. «The Case against Ukrainian Nuclear Deterrence», Foreign Affairs, Vol. 72, N. 3, 1993, Under R., «Domestic and Foreign Policy Conditions behind Structural Changes in Ukraine and Belarus», Aussenpolitik, Vol. 46, N. 4,1995, Margot Light, Stephen White, John Lowenhardt, «A Wider Europe: The View from Moscow and Kiev», International Affairs, VoL 46, N. 1,2000., WellerM, The International Politics of Russia and the Successor States, Manchester University Press, 19%, McFaul M., «A Precarious Peace. Domestic Polities in the Making of Russian Foreign Policy», International Security, Vol. 22, N. 3,1997−1998, Donaldson R. R, Nogee J.L., The Foreign Policy of Russia. Changing Systems, Enduring Interests, M.E. Sharpe, Armonk, New-Yoric, London, 1998.

56 Balmaceda M., «Gas, Oil and the Linkages between Domestic and Foreign Politics: The Case of Ukraine», Europe-Asia Studies, Vol. 50, N.2. March, 1998, Dinello N. «Financial-Industrial Groups and Russian Capitalism», in Perspectives on Political and Economic Transitions after Communism, (ed.) Miegiel J., Columbia University, N. -Y., 1997., Holsti K. International politics: A Framework for Analysis, 3 edition, N.J.: Prentice-Hall, 1977, McFaul M, «A Precarious Peace. Domestic Politics in the Making of Russian Foreign Policy», International Security, Vol. 22, N. 3,1997/98, Pravda Alex. «The Public Politics of Foreign Policy», in Internal Factors in Russian Foreign Policy, (eds.) Malkolm N., Pravda A., Allison R., Light M., Oxford University Press, 19%, Vignon J., Shaping Actors, Shaping Factors in Russian Future. EC, Luxembourg, 1998, Schroder H. -H., «The Russian Army in Politics», in Security Dilemmas in Russia an Eurasia,, eds R. Allison, Ch. Bluth, RILA, London, 1998. отражается на творчестве представленных авторов, цель которых, в частности, состоит в том, чтобы предложить аналитическую базу для дискредитации идеи объединения. Во многом, правильно оценивая состояние пост-советской интеграции как кризисное, западные исследователи, концентрируют свои усилия на выявлении причин кризиса и доказательстве того, что трудности непреодолимы настолько, что даже не стоит пытаться. Никаких путей преодоления кризиса западная историография не предлагает, т.к. ей это не нужно по политическим соображениям. Более того, само стремление к интеграции объявляется одной из причин ее кризиса, т.к. активная российская политика толкает многие страны СНГ в сторону от России. В заключение скажем, что при всей полезности западной историографии, нельзя забывать о факторе ее политической ангажированности. Беспредпосылочного знания не бывает и в этом смысле западная историография проблем пост-советской интеграции является весьма показательным примером.

Дополнительная литература.

Помимо историографии проблем интеграции, диссертация основывается на трудах, посвященных анализу ряда иных научных проблем, без которых изучение предмета исследования было бы невозможным. Можно выделить четыре такие сферы:

1. Источниковедение прессы.

2. Дискуссия о & laquo-переходном периоде& raquo-.

3. Место СМИ в полигике.

4. Анализ политических текстов.

Первый библиографический блок представлен работами таких исследователей как Кабанов В В., Мохначева М П., Кан З. С., Есин Б. И., Медушевская О. М., Николаева А. Г. и др. 57 В них содержится теоретическая разработка и практическая апробация различных подходов к источниковедению прессы на примере материалов XVIII — начала XX века и советской прессы.

Второй блок касается дискуссии о & laquo-переходном периоде& raquo- и представлен такими авторами, как А. Лукин, М. Делягин, Н. Петраков, Г. Симон, А. Мигранян, М. Фриб, А. Мельвиль и др. Она имеет важнейшее значение для понимания причин фактического состояния российско-украинских и российско-белорусских отношений. Спор идет об оценке процессов экономической и социально-политической трансформации в России в 90-ые годы, результатах этой трансформации и, соответственно, путях дальнейшего развития нашего общества и государства. В зависимости от того, что, по мнению авторов, было сделано не правильно в ходе реформирования российского общества в 90-ые годы, можно выделить группы исследователей — критиков теории и практики & laquo-переходного

