Влияние ожиданий на рынок труда

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государственного университета) Ф 2009 Том 7 № 1 Часть 2
доступа к природным ресурсам, то для инновационной корпорации наиболее ценен прирост человеческого капитала).
Глобальная интеграция не отменяет противостоящую ей дифференциацию — в каждом национальной, региональной или муниципальной частице глобального хозяйственного пространства складываются специфические, качественно отличные от других условия формирования и развития интегрированных субъектов.
Анализ интегрированных субъектов экономических отношений современной России предполагает учет следующих специфических факторов: слабой спецификации и отсутствия механизмов защиты отношений собственности- доминирования вертикали государственной экономической и политической власти- асимметрии между высоким уровнем доходной поляризации и низким уровнем социально-экономической активности населения- стратегической ориентации на извлечение ренты, пронизывающей развитие всех сфер хозяйственной жизни, в том числе и тех, которые максимально удалены от точек формирования ренты- устойчивой региональной поляризации, формирующей постоянную угрозу дезинтеграции хозяйственного пространства- слабого развития общественного сектора.
Указанные факторы порождают следующие специфические характеристики интегрированных субъектов экономических отношений современной России: стремление к расширению собственного пространства (пространство есть главная форма богатства отечественных интегрированных субъектов) — инерционность, отторжение инноваций- поиск рентных ниш в экономической системе, причем, как правило, рентных сырьевых ниш, а не ниш, где можно извлечь интеллектуальную ренту- асимметрия как главный принцип развития (весь эволюционный процесс построен на разрывах, перекосах, на отсутствии резервов и т. п.) — доминирование администрирования над воспроизводственным процессом.
ЛИТЕРАТУРА
1. Бродель Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV—XVIII вв. — М.: Прогресс, 1992.
2. Бузгалин А. В., Колганов А. И. Глобальный капитал. — М.: УРСС, 2004.
3. Клейнер Г. Б. Современная экономика России как «экономика физических лиц» // Вопросы экономики. 1996. № 4.
4. Львов Д. С. Экономика развития. — М.: Экзамен, 2002.
5. Маркс К. Капитал. Т.1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.
6. Мизес Л. Человеческая деятельность: трактат по экономической теории. Челябинск: Социум, 2005.
7. Полищук Е. А. Человеческий капитал в экономике современной России. Ижевск: ИжГТУ, 2005.
8. Самойленко В. П. Формирование социальной ответственности субъектов власти и собственности в условиях глобализации экономических отношений. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2005.
МАИЛЯН Ф.Н.
Государственный экономический университет Армении, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Теоретическая экономика», e-mail: a9297@yandex. ru
ВЛИЯНИЕ ОЖИДАНИЙ НА РЫНОК ТРУДА
Статья посвящена исследованию факторов, влияющих на спрос и предложение труда. Наряду с такими факторами, как производительность труда, взаимозаменяемость ресурсов и т. д. большое внимание уделено фактору ожидания. В частности рассмотрен фактор экономических ожиданий, влияющий на эластичность спроса труда. Обоснована существенная роль ожиданий в процессе формирования заработной платы на рынке труда стран с переходной экономикой.
Ключевые слова: рациональных ожиданий- рынок труда- информация- экономическая политика- безработица- инфляция
Коды классификатора JEL: J11, J18, J21
Концепция рациональных ожиданий впервые была предложена в 19б0-х г Джоном Ф. Мутом из университета Индианы. Этот термин он использовал для описания экономических ситуаций, в которых результат частично зависит от того, чего ожидают люди.