57 Кабанов В В. Источниковедение истории советского общества. М., 1997, Историография. Источниковедение. Сборник научных трудов. М., 1993, Источниковедение массовых источников / Отв. ред. С. В. Воронцов. М., 1987, Кан С. Газета как источник, но истории международных отношений (на примере шведского официоза за первую половину 1941 года) // Источниковедение. Теоретические и методические проблемы. / Под ред. С. О. Шмвдта. М. 1969, Кириченко Т. М. Русская демократическая зарубежная печать как исторический источник. М., 1984, Кострикова Е. Г. Русская пресса и дипломатия накануне I мировой войны (1907−1914). М., 1997, Мохначева М П. Журналистика и историческая наука, книга 1, Журналистика в контексте научного творчества в России в 18−19 вв. М, 1998, Методика изучения периодической печати. Сборник статей / Под ред. Б. И. Есина. М., 1977, Медушевская О. М. Теоретические проблемы в современном источниковедении // Теория и методы источниковедения и вспомогательные исторические дисциплины / Отв. ред. Е Л Каменцева. М., 1985. периода& raquo- в России. Это — критики — процедурники, критики — структуралисты и критики — почвенники.

К первой группе принадлежат такие исследователи как, А Дергачев, В. Фесенко, В. Журавский, А. Потехин, А. Мельвиль, Ж. Сапир, В. Карбалевич. 58 Их принципиальный тезис состоит в том, что был выбран ошибочный курс перехода к рыночной экономике, основанный на вере в создание экономической и общественной базы для демократии в период функционирования & quot-дикого"- рынка. Другая группа — критиков-структуралистов — связывает итог & quot-транзита"- с более общей проблемой, состоящей в том, что характер реформ не учитывал культурного фактора (А. Лукин, А. МигранянХ59 Если для последних, основной проблемой является то, что национально-культурные особенности были недостаточно учтены при выборе методов и скорости трансформации, то для критиков-почвенников важно, что само направление реформ не учитывало то, что принято называть & quot-национальной спецификой& quot- (И. Тарапов, А. Зиновьев, С. Коэн). 60 В представленной диссертации ход реформ прослеживается на примере становления в России & laquo-свободной»- прессы. Тем самым диссертация вносит свой вклад в указанную дискуссию.

Третий библиографический блок посвящен специально проблемам отсутствия независимости прессы в России и других странах СНГ в 90-ые годы. Об этом пишут такие авторы как Я. Засурский, Н. Костенко, Б. Ведгдвуд, Я. Ланге, Ч. Лапичак, Э. Херман, Н. Чомски, С. Коэн и др. 61 В их работах приводятся

58 Дергачев А. Украина в современных геополитических преобразованиях II Полвс. К8. 1993, Фесенко В В. Политическая элита Украины: противоречия формирования и развития // Полке. N.6. 1996. Журавский В. Политический процесс в Украине. Анализ, поиски, решения. Киев, 1995. Потехин А. Белорусская модификация общественно-политического развития // Политическая мысль. N. 3−4. 1998. Мельвиль А. Демократические транзиты, транзитологнческие теории и посткоммунистическая Россия // Политическая наука в России. М, 2000, Сапир Ж. Украина: & quot-невидимая рука& quot- экономического упадка (тезисы о недейственности современных стратегий переходного периода) II Политическая мысль. N. 1,2000. Карбалевнч В. Белорусская модель посткомму нистических трансформаций // Политическая мысль. N.1. 2000.

59 Лукин А. В. Переходный период в России: демократизация и либеральные реформы // Полис. N.2. 1999.

Лукин А. В. Демократизация или кланизация? Эволюция взглядов западных исследователей на перемены в России // Полис. N.3. 2000, Мигранян А. Долгий путь к европейскому дому // Новый мир. N.7. 1989.

60 Коэн С. Изучение России без России. Крах американской пост-советологии М, 1999, Зиновьев А. Or коммунизма к колониальной демократии // Социально-политический журнал. N.8. 1993, Таралов И. Е. На распутье. Не попасть в тупик истории. Харьков, 1995.

61 Дубин Б. Or инициативных групп к анонимным медиа: массовые коммуникации в российском обществе //Pro et Contra. Российское общество и СМИ, осень 2000, Засурский И. Указ. соч. Макнэйр Б. Власть, выгода, коррупция и ложь (российские средства массовой информации в 90-ые годы) // Pro et Contra, Российское общество и СМИ, Осень 2000, Костенко Н. & laquo-Медиа в выборах: ценностные ориентации украинской политической прессы& raquo- // Полис. N.6. 1999, Кустарев А. Конкуренция и конфликт в журналистике // Pro et Contra, осень 2000, Российское общество и СМИ. Реестр олигархов. Финансово-промышленно-политические группировки, май 1998 (www. cityliiie. rii^oIitK^aziKie/(rfig№fat. ldml). Чичановский А. А. В тенетах свободы. М., 1995. Abbas Malek, «News Media and Foreign Policy: An Integrated Review», in News Media and Foreign Relations, (ed.) Malek Abbas, Ablex Publishing Corp., 1997, Benn David Wedgwood, «The Russian Media in Post-Soviet Conditions», Europe-Asia Studies. Vol. 48. N. 3,1996, Berry N. Foreign Policy and the Press. An Analysis of the New York Times' Coverage of U.S. Foreign Policy. N. -Y., Greenwood Press, 1990, Cohen С Bernard, The Press and Foreign Policy. Princeton University Press, 1993, Edward S. Herman, Noam Chomsky, Manufacturing Consent The Political Economy of the Mass-Media. Vintage, 1988, Fossato F. «Russia: Media, Money and Power — an Analysis». (www. rferl. org/nca/ifeatiires/1997/09/F. RU. 970 926 152 044. htm), Iyengar S., Kinder D., News that Matters: Television and American Opinion, Chicago Univ. Press, 1987, G. Geibner, RMowlana, H. Schiller, (eds.). Invisible Crises. Whai Conglomerate Control of Media Means многочисленные примеры манипулирования прессой со стороны политических группировок и кланов, попыток СМИ манипулировать общественным мнением, информационных войн, черного & laquo-пиара»- и т. д., т. е. всего того, что развенчивает миф о свободе и независимости СМИ в России и реализации прав граждан на доступ к достоверной информации. Эти книги весьма содержательны и полезны, т.к. раскрывают глаза читателей на реальное положение дел в российских СМИ и, тем самым, способствуют формированию более трезвого, пристального и внимательного отношения к информационным сообщениям и противодействуют оболваниванию населения и & laquo-промыванию мозгов& raquo- - серьезнейшим опасностям стоящим перед человечеством уже вступившим в информационную эпоху. Представленная диссертация также вносит в это свой вклад, исследуя механизмы * пропаганды и манипулирования российским общественным мнением со стороны ведущих политических группировок силами подконтрольных СМИ.

Последний библиографический блок посвящен прикладным, но чрезвычайно важным проблемам качественного и количественного анализа газетных текстов. Большинство книг принадлежит перу западных авторов, таких как С. Приет, А. Бергер, Д. Альтейд и др. 62 Их работы посвящены теории и практике грамотного контент-анализа, осуществляя который исследователь с одной стороны не должен & laquo-утонуть»- в цифрах и данных, а, с другой, избежать нанизывания цитат на схемы.

Несколько иной характер имеет работа российского исследователя А. Г. Алтуняна 1 & laquo-От Булгарина до Жириновского. Идейно-стилистический анализ политических текстов& raquo-, которую хотелось бы выделить особо, т.к. предложенный автором подход используется в представленной диссертации. Суть его состоит в том, что газетную публикацию следует рассматривать, прежде всего, как политический текст, призванный убедить и мобилизовать читателя. При этом используется определенный лексический и стилистический инструментарий, детальный анализ которого позволяет выявить идеологию, стоящую за текстом, а также политический интерес или & laquo-заказ»-. Такой подход представляется чрезвычайно ценным для изучения современной прессы и является ничем иным, как прекрасным источниковедческим приемом позволяющим взглянуть на текст так, чтобы получить из него максимум достоверной информации о событии и явлении. В диссертации этот подход for America and the World. Westview Press, 1996, Kostenko N., Krivenko O. Slisarenko I., Shkariat Y. jBebik V., Tomenko M. «Ukrainian Mass-Media and Freedom off Information», Political Thought, N. 4, 1994, Lange Y., Media in the CIS. A Study of the Political, Legislative and Socio-Economic Framework, European Comission, 1997, Lasarfdd, Paul, Bernard Bevdsoo, Hazel Gaudet, The People’s Choice: How the Voter Makes Up his Mind in a Presidential Campaign. Columbia Univ. Press, 1948. Muts D., Impersonal Influence. How Perceptions of Mass Collectiveness Affect Political Attitudes, Cambridge, 1998. Parenti M. Inventing thePolitics of News Media Reality. N. -Y., St Martins Press, 1993, Russian Media Empires, 26 September, 1997 (www. rM. org/jica/special/njmedia/federal/html), Slavko Splichal, Media beyond Socialism. Theories and Practice in East-Central Europe. Westview press, 1994, Snyder Jack, Karen BaUentme, «Nationalism and the Marketplace of Ideas», International Security, Vol. 21, N. 2, 1996, Zaller J. «The Myth of massive Media impact Revived: New Support for a Discredited Idea», in Political Persuasion and Attitude Change, (eds.). Parenti M, Inventing the Politics of News Media Reality, N. -Y., St Martin’s Press, 1993.