Использование ожиданий в экономической теории не является чем-то новым. И раньше многие экономисты, такие как А. Тигу, Дж. Кейнс, Дж. Хикс, ожиданиям людей отводили большую роль в формировании делового цикла. Кейнс обозначал это, как & quot-волны оптимизма и пессимизма& quot-, определяющие уровень экономической активности [4]. Но сторонники теории рациональных ожиданий идут дальше и придают ожиданиям гораздо большее значение. Теория рациональных ожиданий впервые появилась в 1961 г. в статье Дж. Ф. Мута, посвященной рынкам товаров и ценных бумаг. Мута интересовал вопрос, почему ни одно правило, ни одна формула или модель никогда не могли успешно прогнозировать движение цен на финансовых рынках. Его ответ заключался в том, что вся имеющаяся информация, способная максимизировать точность ценовых прогнозов, почти немедленно инкорпорируется
в текущие решения спекулянтов, так что их предвидения, а следовательно и ожидания являются & quot-рациональными"- в точном смысле слова [1]. Гипотеза Дж. Мута способствовала дальнейшему развитию теории рациональных ожиданий. Ее разрабатывали Р. Берроу, Р. Лукас, Н. Уоллес, Т. Саржент и др. Обоснованию этой концепции посвящены работы Т. Саржента и Н. Уоллеса & quot-Теория рациональных ожиданий и экономическая политика& quot- (1989г), обширное исследование Р. Лукаса и Т. Саржента & quot-Рациональные ожидания и экономическая практика& quot- (1991г) и др.
На практике взаимосвязь между ожиданиями и результатами имеет двойной характер. При формировании ожиданий люди пытаются спрогнозировать то, что действительно произойдет. У них есть сильный стимул использовать правила прогнозирования, поскольку более высокие & quot-прибыли"- достаются тому, кто действует на основании лучших прогнозов. Когда люди должны снова и снова прогнозировать определенную цену, у них есть тендеция корректировать свои правила прогнозирования для того, чтобы не повторять прошлых ошибок. То есть имеет место постоянная взаимосвязь между прошлыми результатами и текущими ожиданиями. А это означает. что в повторяющихся ситуациях люди корректируют свои прогнозы для того, чтобы согласовать свое поведение с этой стабильной моделью.
Сторонники теории рациональных ожиданий основывают свои убеждения на стандартном допущении о том, что люди стремятся максимизировать свою полезность. Одним из наиболее ранних положений концепции рациональных ожиданий является теория ценообразования на акции. В рамках этой концепции обсуждались теория потребления, основанная на концепции перманентного дохода, модели сглаживания налогов, модели деловых циклов, основанные на концепции ошибки ожиданий, схема макроэкономической политики и так далее.
Основные положения теории рациональных ожиданий экономистами многократно подвергались проверке, но до сих пор не существует доказательств, опровергающих данную теорию, а факты дают слабое доказательство данной теории. Дело в том, что все эти проверки имеют дело не только с наличием или отсутствием рациональных ожиданий: они имеют смысл только при допущениях:
• совершенной гибкости цен в том смысле, что все рынки расчищаются в любой момент времени,
• бесплатной обработке всей доступной информации,
• отсутствии неравенства в поступлении информации политическим деятелям и частным экономическим агентам.
Если хотя бы одно из этих допущений нарушается, то ставятся под сомнение положения теории рациональных ожиданий, относящиеся к & quot-нейтральности"- [11] экономической политики.
Тем не менее, считаем, что основные положения теории рациональных ожиданий могут быть полезными для оценки, анализа и прогнозирования множества экономических ситуаций. А государство в свою очередь, может корректировать экономическую политику с учетом ожиданий населения. Несмотря на то, что основные вопросы исследуемые сторонниками теории рациональных ожиданий касались макроэкономики, тем не менее, считаем, что данная теория может помочь в исследовании сущности и механизмов действия различных рынков, в частности рынка труда.
В экономической литературе, при исследовании механизма действия рынка труда [5, 9], ожиданиям его участников не придается сколь-нибудь существенного значения, в отличие от рынков товаров, где ожидания являются одним из главных факторов механизма ценообразования. Думаем, что такой подход не оправдан, так как ожидания на рынке труда играют большую роль в процессе формирования заработной платы. В отличие от рынков товаров и услуг, где ожи-
TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государственного университета) Ф 2009 Том 7 № 1 Часть 2
TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государственного университета) Ф 2009 Том 7 № 1 Часть 2
дания потребителей и производителей непосредственно воздействуют на принимаемые ими решения, на рынке труда ожидания трансформируются через призму институтов рынка труда (профсоюзы, уровень минимальной заработной платы, индексация и т. д.). И в связи с этим появляется временной лаг между ожиданиями и реальными действиями. Следствием этого может быть принятие двусторонних решений при переговорах, которые уже не соответствуют сложившейся экономической ситуации, так как они были обоснованны на ранее имевшейся информации, а информация может быстро устаревать.