62 Altheide D. «Qualitative Media Analisis» in Qualitative Research Methods, Series 38, Sage Publications, 1996.

Berger A. Media Research Techniques. Sage Publications, London, 1998, Hoge F. James, «Media Pervasiveness», Foreign Affairs, Vol. 73, N. 4,1994, Priest S.H., Doing Media Research. An Introduction, Sage Publications, London, 1996, Russel A. Jones, Research Methods in the Social and Behavioral Sciences., Sunderland, MA, 1996. применен на практике. Он показал свою плодотворность, что заставляет выделить книгу А. Алтуняна особо.

В заключение хотелось бы отметить работы таких авторов как А. Миллер, И. Задорожнюк и К Ефимова. 63 В их работах осуществляется анализ украинской, российской и белорусской печати, с точки зрения того, какой образ народов она формирует в глазах своих читателей. Эти авторы являются нашими непосредственными предшественниками с точки зрения методики анализа прессы. В их работах анализируется направленность информационной политики в том или ином регионе, по тому или иному вопросу. А. Миллер анализирует образ России, сформированный в западно-украинских газетах и образ Украины, созданный в российской печати. Он совершенно верно отмечает, что существует очевидная корреляция между общей политической ориентацией издания, позицией по поводу независимости Украины и ее образом, в целом. Автор приходит еще к целому ряду важных выводов, которые подтверждаются и в ходе нашего исследования (о неприязни российских СМИ к сторонникам углубления интеграции, о & laquo-любезном»- сотрудничестве националистов с обеих сторон, снабжающих друг друга поводами для новых акций и т. д.) В то же время, автор не договаривает, что такими поводами друг друга снабжают не только националисты, но и вполне респектабельные издания. Но главное, А. Миллер не обращается к фундаментальным причинам того, почему СМИ выгодно формировать негативный образ другой стороны в глазах читателей.

И. Задорожнюк сравнивает центральную российскую и украинскую прессу за первый квартал 1997 года. Он приходит к выводу, что в целом украинская пресса уделяет больше внимания России, чем российская Украине. По мнению автора по объективности и корректности российская пресса несколько уступает украинской. Н. Ефимова в своей работе обращается к белорусской печати и проводит содержательный анализ с точки зрения формирования образа России и Белоруссии, русских и белорусов. Особенно важно, что в работе осуществляется сравнение позиций газет с позициями населения. Автор приходит к выводу, что конструирование & laquo-образа врага& raquo- имеющее место в некоторых белорусских изданиях не находит массовой поддержки в народе. Многие приемы, использованные указанными авторами, находят свое место и в нашей работе, однако она носит более широкий характер как по хронологии, так и по проблематике.

Завершая анализ историографии отметим, что все представленные работы вносят ценный вклад в изучение процессов интеграции и дезинтеграции на пост-советском пространстве, либо в исследования иной проблематики, без которой было бы невозможно подойти к предмету исследования с точки зрения историка. Именно здесь кроется то новое, что представленная диссертация вносит в изучение проблемы интеграции. Движение от источника, от газетной статьи к выводу — это то, что отличает наше исследование от более ранних. Многие из них носят публицистический характер, особенно написанные действующими политиками Украины, Белоруссии и России. Другие ставят во главу угла политологические теории интеграции, принятия решений, взаимодействия акторов во внутренней и внешней политике и т. д. На их основе осмысляются процессы, происходящие в исследуемый период как внутри трех славянских государств, так и между ними.

63 Миллер А., Образ России н русских в западно-украинской прессе // Полис. N.3. 1995, Миллер А. Образ Украины и украинцев в российской прессе после распада СССР II Полис. N.2. 1996, Задорожнюк И. Что пишет украинская пресса о России, а российская об Украине // Украина и Россия. Общества и государства. М, 1997, Ефимова Н. СМИ и проблема национально-культурного возрождения белору сов II Белоруссия и Россия. Общества и государства. М, 1998.

Разумеется, пресса также используется как источник, однако, как правило, для подтверждения или опровержения эмпирическими данными теоретических выкладок. Работы, которые посвящены непосредственно изучению прессы, носят, как сказано выше, более узкий характер, а хронологический и предметный масштаб анализа не позволяет делать обобщенные выводы.

Представленное исследование, включающее элементы политологии, источниковедения, медиа-науки, основывается, прежде всего, на исторической методологии — изучении прессы как источника — основного ресурса для понимания процессов, происходящих между тремя странами в рассматриваемую эпоху. Работа во многом направлена на преодоление имеющего место качественного отставания изучения субъективных факторов кризиса интеграции, по сравнению с объективными. Роль первых, как представляется, изучена недостаточно, прежде всего, в силу отсутствия доступа ко многим источникам по истории столь недавнего прошлого. В то же время насущность проблем определяет необходимость поиска исследовательского выхода из этой ситуации и анализа предмета при помощи исторической методологии на основании тех источников, которые имеются.

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, шести глав и заключения.

4.5. Выводы.

Не давая оценок тому, чья позиция по поводу противостояния Лукашенко и оппозиции более правдива — российских государственных и левых изданий или либеральной прессы — скажем лишь, что в их петициях пролеживается совершенно однозначная логика: поддержка интеграции России и Белоруссии означает поддержку Лукашенко в противостоянии с оппозицией, и наоборот. При этом, если либеральные СМИ особо акцентируют внимание на уличных побоищах в Минске, то их медиа-оппоненты, в целом игнорируют происходящее. Одни, обвиняя во всем Лукашенко, представляют эти события как примеры одиозности режима с которым Россия собирается объединяться. Другие, напротив, склоняются к позиции, что, финансируемая Западом, белорусская оппозиция намеренно провоцирует побоища и скандалы, чтобы дискредитировать Лукашенко в глазах России и сорвать интеграцию. Выбор позиции издания связан с интересами контролирующей его политической группировки относительно интеграции с Белоруссией. Задача же

85 Известия, 1. 06. 19%. & laquo-Силовые приемы как основа белорусской политики& raquo-.

86 Сегодня, 18. 05. 1996. & laquo-Депортация лидера & laquo-Солидарности»- вызвала резкую реакцию Варшавы& raquo-.

87 Сегодня, 13. 06. 1996. & laquo-Приостановлена регистрация & laquo-Белорусской деловой газеты& raquo-.

88 Российская газета, 26. 06. 1996., & laquo-Как Госдеп закрыл белорусскую газету& raquo-. издания состоит в том, чтобы представив свою версию реальности, сформировать то или иное отношение к режиму Лукашенко и, соответствующее восприятие перспектив объединения двух стран.

Размышляя о том, в чем состояла основная интенция различных СМИ России в данный период при освещении российско-украинских и российско-белорусских отношений вспомним, что параллельно все газеты участвуют в предвыборной кампании Б. Ельцина, за исключением & quot-Советской России& quot-, которая однозначно поддерживает Г. Зюганова.

Рассмотрим таблицу, в которой приведены данные о поддержке российской прессой Ельцина или Зюганова во взаимосвязи с позицией по украинскому конституционному процессу и созданию Сообщества России и Белоруссии.

Заключение

Главная цель предпринятого исследования состоит в выявлении причины кризиса интеграции Белоруссии, России и Украины в 90-ые годы XX века. Основной источник для исследования — российская пресса соответствующего периода. По результатам работы можно сформулировать два ключевых вывода:

I. Исходя из имеющихся оценок процессов интеграции России, Белоруссии и Украины, газеты могут быть разделены на четыре группы.

A. Анти-интеграционные (Известия, Коммерсант-1)аНу, Московский комсомолец, Комсомольская правда, Сегодня).

Б. Про-интеграционные официальные (Российская газета, Российские вести).

B. Про-интеграционные левые (Советская Россия). Г. Нейтральные (Независимая газета, Труд).

Эти группы отражают интересы в отношении интеграции медиа-политических группировок, стоящих за указанными изданиями.

2. Сопоставление отношения к интеграции указанных изданий и доступа к власти стоящих за ними политических группировок дает ясный ответ на вопрос о причинах кризиса интеграции. Основная причина — отсутствие заинтересованности в интеграции у российской & laquo-партии власти& raquo- - общественного слоя, состоящего из нескольких тысяч человек, в руках которых находились рычаги управления внешней и внутренней политикой России в 90-ые годы.

В заключение, хотелось бы сформулировать еще несколько тезисов относительно состояния российского общества и государства по результатам 90-ых годов, что имеет прямое отношение к кризису интеграции.

Положение СМИ, их функционирование и общественно-политический эффект демонстрируют степень демократичности или, вернее, не-демократичености нашей общественной системы. Экономический кризис в 90-ые годы привел к отсутствию достаточного платежеспособного спроса на печатную продукцию, что поставило газеты в положение постоянной нехватки ресурсов, политической нестабильности и реальной опасности криминального вмешательства.1 С другой стороны, собственники, главные редакторы и ведущие журналисты многих российских газет стали членами медиа-политических кланов, чего быть не должно исходя из принципов демократии и права общества на объективную информацию. В результате деятельность СМИ оказалась направленной не на удовлетворения потребностей общества, а на удовлетворение потребностей их владельцев. Это означает, что на информационном уровне достижения демократии 90-ых годов оказались иллюзорными.

Позиции прессы в отношении объединения Белоруссии, России и Украины, соответственно, отражали не интересы общества, а интересы стоящих за газетой политических кланов. Анализ соотношения позиций СМИ и общественного мнения показывает, что эти интересы принципиально расходятся с мнением населения. Следовательно, это мнение не учитывается и в реальной политике, поскольку внешнеполитический курс страны и его пропагандистской обеспечение осуществляют представители одной и той же & laquo-партии власти& raquo-. Таким образом, нельзя не согласится с украинским исследователем В. Полохало, который называет современные СМИ инструментом установления социокультурной зависимости населения от правящего класса. 2

1 Макнэйр Б. Власть, выгода, коррупция я ложь (российские средства массовой информации в 90-ые годы) // Рго «Сетйга., Российское общество н СМИ. Осень 2000. С. 144.

2 Полохало В, Политология пост-коммунистических обществ в Украине и России. К методологии политического анализа // Полис. N.3. 1998. С. 13.

Можно возразить, что примитивно противопоставлять народ и & laquo-продажных»- политиков, их агрессивность и безответственность здравому смыслу и дружелюбию простых людей.3 Такая позиция присутствует в аналитике и основана на тезисе о том, что спрос определяет предложение, т. е. если бы люди не хотели слушать антиинтеграционные лозунги, то их бы не было. Однако подобная логика представляется не совсем адекватной, т.к. медиа-политический рынок, в отличие от товарного, — это & laquo-рынок продавца& raquo- 4 Здесь не только спрос формирует предложение, но в гораздо большей степени предложение определяет спрос. В результате возможности манипулирования общественным мнением достигают громадных масштабов. Однако, могут быть исключения из правила, и одно их них — тема российско-украинской и российско-белорусской интеграции. Причина -описанное выше преобладание в структуре формирования общественного мнения у общественных установок над медиа воздействием. В результате происходит расхождение сознания политических элит и масс. 5 Первые ужесточают режим, интенсифицируют пропаганду, настраивают людей на привыкание к ситуации независимости России от Украины и Белоруссии, народ же во всех трех странах продолжает упрямо выступать за объединение в какой-либо форме.

Выше мы констатировали кризис интеграции по результатам развития в 90-ые годы XX века. Значит деятельность & laquo-партии власти& raquo- в этом направлении успешна, хотя противоречит общественному мнению. Следовательно, именно реальные шаги к объединению будут способствовать движению в сторону от авторитаризма. Как минимум, это будет выполнением & quot-воли народа& quot-. Помимо очевидных экономических, стратегических и внешнеполитических выгод, Белоруссия, Россия и Украина выиграют и с точки зрения стандартов демократии, т.к. интеграция заложит социально-психологические и экономические предпосылки для становления гражданского общества. Люди почувствуют, что власть их слышит, тогда появится стимул для общественной активности. Реальные шаги в сторону конфедерации, несомненно, будут поддержаны обществом, особенно за пределами МКАД.

Откуда придет импульс интеграции, если Фурман и Дракохруст правы в том, что она может быть лишь следствием демократизации? Действительно, перспектива представляется проблематичной, прежде всего, потому, что в глобальном масштабе демократия и свобода сегодня видоизменяются, превращаясь в свою противоположность: выборы в & laquo-пиар»-, интернет — в инструмент контроля сознания, свобода слова — в безнравственность. Откуда тогда в наших странах возьмется реальная, а не формальная демократия, когда мы уже десять лег идем по догоняющему пути развития, стараясь порознь успеть к & laquo-последнему вагону глобализации& raquo-. А разве глобализация предполагает демократизацию? Представляется, что нет. Вопрос будущего — кто будет контролировать природные ресурсы, каналы их транспортировки, и управлять информационными потоками. К & laquo-редине XXI века, когда на Земле не будет хватать на всех, уже не только нефти и газа, но и воды, жизнеспособными окажутся только большие экономико-информационные и политико-культурные пространства, одним из которых потенциально сможет быть союз Белоруссии, России и Украины. Отсюда вывод — не демократизация будет стимулировать интеграцию, как пишет Д Фурман, а жестокие глобальные угрозы человечеству, поставят наши элиты перед выбором: либо выпасть вместе со всем населением из списка & laquo-цивилизованных»- народов, либо # 3 Фурман Д, Русские и украинцы: трудные отношения братьев // Украина и Россия: общества и государства / Под рея. ДЕ. Фурмана. М. 1997. С. 3.

4 Кусгарев А. Конкуренция и конфликт в журналистике // Рго е! Сопйа, осень 2000, Российское общество и СМИ. С. 24.

5 Евзеров Р Л. Украина, с Россией вместе или врозь? М., 2000. С. 97. пойти на объединение ради отстаивания единых интересов в контексте глобализации и используя, в частности, ее механизмы.

Хочется верить, что этот вызов заставит пост-советские элиты ради самосохранения, вместо взаимных ритуальных обвинений в недостаточной рыночности или & laquo-имперских амбициях& raquo-, пойти на более тесные и всесторонние контакты. Если удастся на первом этапе остановить феодально-криминальный беспредел 90-ых годов за счет укрепления государственности и законности, то ослабнут многие предпосылки для теневого обогащения и ориентации на «быстрые"деиьги. Долгосрочные же интересы подтолкнут пост-советскую элиту к сотрудничеству. Этот & quot-паровоз"- потянет за собой другие сферы интеграции в условиях мощной моральной поддержки населения. Воссоединение Белоруссии, России и Украины возродит творческие силы наших народов, вдохнет в них уверенность в себе, избавит от всеобщей апатии и подавленности, преобладающей в обществе сегодня. Это есть первая, необходимая предпосылка для формирования гражданского общества — основы демократии. Таким образом, по моему мнению, как раз, интеграция, может стать одной из предпосылок демократизации наших обществ. По крайней мере, будет надежда на это. В странах же с нищим, подавленным населением, гражданское общество не появится никогда. Так интеграция будет стимулировать экономическое, а также духовное, эмоциональное, наконец, культурно-цивилизационное возрождение, столь необходимое для демократии. Все это, разумеется, при условии, что это понятие еще будет существовать в современном понимании спустя пятьдесят лет, перспективы чего в информационную эпоху весьма неоднозначны. 6

Если современный олигархический авторитаризм в наших странах есть препятствие для интеграции, то нельзя ли именно последнюю использовать в качестве одной из предпосылок для демократизации. Мы убедились на горьком опыте 90-ых годов, что дезинтеграция сама по себе вовсе не содействует демократии. Последняя же есть наиболее рациональный и прагматичный образ правления. Прагматизм интеграции, в свою очередь, состоит в том, что выгода от нее для нас гораздо больше, чем цена. По моему мнению, очень важно, чтобы эти два прагматизма перестали противостоять друг другу на пост-советском пространстве.

6 См. работы М. Кастеллса: ТЬе Могтайоп Аде: Есопоту, воасЯу ам! Сийнге., 1996−1998.

Показать Свернуть

Содержание

Глава 1. Российские средства массовой информации в 90-ые годы.

1.1. Исторический процесс в отражении СМИ.

1.2. Исторический контекст и зависимость СМИ в России в 90-ые годы.

1.3. Газетная статья как политический текст.

Глава 2. СМИ и проблема интеграции: российско-украинские и российско-белорусские отношения в российской центральной прессе в 1994 году (икнит-июль 1994 года).

2.1. Российско-украинские отношения к лету 1994 года.

2.2. Российско-белорусские отношения к лету 1994 года.

2.3. Российская пресса о российско-украинских и российско-белорусских отношениях в июне — июле 1994 года.

2.4. Отражение хода выборов на Украине в российской прессе.

2.5. Российский журналист В. Муку сев и украинские выборы (История информационного спектакля).

2.6. Отражение хода выборов в Белоруссии в российской прессе.

2.7. Выводы.

Глава 3. СМИ и проблема интеграции: российско-украинские и российско-белорусские отношения в российской центральной прессе в 1995 году (май -июнь 1995 года).

3.1. Российско-украинские отношения к маю 1995 года.

3.2. Российско-белорусские отношения к маю 1995 года.

3.3. Российская пресса о российско-украинских и российско-белорусских отношениях в мае-июне 1995 года.

3.4. Российская пресса о праздновании Дня победы на Украине и в Белоруссии 9 мая 1995 года.

3.5. Отношения Украины с НАТО и США в 1995 году.

3.6. Конституционный процесс на Украине в 1995 году.

3.7. Политико-правовой конфликт Киева и Симферополя.

3.8. Переговоры Б. Ельцина и Л. Кучмы в Сочи 9 июня 1995 года.

3.9. Всенародный референдум в Белоруссии 14 мая 1995 года.

3. 10. Выводы.

Глава 4. СМИ и проблема интеграции: российско-украинские и российско-белорусские отношения в российской центральной прессе в 1996 году (апрель-июнь 1996 года).