Как известно, в основе механизма действия рынков факторов производства лежат те же принципы, которые присущи рынкам товаров и услуг. Заработная плата, как цена труда, определяется взаимодействием спроса и предложения труда. В основе спроса на труд лежат следующие факторы, которые приводят к сдвигу кривой спроса:
1. при прочих равных условиях, изменение в спросе на продукт, который производится определенным видом труда, приведет к сдвигу в спросе на труд в том же направлении,
2. при неизменности других факторов, изменение в производительности труда ведет к однонаправленному изменению кривой спроса на труд,
3. Цены на другие ресурсы. Изменение цены одного ресурса на спрос другого ресурса зависит от степени взаимозаменяемости или взаимодополняемости данных ресурсов [6].
Считаем, что ожидания работодателей так же являются фактором спроса на труд. Так, при прочих равных условиях, если работодатели ожидают рост прибыли, они могут принять решение о расширении занятости и нанять больше работников по данной цене труда. Кроме этого, ожидания могут оказывать влияние также на изменение эластичности спроса труда. Известно, что на эластичность спроса труда влияют: коэффициент снижения предельного продукта труда, легкость ресурсозамещения, эластичность спроса на производимый данным видом труда продукт и соотношение издержек на труд и общих издержек.
К вышеназванным факторам эластичности спроса на труд, можно добавить фактор ожиданий. Например, если работодатели ожидают повышение уровня безработицы, снижение общего уровня заработной платы и их ожидания, согласно теории рациональных ожиданий, довольно точны, то естественно предположить, что они внесут некоторые изменения в структуру общих издержек. В этой ситуации, с целью максимизации прибыли, предприниматели могут заменить дорогостоящие машины и оборудование дешевой рабочей силой. Считаем, что этим и объясняется ситуация, сложившаяся в Армении в постсоветский период, когда предприятия не стремились к приобретению новой техники и технологии. И по масштабу всей экономики РА эффект замещения превышал эффект объема продукции [7].
Что касается предложения труда, то фактор ожиданий и здесь играет немаловажную роль. Теоретически предложение труда начинается с уровня заработной платы соответствующей уровню стоимости минимальной потребительской корзины. Но в Армении 5,5%-ов работников [8] (2001г.), 2,2% в 2007 году предлагали свою рабочую силу за цену ниже уровня минимальной заработной платы. Кроме того, в Республике в постсоветский период уровень заработной платы установился на очень низком уровне. Заработная плата частично выполняет свои воспроизводственную, стимулирующую и регулирующую функции. В основе данных явлений лежит ряд объективных и субъективных причин, таких как распад СССР, разрыв экономических связей, война в НКР, землетрясение в Армении и др. Но наряду с этими причинами, особое место занимает ожидание населения. В названных условиях работники не могли ожидать резкого экономического подъема и соглашались на низкую заработную плату. Почти во всех республиках бывшего СССР сложилась похожая ситуация, но экономические исследования по данному вопросу крайне немногочисленны. Изучению данного явления посвящены работы Л. Гудкова, В. Гимпельсона, Р. Капелюшникова, Т. Ратникова. Ожидание или страх безработицы один из наиболее распространенных страхов постсоветского периода. Страх, вне зависимости от того, отражает ли он реальную ситуацию или нет — парализует действие. Новые социальные и экономические явления, не до конца понятные и еще неосвоенные личным опытом, также могут рождать страх. Л. Гудков пишет, что страх связан с неопределенностью, в которой оказывается индивид, не знающий, что будет дальше и чего следует ждать. Ожидание худшего заставляет сокращать объем желаемого, ценного и значимого, минимизировать свои требования и запросы к жизни. & quot-В этом смысле ведущий мотив действия не достичь чего-либо, приобрести что-то, а постараться не утратить то, что есть, на что могут покуситься социальные или иррациональ-