4.1. Российско-украинские отношения к апрелю-июню 1996 года.

4.2. Российско-белорусские отношения к апрелю-июню 1996 года.

4.3. Российская пресса о российско-украинских отношениях в апреле-июне 1996 года.

4.4. Российская пресса о российско-белорусских отношениях в апреле-июне 1996 года.

4.5. Выводы.

Глава 5. СМИ и проблема интеграции: российско-украинские и российско-белорусские отношения в российской центральной прессе в 1997 году (апрель-май -1997 года).

5.1. Российско-украинские отношения к апрелю-маю 1997 года.

5.2. Российско-белорусские отношения к апрелю-маю 1997 года.

5.3. Российская пресса о российско-украинских и российско-белорусских отношениях в апреле-мае 1997 года.

5.4. Пресса о Союзном договоре России и Белоруссии.

5.5. Российская пресса о договоре о дружбе и сотрудничестве с Украиной.

5.6. Российско-украинский и российско-белорусский договоры в общеевропейском контексте безопасности.

5.7. Взгляд российской прессы на российско-белорусский и российско-украинский договоры в их взаимосвязи с общеевропейским контекстом безопасности.

Глава 6. Причины кризиса интеграции Белоруссии, России и Украины.

6.1. Позиции российских центральных газет по поводу российско-украинских и российско-белорусских отношений в 1994—1997 годах.

6.2. СМИ и общественное мнение о российско-украинских и российско-белорусских отношениях.

6.3. & laquo-Партия власти& raquo- и общество: почему нет единства по вопросу о российско-украинской и российско-белорусской интеграции?.

Список литературы

1. Российская центральная политическая пресса 1994−1997 годов:

2. Сегодня& quot-, & quot-Независимая газета& quot-, & quot-Комсомольская правда& quot-, & quot-Московскийкомсомолец"-, & quot-Труд"-, & quot-Известия"-, & quot-Коммерсант-Daily"-, & quot-Российская газета& quot-,

3. Российские вести& quot-, & quot-Советская Россия& quot-.

4. Социологические опросы ВЦИОМа и фонда & laquo-Общественное мнение& raquo- 19 941 997 годов.1. Историография.

5. А. Источниковедение прессы.

6. Буржуазные газеты России и крупный капитал (конец XIX века 1914 г.) М., 1977.

7. Кабанов В В. Источниковедение истории советского общества. М., 1997.

8. Историография. Источниковедение. Сборник научных трудов. М., 1993.

9. Источниковедение массовых источников / Огв. ред. C.B. Воронцов. М., 1987.

10. Каи С. Газета как источник по истории международных отношений (на примере шведского официоза за первую половину 1941 года) // Источниковедение. Теоретические и методические проблемы / Под ред. С О. Шмидта М., 1969.

11. Кириченко Т. М. Русская демократическая зарубежная печать как исторический источник М., 1984.

12. Кострикова Е. Г. Русская пресса и дипломатия накануне I мировой войны. (1907−1914) М., 1997.

13. Мохначева М П. Журналистика и историческая наука. Книга 1. Журналистика в контексте научного творчества в России в 18−19 вв. М., 1998.

14. Методика изучения периодической печати. Сборник статей / Под ред. Б. И. Есина. М., 1977.

15. Медушевская О М. Теоретические проблемы в современном источниковедении // Теория и методы источниковедения и вспомогательные исторические дисциплины / Отв. ред. Е. И. Каменцева. М., 1985.

16. Николаева А. Т. Теория и методика источниковедения истории СССР. М., 1988.

17. Б. Проблемы российско-украинских, российско-белорусских отношений иинтеграции на пост-советском пространстве.

18. Быков В. & quot-Наше время требует Позняка& quot- // Новое время. N.7. 1994.

19. Буховец О., Судьба & laquo-белорусской идеи& raquo-: из Золушек в принцессы // Дружба народов. N.7. 1994.

20. Ваганов С. & quot-Лицо Беларуси // Дружба народов. N. 2, 1994.

21. Владиславлев А. Внешняя политика России. Приоритетное направление страны СНГ // Независимая газета. 06. 05. 1994.

22. Грищенко К. Внешняя политика Украины: успехи, проблемы, приоритеты // Украина: проблемы безопасности. Научные доклады международного центра Карнеги. / Под. ред. И. Кобринской и Ш. Гарнетта. М., 1996.

23. Дракохруст Ю., Фурман Д. Перипетии интеграции (развитие процесса белорусско-российского объединения) // Белоруссия и Россия. Общества и государства / Сост. Д. Е. Фурман. М., 1998.

24. Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., Аркгогея, 1997.8.

Заполнить форму текущей работой