но-природные силы& quot- [3]. Независимо от того, велика ли безработица в реальности, страх перед ней может влиять на поведение людей на рынке труда. Чем сильнее люди боятся потерять работу, тем сильнее они держатся за имеющиеся места и тем выше у них склонность & quot-платить"- за стабильность имеющейся занятости. А это означает рост гибкости оплаты труда, увеличение вероятности ее относительного снижения. При этом гибкость может проявляться в виде задержек зарплаты, несвоевременных или непольных выплат, т. д. Страх безработицы может проникнуть в массовое сознание и поведение работников. И это может стать дополнительным фактором, подталкивающим людей принять модель низкой заработной платы. На практике трудно точно оценить, как ожидания на рынке труда воздействуют на уровень заработной платы, так как существуют серьезные препятствия для точного измерения ожиданий участников рынка труда. Обычно ожидания выводятся задним числом из имеющейся информации об уже реализованных событиях. Вместо показателей, отражающих субъективные представления работников о риске остаться без работы, в качестве заменителей используются фактические данные об уровне безработицы, количестве закрытых предприятий и т. д. При названном подходе, предполагается, что точно известно, каким объемом информации обладают работники и каким образом, исходя из этого они формируют свои ожидания. Но практика выведения ожиданий из уже известных событий, как замечают Ч. Мански и Дж. Строуб, недостаточна надежна и уязвима с методологической точки зрения [12].
Исходя из этого, особый интерес представляет исследование группы российских ученых В. Гимпельсона, Р. Капелюшникова, и Т. Ратниковой, которые на основе социологических опросов оценили влияние страха безработицы на показатели заработной платы. Результаты исследований свидетельствуют о том, что индивидуальные характеристики индивида заметно влияют на значение интегрального индекса страха [2]. Женщины устойчиво сильнее боятся безработицы, нежели мужчины. Наиболее & quot-напуганной"- является возрастная группа 40−59 лет. У них индекс страха более чем на целый балл выше, чем у самой младшей возрастной группы. Страх тем сильнее, чем ниже образование. Чем дольше работник трудится у данного работодателя, тем больше он боится прекращения этих отношений. Из этого описания можно предположить, что уровень страха отражает индивидуальную конкурентоспособность работника. Страх тем сильнее, чем уязвимее позиция работника на рынка труда, чем слабее его рыночная сила (bargaining power). Последняя во многом определяется его человеческим капиталом, за которым стоят приобретенное образование, накопленные знания и опыт. Интересно так же то, что в России в 1994—2000 гг., большой коэффициент страха был зафиксирован у работников государственного сектора. Интересно сопоставить данные результаты с результатами аналогичных американских [10] исследований. В американском случае & quot-анатомия"- страха выглядит следующим образом:
• различия в ожиданиях между мужчинами и женщинами практически отсутствуют,
• не прослеживаются корреляции интегрального индекса страха с возрастом,
• у темнокожего населения страх перед безработицей выражен сильнее, чем у белого,
• образование влияет на уровень страха отрицательно,
• более квалифицированные работники боятся безработницы меньше, чем менее квалифицированные,
• самозанятые чувствуют себя уверенее, чем наемные работники,
• работа в небольших по численности коллективах также сопровождается снижением уровня страха.
В РА уделяется огромное внимание исследованию рынка труда, но к сожалению, исследования относительно страха безработицы и его влияние на уровень заработной платы крайне не-многочислены. Данные исследования проводятся в основном с демографических позиций. Но тем не менее, считаем, что в условиях армянской переходной экономики действие & quot-механизма страха& quot- также могло быть очень сильным.
Страх безработницы, как социально-экономическое и психологическое явление выполняет определенные функции. Страх перед возможной безработницей может заставить работников приспособиться к уровню низкой заработной платы, к неблагоприятным условиям труда. В результате уровень заработной платы & quot-приспосабливается"- к & quot-негативным шокам& quot-, а страх безработицы приводит к тому, что ожидаемая безработица так и не наступает. Оба механизма приспособления через реальную безработицу и через страх перед ней — имеют свои плюсы и
TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государственного университета) Ф 2009 Том 7 № 1 Часть 2
TERRA ECONOMICUS (Экономический вестник Ростовского государственного университета) Ф 2009 Том 7 № 1 Часть 2
минусы. Положительная сторона страха безработицы проявляется в том, что ожидание (страх) безработицы содействует сокращению реальной безработицы и сокращает социальные и экономические издержки безработицы. С другой стороны, страх безработицы, содействуя приспособлению работников, отрицательно сказывается на темпах реструктуризации занятости, тормозя перераспределение рабочей силы из менее перспективных отраслей и секторов в более перспективные. Кроме того, ожидание безработицы осуществляет функцию сдерживания инфляции, так как & quot-ослабляет позиции& quot- работников, тем самым препятствуя росту заработной платы.
ЛИТЕРАТУРА
1. Блауг М. & quot-Экономическая мысль в ретроспективе& quot-. Москва. Дело ЛТД 1994 г. стр. 636.
2. Гимпельсон В., Капелюшников Р., Ратникова Т. & quot-Велики ли глаза у страха? Страх безработни-цы и гибкость заработной платы в России& quot-. http: //new. hse. ru/C3/C18/preprintsID/default. aspx? filter=WP3
3. Гудков Л. Страх как рамка понимания происходящего. "-Мониторинг общественного мнения& quot- 1999, 6 (44) стр. 47.
4. Кейнс Дж. М. & quot-Общая теория занятости, процента и денег. & quot- Москва. & quot-Гелиос АРВ& quot- 2002 г. стр. 245
5. & quot-Курс экономической теории& quot- под. ред. Чепурина М. Н., Киселевой Е. А. Издательство & quot-АСА"- Киров 2004 г. стр. 244 — 257.
6. Кэмпбелл.Р. Макконнелл & quot-Экономикс"- Москва 1992 г. Том 2, стр. 146−151.
7. Маилян Ф. Н. & quot-Рынок труда и проблемы заработной платы в Армении& quot-. Ереван. 2005 г. стр. 47.
8. Социально-экономическое положение Р А Ереван 2001 г. стр. 91, 96.
9. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. & quot-Экономика"- Москва. Дело. 1997 г. стр. 286−302, 598 612.
10. Aaronson. D. and D. Sullivan. The Decline of Job Security in the 1990s: Displacement, Anxiety and their Effect on Wage Crowth. — & quot-Economic Perspectives. "-1998 V. 22 (1).
11. Lukas R. E., Sargent T. T. A fter Keynsian Macreconomics. In: Rational Expectations and Econometric Practice. L., 1991. P. 301,
12. Manski. C.F. and J. D. Sullivan. Worker Perceptions of Job Insecurity in the mid 1990s: Evidence from the Survey of Economic Expectations. NBER Working Paper. N06908. Cambridge (Ma) 1999
ЛЕДЕНЁВА М.В.
Волжский гуманитарный институт (филиал) ВолГУ, к.э.н., доцент кафедры экономической теории и управления, e-mail: m_ledenjova@rambler. ru
анализ теоретических подходов к проблеме неэквивалентного обмена
В статье анализируются теоретические подходы к проблеме неэквивалентного обмена, их эволюция, определяется понятие «неэквивалентный обмен», его предпосылки, источники и последствия.
Ключевые слова: неэквивалентный обмен- стоимость- национальное богатство- добавленная стоимость- меркантилизм- внешняя торговля
Коды классификатора JEL: D01, D23
В связи с усилением процессов глобализации мира, а с другой стороны, его регионализации, ростом межгосударственного и внутригосударственного неравенства, в последнее время проблеме неэквивалентного обмена придается все большее значение. Либерализация и интенсификация международных экономических отношений, усиление взаимозависимости стран в условиях значительного разрыва по уровню социально-экономического и технологического развития, неравноправного положения в международных экономических организациях, при

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой