«Нижение в Версале»: итоги Первой мировой войны для Германии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(430)
Космач В. А.
«УНИЖЕНИЕ В ВЕРСАЛЕ»: ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ДЛЯ ГЕРМАНИИ
В статье, на основе широкого круга источников и современной историографии, даётся анализ Версальского договора, подписанного по итогам Первой мировой войны. Непродуманность и непоследовательность политики европейских держав и США в отношении побеждённой Германии привела к тому, что Вторая мировая война стала практически неизбежной.
Ключевые слова: Первая мировая война, Версальский договор, Германия, репарации.
На Парижской мирной конференции (открылась в Версале 18 января 1919 г., представлены 27 государств) судьба Германии решалась без неё1. Всё послевоенное устройство Европы и мира, в том числе и судьба Германии, определялось Советом четырёх (В. Вильсон, Д. Ллойд Джордж, Ж. Клемансо и В. Орландо) и «Большой тройкой» (В. Вильсон, Д. Ллойд Джордж, Ж. Клемансо), т. е. США, Великобританией и Францией. Государственный секретарь США в 1915 — 1920 гг. Роберт Лансинг утверждал, что доминирующей фигурой на Парижской мирной конференции, «самым сильным из сильных людей, участвовавших в парижских переговорах», был французский премьер Жорж Клемансо2. Немцам это обстоятельство не сулило ничего хорошего. Ж. Клемансо был настроен решительно антигермански и собирался поставить в Париже Германию на колени. По словам Р. Лансинга, на заседаниях Парижской мирной конференции «царил непримиримый деспотизм Кле-мансо"3. Изначально он обозначил главную территориальную претензию Франции за счёт Германии: её восточная граница должна проходить по Рейну4.
«Официальное открытие Парижской мирной конференции, — отметил в своей монографии по истории международных отношений в Европе в 1919 -1939 гг. российский историк Д. С. Демидов, — состоялось 18 января 1919 г. То был памятный день в европейской истории. В этот день в 1701 г. прусский кур-
1 См.: Николсон Г. Как делался мир в 1919 году. М., 1945-
Космач В. А. Германия в 1918 — 1919 гг.: рождение республики. С. 61−68.- Системная история международных отношений: в 2 т. / под ред. А. Д Богатурова. Т. 1. События 1918 — 1945 годов. С. 58 — 72- Озмент С. Могучая крепость: Новая история
германского народа. М., 2007. С. 352−357- Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История международных отношений.
1918 — 1939 гг.: Учебник. М., 2006. С. 55 — 56.
2 См.: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо. Политическая биография. М., 1983. С. 242 — 243.
3 Там же. С. 243.
4 Там же. С. 249- Mommsen H. Aufsteig nd Untergang der Republik von Weimat. 1918−1933. B., 2009. S. 130−131.
155
фюрст провозгласил себя королём Пруссии и на германскую и европейскую сцену вышла новая сила — прусский милитаризм. В тот же день, 18 января 1871 г., в Версале победитель во франко-прусской войне О. фон Бисмарк провозгласил создание Германского рейха, второй германской империи, той самой, которая развязала Первую мировую войну"5.
Открывая конференцию, президент Франции Раймон Пуанкаре заявил: «Господа, ровно 48 лет назад в Версальском дворце была провозглашена Германская империя. Сегодня мы собрались здесь, чтобы разрушить и заменить то, что было создано в тот день"6. Могущественное трио собиралось каждое утро и во второй половине дня в отеле «Бишофсгейм» или в кабинете Ж. Клемансо. Английский дипломат (в будущем автор крупных трудов по истории дипломатии и дипломатическому искусству) Г. Никольсон красочно описывал, как, склонившись над расстеленной на полу географической картой, в спорах и сомнениях «великая троица» делила европейские и неевропейские территории, «словно три ведьмы в «Макбете». Оценивая ту роль, которую играли лидеры Антанты и США в процессе мирного урегулирования, один из корреспондентов справедливо отмечал: «Никакие три короля или императора никогда не имели такой власти над судьбами народов, как «большая тройка» в Париже7.
Немецкую делегацию (её возглавлял министр иностранных дел у. фон Брокдорф-Ранцау) пригласили в Зеркальный зал Версальского дворца только в конце работы конференции (7 мая) и, не прислушиваясь к её возражениям, вручили ей текст договора8 *. «Конференция открылась 18 января 1919 г. -
5 Цит. по: Демидов Д. С. Международные отношения в Европе в 1919—1939 гг. М., 2001. С. 31−32.
6 См.: Табуи Ж. 20 лет дипломатической борьбы. М., 1960. С. 39.
7 См.: Горохов В. Н. История международных
отношений. 1918 — 1939: Курс лекций. М., 2004. С. 41.
8 Deutsche Geschichte 1918 — 1933. Dokumente… S. 84 —
85- Версальский мирный договор. С. 21−51.
говорилось в официальном издании НКИД СССР 1925 г. — Более трёх месяцев она работала без участия немцев. Лишь 18 апреля 1919 г. немцы были приглашены явиться в Версаль, чтобы получить там составленный союзниками и объединившимися державами текст мирных прелиминариев"9. 21 апреля состав германской делегации был определён в Берлине. Во главе её был назначен германский министр иностранных дел, будущий посол Германии в Москве, граф у. фон Брокдорф-Ранцау, а далее следовали: министр Ландсберг, Гизбертс, Лайнерт, доктор Мельхиор и профессор Шюкинг. «По приезде в Версаль в ночь на 29 апреля немецкая делегация была строго изолирована, а в непосредственный контакт с самой конференцией она вступила лишь 7 мая и при этом — в первый, последний и единственный раз вплоть до самого подписания мира"10.
условия Версальского мирного договора превышали самые худшие опасения германской стороны (сама германская делегация прибыла в Версаль 29 апреля и у. фон Брок-дорф-Ранцау надеялся, что германский вопрос Антанта в Париже рассмотрит в духе «14 пунктов» В. Вильсона)11. По возвращении из Версаля германские делегаты во главе с у. фон Брокдорф-Ранцау заявили, что «условия мира невыносимы, поскольку Германия не может принять их и продолжать достойно существо-вать"12.
Германия теряла восьмую часть территории (13,5% её довоенной площади) с населением в 7,3 млн. человек (10% довоенного населения), из которых 3,5 млн. — были немцами13.
9 Цит. по: Версальский мирный договор / под ред. Ю. В. Ключникова, А. Сабанина. М., 1925. С. X.
10 Там же. С. X.
11 См.: Германская история в новейшее время. Т. 2.
С. 61−63- Патрушев А. И. Германская история … С. 377 — 379- История новейшего времени стран Европы и Америки. 1918 — 1945 / под ред.
Е. Ф. Язькова. С. 104. Winkler H. A. Geschichte vom Ende des Alten Reiches… S. 89 — 91- Соколов Б. Германская империя: от Бисмарка до Гитлера. М., 2003. С. 199 — 204- Ronnefarth H. K. Y., Euler H. Konferenzen und Vertrage… S. 40 — 46- Dokumente der deutschen Politik und Geschichte von 1848 bis zur Gegenwart. Bd.3. Die Weimarer Republik. S. 36 — 59.
12 Молодяков В. Вторая мировая: война, которой не могло не быть. М., 2012. С. 23.
13 См.: Россия и СССР в войнах XX века. Потери
вооружённых сил. Статистическое исследование / под ред. Г. Ф. Кривошеева. М., 2001. С. 86 — 87-
Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История
международных отношений. С. 64 — 66- История новейшего времени стран Европы и Америки. 1918 — 1945 / под ред. Е. Ф. Язькова. С. 104- История Германии / под ред. Б. Бонвеча, Ю. В. Галактионова. Т. 2. С. 133 — 134- Патрушев А. И. Германия в ХХ веке. С. 88 — 89- Эванс Р. Третий рейх. С. 98.
По В. Молодякову, «точные данные о том, что получили от Германии другие страны, таковы:
• Польша: 3 854 971 чел. и 8,53% бывшей площади Германской империи-
• Франция: 1 874 014 чел. и 2,69%-
• Дания: 166 348 чел. и 0,74%-
• Литва: 141 238 чел. и 0,49%-
• Бельгия: 60 003 чел. и 0,19%-
• Чехословакия: 48 446 чел. и 0,06%-
• Данциг (объявлен «вольным городом» под управлением Лиги Наций): 330 630 чел. и 0,35%-
• Саар (передан под управление Франции по мандату Лиги Наций на 15 лет): 569 376 чел. и 0,36%.
В сумме это 13,41% довоенной площади Германии с населением в 7 045 026 чел. Из них этнические немцы — точнее, те, кто во время переписи населения 1910 г. назвал своим родным языком немецкий, — составляли примерно половину (3 558 023 чел.). В данную статистику не попали 3,5 млн. судетских немцев, оказавшихся гражданами Чехословакии, поскольку до войны они были подданными Австро-Венгрии"14. Из-за Версаля Германия потеряла 6,476 млн. немцев15.
Справочные немецкие издания называют территориальные потери Германии в 73 485 км² с населением в 7 млн 325 тыс. человек. Если в 1914 г. население Германии составляло 67 892 000 человек, то в 1921 г. — только 59 360 000, территории — 540 587 км² и 467 302 км² соответственно16. По Г. Нидхарту, Германия потеряла 13% территории и 10% населения17. Эльзас-Лотарингия возвращалась Франции, Северный Шлезвиг — Дании (после плебисцита). Бельгия получила Эйпен и Мальмёди и область Морене, где 80% населения были немцами. По Г. А. Винклеру, «наиболее тяжёлыми среди многочисленных территориальных уступок, которые союзники потребовали от Германии, была потеря территорий на востоке империи"18. Польше отходили основные территории провинции Познань и Западной Пруссии, а также небольшие территории в Померании, Восточной Пруссии и Верхней Силезии. Чтобы обеспечить польскому государству выход к морю, в районе устья реки Висла и г. Данцинга был создан коридор («польский» или «данцигский» коридор), отделивший Восточную Пруссию от
14 См.: Молодяков В. Вторая мировая: война, которой не могло не быть. М., 2012. С. 63.
15 См.: Wehler H. U. Deutsche Sozialgeschichte. S. 232.
16 Ronnefarth H. K. Y., Euler H. Konferenzen und Vertrage. S. 43.
17 См.: Niedhart G. Deutsche Geschichte 1918 — 1933. S. 51.
18 Винклер Г. А. Веймар 1918 — 1933. С. 105.
156
остальной Германии19. «Самые большие трудности возникли при определении границ вновь создаваемой Польши — отмечают российские авторы в первом томе «Системной истории международных отношений». — Союзники решили создать «сильную Польшу», способную противостоять и Советской России, и Германии. С этой целью Польша должна была получить после проведения референдумов на протяжении 1920 — 1921 гг. территории, которые Пруссия приобрела и ходе исторических разделов Польши в XVIII в. Кроме того, Германия лишилась части Восточной Пруссии и провинции Позен, из которых был сформирован так называемый Польский (Данцигский) коридор, который обеспечивал новому государству выход к морю. Германская Восточная Пруссия таким образом была «разрезана» территорией Польши. В результате приобретения коридора под польской юрисдикцией оказались районы, в которых проживало более 2 млн. немцев. Новая Польша оказалась многоэтничным образованием, в котором помимо поляков проживали весьма крупные общины украинцев, белорусов и немцев, нелояльные к Польскому государству.
Кроме того, из-под юрисдикции Германии были изъяты и переданы под контроль Лиги Наций крупные восточнопрусские порты на Балтике — Данциг (Гданьск) и Мемель (Клайпеда). 11 января 1923 г. Литва предприняла военную операцию с целью занятия Мемеля, хотя это был город с преобладающим немецким населением. Расквартированный в городе французский контингент под флагом Лиги наций под давлением литовских вооружённых сил был вытеснен из города. Прибывшая затем комиссия представителей союзных держав после изучения обстановки на месте представила свои рекомендации, на основании которых 16 февраля 1924 г. Мемельский край с портом Мемель был сохранён за Литвой с обязательством предоставить ему автономию. Вопрос был окончательно урегулирован с подписанием послами Франции, Великобритании, Италии и Японии Мемельского статута 8 мая 1924 г. «20.
Немецкий город Данциг был объявлен «вольным городом» под верховным управлением Лиги Наций, но включался в польские
19 См.: Мировые войны ХХ века. Кн. 1: Первая мировая война. Исторический очерк. С. 621- Шацилло В. К. Первая мировая война… С. 378- Kolb Eb.
Die Weimarer Republik… S. 28 — 29.
20 Цит. по: Системная история международных
отношений в двух томах. Т. 1. С. 61.
157
таможенные границы. В особую политикогеографическую зону был выделен Саар, который передавался на 15 лет под управление Лиги Наций. Угольные шахты Саара передавались временно Франции21. Левобережье Рейна оккупировали войска Антанты, а на правом берегу была создана демилитаризованная зона шириной в 50 километров. Ме-мель (Клайпеда) переходил под контроль Лиги Наций (в 1923 г. передан Литве). Германия теряла все колониальные владения. 3 млн. км2 и 13 млн. населения Второго рейха передавались на основе системы мандатов Лиги Наций дер-жавам-победителям22. Ей запрещалось объединение с Австрией23. Аншлюс Австрии запрещала статья 80-я Версальского мирного договора. Во время переговоров один из французских делегатов по этому поводу заметил: «Подумайте, что если когда-нибудь Австрия присоединится к Веймарской республике, то тем самым с избытком будут компенсированы для Германии территориальные потери, понесённые ею: Эльзас и Лотарингия и польские земли!"24. К сожалению, в 1938 г. эти слова были забыты.
Но как единое государство Германия сохранялась, хотя Франция требовала провести границу по Рейну и образовать Рейнскую республику. Взамен Великобритания и США предложили другое решение: левый берег Рейна и 50-километровая зона вдоль его правого берега получили статус демилитаризо-ванных25. Германия обязана была, как и по условиям Компьенского перемирия, нести так называемые «оккупационные расходы» на содержание войск Антанты на своих же оккупационных территориях. С 11 ноября 1918 г. по 30 апреля 1921 г. на эти цели Берлин израсходовал 3640 млрд. золотых марок, в том числе 278 067 610 долларов уплатил США,
21 История дипломатии / под ред. В. П. Потёмкина. Т. 3. Дипломатия в период подготовки второй мировой войны. М. -Л., 1945. С. 50- Язьков Е. Ф. История стран Европы и Америки. С. 47- Соколов Б. Германская империя… С. 199- Системная история международных отношений: в 2 т. Т. 1. С. 59 — 60- Нольфо Э. ди История международных отношений 1918 — 1999. В 2-х т. Т. 1. Ч. 1. Двадцать лет между двумя войнами. М., 2003. С. 38−39- Винклер Г. А. Веймар 1918 — 1933. С. 106- Niedhart G. Deutsche Geschichte 1918 — 1933. S. 51.
22 Наумов А. О. Дипломатическая война в Европе … С. 11.
23 Горохов В. Н. История международных отношений. С. 63- Павлов Н. В. История внешней политики Германии. С. 77.
24 Цит. по: Наумов А. О. Дипломатическая война в Европе … С. 11.
25Горохов В. Н. История международных отношений. С. 54- Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История международных отношений. С. 66.
2 304 850 470 франков — Франции, 52 881 298 фунтов стерлингов — Великобритании, 378 731 390 бельгийских франков — Бельгии и 15 207 717 французских франков — Италии26.
Территорию, подлежащую оккупации, победители решили разделить на три зоны: для первой, со столицей в Кёльне, был установлен пятилетний срок оккупации, для второй (Кобленц) — десятилетний, для третьей (Майнц) — пятнадцатилетний с оговоркой, что эти сроки могут быть сокращены в случае аккуратного выполнения Германией репарационных обязательств27. По поводу этого решения вокруг военного вопроса в кулуарах Парижской конференции среди «Большой тройки» и в Совете четырёх шла напряжённая борьба. Сам Ж. Клемансо писал позднее28: «В тот самый день, когда я должен был представить текст договора в палату депутатов, Ллойд Джордж атаковал меня, пригрозив, что уедет, если я не соглашусь сократить срок оккупации Рейнской области с 15 до двух лет. Я ответил, что, если он не откажется от своих угроз, я подам в отставку, предварительно объяснив всё парламенту. Если бы Вильсон не поддержал решительно мою позицию, договор в тот день мог бы оказаться перечёркнутым».
Одним из камней преткновения при выработке решений по статьям мирного договора с Германией стала судьба Саарской области. Ж. Клемансо настаивал на включении Саара в состав Франции, но натолкнулся на противодействие В. Вильсона и Д. Ллойд Джорджа. Ссылку французской делегации на то, что с 1793 по 1815 гг. Саарская область была французской, они единодушно отвергли, а итальянский премьер-министр В. Орландо язвительно заметил: «Если стать на эту точку зрения, то Италия может претендовать на всю территорию Римской империи"29. В итоге договорились об особом статусе Саарской области: она переходит на 15 лет под контроль Лиги Наций, её угольные копи будут управляться французами, а через 15 лет судьба Саара (либо возвращение её Германии, либо переход к Франции, либо сохранение контроля Лиги Наций) будет решена референдумом.
Территориальные потери Германии (73,5 тыс. квадратных километров с населением в 7,3 млн. человек) лишали Германию 10% её ежегодных производственных мощностей, 20% объёмов добычи каменного угля, 75% запасов железной руды и 26% выплавки чугу-
26 См.: Ronnefarth H. K. Y., Euler H. Konferenzen und Vertrage. S. 43.
27 См.: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 251.
28 Clemenceau G. Grandeurs et miseres d'-une victoire. Paris, 1930. P. 200.
29 Цит. по: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 253.
на30. Немецкие справочные издания опять же более точны. Они утверждают, что по условиям Версаля Германия теряла в своём ежегодном потреблении 75% цинка, 74,8% железной руды, 28,3% каменного угля, 7,7% свинцовой руды, 4% калия, а также 19,7% ежегодного урожая картофеля, 18,2% ржи, 17,2% ячменя, 12,6% пшеницы и 9,6% овса31. Реки Рейн, Эльба и Одер объявлялись свободными для прохода иностранных судов. Германия была обязана передать победителям почти весь военный и торговый морской флот, 800 паровозов и 232 тыс. железнодорожных вагонов (другие источники называют 5 тыс. паровозов и 150 тыс. вагонов), а также поставить в течение 10 лет около 400 млн. тонн угля. Страны-победительницы получили на пять лет режим наибольшего благоприятствования в торговле с Германией32. Свободным объявлялось воздушное пространство Германии. 17 июня 1919 г. немецкие моряки сами потопили свой военный флот, интернированный в британской гавани Скапа-Флоу33.
Германия обязана была выплатить огромную сумму репараций34. Вокруг вопроса о репарациях также развернулся ожесточённый торг, в котором участвовали не только «Большая тройка», но и малые державы. Спор шёл о сумме репараций и о распределении этой суммы между победителями. Британский премьер соглашался отдать 50% репараций Франции, 20% - всем остальным и 30% требовал для Великобритании. Он предложил взыскать с Германии 35 миллиардов долларов, тогда как Ж. Клемансо и его министр вооружений Луи Лушер требовали установить общую сумму репараций не менее 50 млрд35. По В. Н. Горохову, «Франция претендовала на 58%, оставляя для Англии 25%. Англия ограничивала долю Франции 50%, увеличивая свою долю до 30%. США предлагала компромиссный вариант: 56% Франции и 28% - Ан-глии"36 *. В. Вильсон стал запугивать Ж. Клемансо угрозой большевизма, а в конце заседаний заявил, что Германии необходимо дать возможность восстановить как можно скорее
30 См.: Патрушев А. И. Германская история … С. 89- Niedhart G. Deutsche Geschichte 1918 — 1933. S. 51.
31 См.: Ronnefarth H. K. Y., Euler H. Konferenzen und Vertrage. S. 43.
32 История дипломатии. Т. 3. С. 50 — 52- Kolb Eb. Die Weimarer Republik.S. 29 — 30.
33 Патрушев А. И. Германская история. С. 378.
34 См.: Винклер Г. А. Веймар 1918 — 1933. С. 107- Версальский мирный договор. С. 84 — 98.
35 См.: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 252- Mommsen H. Aufsteig nd Untergang der Republik von Weimat … S. 147 — 149.
36 См.: Горохов В. Н. История международных
отношений. С. 56.
158
свои экономический потенциал, для чего следовало снизить размер репараций. В ответ Ж. Клемансо разгневанно заявил: «Речь идёт о мире, опрокинутом вверх дном, — немцы диктуют нам условия. Нет уж, на это я согласиться не могу"37.
В конце концов Совет четырёх достиг компромисса и по этому вопросу. Было решено общую сумму репараций в текст мирного договора с Германией не включать, а поручить установить её специальной репарационной комиссии, а Германию заставить подписать договор без указания суммы, с тем, что она будет включена в его текст позднее. «Экономические условия договора были не менее жёсткими — заметил Н. В. Павлов — Германия потеряла 50% запасов железной руды, 25% каменного угля, 17% посевных площадей под картофель и 13% - под зерновые. Львиная доля этой территории отошла к вновь образованной после 123-летнего раздела Польше. Были арестованы и секвестированы германские заграничные активы в размере 7 млрд долл., а также конфискованы многие германские патенты. В течение 10 лет Германия обязывалась поставить Франции до 14 млн. т. угля, Бельгии — 80 млн., Италии — 77 млн. Она должна была также передать союзным державам половину всего запаса красящих веществ и химических продуктов"38. Как видно, оценки Н. В. Павлова несколько расходятся с вышесказанным, но они не выходят из общего контекста характеристики последствий Версальского договора для Германии.
Общую сумму ущерба победители предполагали определить до 1 мая 1921 г. До этого срока Берлину следовало выплатить 20 млрд. марок золотом39, ценными бумагами и товарами, в основном в виде угля, красителей и другой продукции химикофармацевтической промышленности, скота (в том числе 140 тыс. молочных коров). Процентное соотношение репарационных платежей для каждого государства выглядело так: доля Франции составила 52% (на 6% меньше ею планируемой), Великобритании — 22% (на 8% меньше требуемой), Италии — 10%, на остальных победителей пришлось 16%40.
В ходе международных переговоров 1920 — 1921 гг. для Германии была определена
37 Цит. по: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 252.
38 Цит. по: Павлов Н. В. История внешней политики Германии. С. 78.
39 Горохов В. Н. История международных отношений … С. 56- Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История международных отношений. С. 66.
40 Горохов В. Н. История международных отношений … С. 64- Демидов Д. С. Международные отношения. С. 42−43.
огромная сумма репарационных выплат — 132 млрд. золотых марок. «Версальский договор, — подчёркивал американский историк С. Озмент, — возлагал всю ответственность за войну только на Германию. По нему были назначены военные репарации за связанный с войной ущерб, нанесённый на всех оккупированных немцами территориях, включая стоимость военных пенсий союзников. Это являлось необычной репрессивной мерой. Изначально репарации были оценены в 480 миллиардов марок — более 1700% ежегодного национального дохода Германии. Союзники уменьшили эту цифру в два этапа: до 269 миллиардов в январе 1921 г. и 132 миллиардов следующей весной. Платежи должны были растянуться на тридцать лет"41.
Чтобы проводить выплаты по установленному графику на протяжении 30 лет, Германия должна была ежегодно передавать победителям сумму, троекратно превышавшую годовой валовый национальный продукт42. С другой стороны, реальные выплаты Германии державам-победительницам оказались на порядок ниже — около 13 млрд. марок (они продолжались до 1932 г.). Тем не менее, на всём протяжении Веймарской республики репарационный вопрос создавал благодатную почву для реваншистской пропаганды, расписывавшей ужасы «кабалы для наших детей и внуков"43. Позднее Уинстон Черчилль едко заметит, что «экономические статьи договора [Версальского — В. К.] были злобны и глупы до такой степени, что становились явно бес-смысленными"44.
По подсчётам Дж. М. Кейнса, фактический ущерб, причинённый войной державам-победительницам, не превышал 42 млрд. 400 млн. золотых марок (если исходить из существовавшего тогда курса: 1 фунт = 20 маркам)45 * *. Платёжеспособность Германии определялась её национальным достоянием, составившим после окончания войны около 263 млрд. марок. Общий платёжный баланс Германии в 1919 г. оценивался Дж. Кейнсом в 40 млрд. золотых марок. Германия располагала, в принципе, достаточными средствами, чтобы выплатить до 1 мая 1921 г. причитавшиеся с неё 200 млрд. марок, но выплатила
41 Цит. по: Озмент С. Могучая крепость … С. 354 — 355.
42 См.: Патрушев А. И. Германская история … С. 378- Новейшая история стран Европы и Америки / под ред. А. М. Родригиса, М. В. Пономарёва. Ч. 1: 1900 — 1945. С. 283- Deutsche Geschichte in Schlaglichtern. S. 239- Kolb Eb. Die Weimarer Republik. S. 30 — 31.
43 См.: Ватлин А. Ю. Германия … С. 47.
44 Черчилль У. Вторая мировая война. Кн. 1. М., 1991. С. 22.
45 См.: Кейнс Дж. М. Экономические последствия
Версальского договора. М. -Л., 1924. С. 60.
159
только 5 млрд. марок золотом46. Союзническая конференция в Париже приняла 29 января 1921 г. постановление, по которому ежегодные репарационные платежи должны были увеличиваться с 2 млрд. золотых марок в 1921 — 1923 гг. до 6 млрд. в 1932—1963 гг. Всего за 42 года Германия должна была выплатить 226 млрд. золотых марок плюс 12% стоимости её экспорта47.
29 апреля 1921 г. в Лондоне вновь собралась конференция по репарационному вопросу, на этот раз без представителей Германии. К тому времени репарационная комиссия подготовила окончательный план репарационных платежей. Он лёг в основу союзнического ультиматума, который 5 мая был вручён Ллойд Джорджем германскому послу в Лондоне Штамеру.
Новый Лондонский ультиматум (назовём его вторым) подтверждал мартовские санкции против Германии и требовал признания Парижских постановлений. В случае отклонения ультиматума союзники угрожали начать 12 мая оккупацию Рурской области.
Предложенный вторым Лондонским ультиматумом план репарационных платежей в основном повторял требования первого, мартовского ультиматума, но содержал значительные уступки в пользу Германии. Общая сумма репарационного долга определилась уже не в 226, а в 132 млрд. золотых марок. Весь долг делился на 3 серии государственных долговых обязательств: а) обязательства на 12 млрд. золотых марок с погашением в течение 34 лет, начиная с 1 мая 1921 г.- б) обязательства на 38 млрд. золотых марок со сроком погашения в 36 с половиной лет, начиная с 1 ноября 1921 г.- в) обязательства на 82 млрд. золотых марок подлежали выдаче и размещению только после определения репарационной комиссией платёжеспособности Германии48. Кроме того, германское правительство обязывалось уплачивать в счёт долговых обязательств по первым двум сериям 2 млрд. золотых марок в виде постоянного аннуитета и, начиная с 1 мая 1921 г., ещё 26% стоимости германского экспорта в виде переменного аннуитета. Срок первого платежа в 1 млрд. золотых марок был назначен на 31 августа 1921 г. В совокупности ежегодные репарационные платежи на первых порах должны были составлять около 3,5 млрд. золотых марок
46 См.: Фарбман Н. В. Германский империализм на пути к ревизии репарационных постановлений Версальского договора / / Ежегодник германский истории. 1972. М., 1973. С. 200 — 201.
47 Там же. С. 209.
48 Там же. С. 212.
— сумму немалую, если учесть экономические и финансовые трудности Германии.
И все же второй Лондонский ультиматум существенно облегчал репарационные обязательства Германии как по линии снижения общей суммы репараций, так и по линии уменьшения аннуитетов, особенно в ближайшие годы. Важное значение имело также аннулирование задолженности в 12 млрд. золотых марок, не выплаченных Германией к 1 мая 1921 г. в счёт пресловутых 20 млрд. 49.
Второй Лондонский ультиматум был принят рейхстагом после бурных дебатов в ночь на 11 мая 1921 г. 220 голосами против 172. Накануне правительство К. Ференбаха уступило место правительству И. Вирта.
Версальский договор практически разоружал Германию. Сухопутная армия Германии сокращалась до 100 тыс. человек, при 4 тыс. офицеров, а флот — до 16 тыс. человек. (И это в то время как на её западных границах находилась французская армия численностью в 671 тыс. человек, а на востоке
— армия Польши численностью в 266 тыс. человек). Её флот мог включать 6 лёгких броненосцев, 6 лёгких крейсеров, по 12 эсминцев и торпедных катеров50. Устанавливалось, что контингент германских войск (7 пехотных, 3 кавалерийские дивизии и флот) «будет предназначен исключительно для поддержания внутреннего порядка и для пограничной службы"51. Распускался Генеральный штаб и Военная академия. Всеобщая воинская повинность отменялась, армия должна была комплектоваться путём добровольного найма. Германии запрещалось иметь на вооружении тяжёлую артиллерию, авиацию, танки, подводные лодки и суда водоизмещением боле 10 тыс. тонн52. 16 тыс. немецких самолётов, произведённых во время мировой войны и до неё, а также 27 тыс. авиамоторов подлежали передаче странам Антанты, а все остальные самолёты немцы должны были уничтожить (всего в ходе Первой мировой войны Германия произвела 47,3 тыс. боевых самолётов, в то время как Россия лишь 3,5 тыс.)53. По Р. Эвансу,
49 Там же. С. 213.
50 См.: Winkler H. A. Geschichte vom Ende des Alten Reiches… S. 90 — 91- Язьков Е. Ф. Указ. соч. С. 48- Kolb Eb. Die Weimarer Republik… S. 31- Горохов В. Н. История международных отношений … С. 64.
51 Горохов В. Н. История международных отношений … С. 64- Версальский мирный договор. С. 63 — 64.
52 См.: Мировые войны ХХ века. Кн. 1: Первая мировая война. Исторический очерк. М., 2002. С. 622- История дипломатии. Т. 3. С. 51- Шацилло В. К. Первая мировая война. С. 379.
53 См.: Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистические
исследования. М., 2001- Байков А. Ю. Советско-
германское сотрудничество в области авиационной
160
должно было быть уничтожено шесть миллионов немецкий винтовок, более 15 000 самолётов, свыше 130 000 пушек и огромное число другого военного снаряжения54.
«Всеобщая воинская повинность в Германии отменялась — отметил Н. В. Павлов. — Сухопутная армия, укомплектованная добровольцами, не должна была превышать 100 тыс. человек, включая контингент офицеров не свыше 4 тыс. человек. Генеральный штаб распускался, запрещалось иметь всё тяжёлое вооружение. Все укрепления уничтожались, за исключением южных и восточных. Военный флот был сведён к 6 броненосцам, 6 лёгким крейсерам, 12 контрминоносцам и 12 миноносцам. Иметь подводный флот запрещалось. Остальные германские военные корабли подлежали передаче союзникам или утилизации. Численный состав ограничивался 15 тыс. человек. В качестве возмещения за суда, потопленные немецкими подводными лодками, Великобритания получала в форме приза большую часть германского торгового флота. Германии запрещалось иметь военную и морскую авиацию и дирижабли. Однако она освобождалась от оккупации. При этом следует подчеркнуть, что, в отличие от Второй мировой войны, на немецкой территории четыре года после начала боевых действий в Европе не было ни одного вражеского солдата. Для соблюдения выполнения военных условий договора создавались три международные контрольные комиссии"55.
Ст. 201 Версальского мирного договора гласила: «В течение шести месяцев с даты вступления в силу настоящего договора на всей территории Германии запрещается производство или экспорт самолётов, частей самолётов, авиационных моторов или частей моторов"56. В части, касавшейся военных вопросов, Версальский мирный договор содержал положение о том, что полное разоружение Германии должно было явиться предпосылкой к общему ограничению вооружений всех стран. Это дало впоследствии повод Берлину ссылаться на невыполнение союзниками обещаний об общем ограничении вооружённых сил всей нации и под этим предлогом отказаться от военных постановлений догово-ра57.
Кроме того, 835 немецких высших офицеров во главе с самим кайзером были объявлены преступниками. По этому вопросу также появились разногласия. Ж. Клемансо и Д. Ллойд Джордж настаивали на том, чтобы Вильгельм II и другие высшие чины Германской империи были преданы суду Международного трибунала за развязывание войны и преступления, совершённые на оккупированных территориях. В. Вильсон и В. Орландо отрицали правомочность такого трибунала и утверждали, что союзники имеют только одну возможность — требовать, чтобы германских военных преступников судил немецкий суд58.
Несмотря на колебания В. Вильсона и В. Орландо, Совет четырёх принял решение потребовать у Голландии выдать бежавшего туда Вильгельма II, который должен быть предан суду Международного трибунала. Предполагалось, что трибунал будет состоять из пяти судей, назначенных правительствами США, Великобритании, Франции, Италии и Японии, и что Вильгельму II будет предъявлено обвинение в грубейшем нарушении принципов международной морали и нерушимости заключённых договоров. Положение о международном трибунале было включено в текст Версальского договора, но так и осталось на бумаге как декларация, протокол о намерениях. Японские представители ужаснулись только при одной мысли, что коронованная особа (император), которую они считали священной, может быть судима, да и все остальные не проявили особого энтузиазма59.
Наконец, 231-я статья Версальского договора возлагала на Германию единоличную ответственность за развязывание Первой мировой войны60. «С вопросом о репарациях, -отмечают современные российские авторы, -связан политически важный вопрос об исторической ответственности за Первую мировую войну. Именно для обоснования наложенной на Берлин контрибуции в Версальский договор была включена ст. 231, в которой эта ответственность целиком возлагалась на Германию. Эта статья на долгие годы стала одной из самых травматических и ненавистных для немцев. Её наличие сыграло роль в накапливании потенциала реваншизма в германском общественном мнении"61.
промышленности (1922 — 1933 гг.) // Отечественная история. 2007. № 2. С. 60.
54 См.: Эванс Р. Третий рейх… С. 101.
55 Цит. по: Павлов Н. В. История внешней политики Германии… С. 77−78.
56 Версальский мирный договор. М., 1925.
57 См.: Павлов Н. В. История внешней политики
Германии… С. 77.
58 См.: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 254.
59 Там же. С. 254−255.
60 См.: Мировые войны ХХ века. Кн. 1. С. 620- Deutsche Geschichte in Schlaglichtern. S. 238 — 235- Kolb Eb. Die Weimarer Republik… S. 31- Ronnefarth H.K.Y., Euler H. Konferenzen und Vertrage… S. 44.
61 См.: Системная история международных
отношений в двух томах. Т. 1. С. 61.
161
Германия обязывалась отказаться от Брест-Литовского мирного договора с Советской Россией (3 марта 1918 г.), признать и уважать независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1 августа 1914 г. Статья 116 мирного договора признавала за Россией право получения у Германии соответствующей части репараций62. По В. Н. Горохову, «Статья 116-я отменяла Брест-Литовский договор, а также все другие договоры, соглашения или конвенции, заключённые Германией с максималистским (т.е. большевистским) правительством в России. Статья 117-я обязывала Германию признать полную силу всех договоров или соглашений, которые союзные державы заключили бы с государствами, образовавшимися или образующимися на всей или на части территории бывшей Российской империи… В соответствии со статьёй 433-й германские войска оставлялись в «балтийских провинциях и Литве» до того времени, которое «правительства главных союзных и объединившихся держав сочтут уместным для их вывода, сообразуясь с внутренним положением этих территорий"63.
Версальский договор, отметил Н. В. Павлов, вступил в силу 10 января 1920 г. В ст. 231, известной как «оговорка о виновности в войне», которую Г. Киссинджер назвал «грубейшим психологическим просчётом», говорилось, что Германия несёт полную (вместе с союзниками) ответственность за развязывание Первой мировой войны и заслуживает сурового морального осуждения. Именно на этом посыле базировалось большинство содержавшихся в договоре мер карательного характера — политических, военных и экономических. Среди немцев ст. 231 получила расхожее название «ложь о виновности в войне» и в течение последующих двух десятилетий была излюбленным объектом националистической пропаганды, направленной против победителей. Веймарская «оговорка» была неприемлема даже для тех политических групп, которые не верили в легенду об «ударе кинжалом в спину», и постоянно отравляла политический климат в Европе. Германские государственные деятели, которые стремились к разрядке отношений с дер-жавами-победительницами, клеймились
националистами как «исполнители воли» Антанты. Двое авторитетных политиков из этой
62 История дипломатии. Т. 3. С. 52.
63 См.: Горохов В. Н. История международных
отношений … С. 65 — 66- Павлов Н. В. История внешней политики Германии. С. 78.
когорты — М. Эрцбергер и В. Ратенау — были убиты"64.
В начале 1922 г. союзники по Антанте приняли Лондонский меморандум, согласно которому всякие претензии Германии к России отвергались. Меморандум признавал, кроме того, изданные царским правительством законы о конфискации имущества, касавшиеся германской собственности. В немецком МИДе это было воспринято с большим беспокой-ством65. 5 мая 1922 г., несмотря на протесты авиапромышленников и представителей рейхсвера, германское правительство приняло постановление, согласно которому производство и импорт самолётов должны были осуществляться в соответствии с версальскими договорённо-стями66.
Кроме отказа от Брест-Литовского договора 1918 г. с Советской Россией, Германия должна была отказаться и от Бухарестского договора 1918 г. с Румынией67 * *.
Таковы были итоги Версаля для Германии, проигравшей Первую мировую войну. Они длительное время вызывали ожесточённые споры среди политиков, дипломатов и историков. Большинство считало Версаль несправедливым и унизительным для немцев и Германии. Однако известный немецкий историк профессор Г. А. Винклер достаточно своеобразно трактовал в своих работах Версальский мирный договор. Он писал: «Конечно, договор был суровым и жёстким, но вряд ли кто-нибудь в тогдашней Германии осознавал, что могло быть и намного хуже». По его мнению, Версаль, учитывая и экономические и территориальные потери, был мягче, чем Брест-Литовский договор. Внешнеполитическое положение Германии по сравнению с кануном 1914 г. в известной мере даже улучшилось: Германия не имела более оснований считать себя «изолированной». Она оставалась экономически сильной державой, сохранила единство рейха. К тому же Версальский договор обнаружил первые трещины в отношениях между западными союзниками и Германией, имевшей хорошие перспективы вновь подняться до уровня великой европейской державы. Г. Винклер считал, что нужно было
64 См.: Павлов Н. В. История внешней политики Германии. С. 76 — 77.
65 См.: Krummacher F. A., Lange H. Krieg und Frieden: Geschichte der deutsch-sowjetischen Beziehunden von Brest-Litowsk zum Unternehmen Barbarossa. Munchen, 1970. S. 480−486.
66 См.: Байков А. Ю. Советско-германское
сотрудничество. С. 60.
67 История международных отношений: В трёх томах: Учебник / Под ред. А. В. Торкунова,
М. М. Наринского. Т. II. Международные период и
Вторая мировая война. М., 2012. С. 20.
162
иметь трезвый взгляд на создавшееся положение, чтобы увидеть «Версаль» в реалистических пропорциях68.
Подобной точки зрения придерживается и С. Озмент, отмечая: «Оценивая назначенные немцам репарации макроэкономически, в терминах роста населения и промышленной экспансии на протяжении 1920-х гг., историки заявляют, что эти платежи не были таким грузом, как утверждали немцы. Также свою роль сыграл тот факт, что предоставлялась гибкость в платежах. Теоретически немцы могли понять, что международное сообщество не хотело калечить производство побеждённого народа. Заслуживает внимания факт, что Германия наложила ещё более жёсткие репарации на Россию в 1918 г., требуя, по крайней мере, три четверти её угля, железа, нефти и хлопка, а также отделения трети её населения и железных дорог"69.
«Большинство немцев, — полагает
Р. Эванс, — чувствовали, что международная мощь и престиж Германии после объединения в 1871 г. постоянно повышались, а теперь внезапно страна оказалась выброшенной из списка великих держав и покрыта незаслуженным позором. Версальские соглашения были осуждены как навязанный мир, продиктованный в одностороннем порядке без возможности переговоров. Энтузиазм относительно проведения войны, демонстрировавшийся огромным большинством немцев среднего класса в 1914 г., обернулся жгучим негодованием, вызванным условиями мира четыре года спустя.
В действительности мирное соглашение создавало новые возможности для внешней политики Германии в Восточной и Центральной Европе, где на месте некогда могущественных империй Габсбургов и Романовых теперь находилось множество препирающихся друг с другом мелких и нестабильных государств, таких как Австрия, Чехословакия, Венгрия, Польша, Румыния и Югославия. Территориальные положения мирного договора были умеренными по сравнению с тем, чего требовала бы Германия от остальной Европы в случае победы, что в общих чертах было чётко отражено в программе, предложенной немецким канцлером Бетман-Гольвегом в сентябре 1914 г., и что Брест-Литовский мирный договор, заключённый с проигравшими русскими весной 1918 г., ясно продемонстрировал на практике. В случае победы Германии союзники должны были бы
68 См.: Космач В. А. Германия после Первой мировой войны… С. 129.
69 См.: Озмент С. Могучая крепость… С. 355.
выплачивать ей огромные репарации, без сомнения во много раз больше, чем те, которые Бисмарк потребовал от Франции после войны 1870−1871 гг. Репарации, которые Германия в результате должна была выплачивать, начиная с 1919 г., могли быть обеспечены ресурсами государства и не были чрезмерными, учитывая размеры разрушений, причинённых Бельгии и Франции оккупационными немецкими войсками. Во многих отношениях мирное соглашение 1918 — 1919 гг. стало смелой попыткой примирить принципы и прагматические моменты в существенно изменившемся мире. В других обстоятельствах оно могло иметь шансы на успех. Но не в условиях 1919 г., когда практически любые условия мира отвергались немецкими националистами, которые считали, что их обманом лишили победы"70.
Две исторические легенды, связанные с Версалем по мнению Г. Винклера, с самого начала тяжело обременяли молодую республику и отравляли политическую атмосферу, когда Веймар был ещё в стадии становления: об «ударе кинжалом в спину» и «о невиновности Германии в возникновении Первой мировой войны». Они были использованы в борьбе против социал-демократов и республики. О средствах ревизии Версаля, отмечал Г. Винклер, существовали различные мнения, необходимость же её не вызывала сомнения71. Известный учёный, философ и историк Эрнест Трёльч, оценивая Версаль, писал в 1924 г., что «Версальский договор — это воплощение садистски-ядовитой ненависти французов, фарисейски-капиталистического духа англичан и глубокого равнодушия американцев"72.
7 мая 1919 г., на пленарном заседании мирной конференции, Ж. Клемансо вручил У. фон Брокфорду-Ранцау объёмистый том, а 29 мая, добившись недельной отсрочки, германская делегация представила свой контрпроект: Германия соглашалась вернуть Франции Эльзас и Лотарингию при условии, что там будет проведён плебисцит, передать небольшую территорию Польше, а часть Шлезвига — Дании, уплатить в течение 30 лет 100 млрд. золотых марок репараций, и все73. Союзники согласились внести в проект договора незначительные поправки. Так, например, в Восточной Силезии, которая должна была отойти к Польше, было решено провести плебисцит. В остальном, как писал Ж. Клемансо в
70 Цит. по: Эванс Р. Третий рейх. С. 101−102.
71 Winkler H. A. Geschichte vom Ende des Alten Reiches. S. 401−403.
72 Цит. по: Патрушев А. И. Германская история… С. 379.
73 См.: Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 255.
163
сопроводительной ноте, переданной германской делегации, договор «должен быть принят или отвергнут в том виде, в каком он изложен сегодня», без всяких поправок, в течение пяти дней.
У. фон Брокдорф-Ранцау подписать договор в таком виде отказался, уехал в Берлин и настаивал на том, чтобы германское правительство отвергло предложенные Антантой условия мира. Однако это означало бы неминуемое возобновление военных действий, а воевать дальше Германия не могла. Правительство Германии обратилось к Парижской мирной конференции с просьбой исключить из текста договора только одно — утверждение об ответственности Германии за развязывание мировой войны, но Ж. Клемансо ответил категорическим отказом вносить какие-либо поправки74.
Завершая анализ итогов и последствий Версаля для Германии, сошлёмся на Л. Фон Мизеса. «Немецкой пропаганде, — отметил он, — удалось убедить общественное мнение англосаксонских стран в том, что условия договора были крайне несправедливы по отношению к Германии, что созданные им трудности ввергли немцев в пучину отчаяния, и поэтому нацизм и мировая война являются результатом этого бесчестного обращения с Германией. Все это не соответствует действительности. Упомянутые выше четыре договора установили в Европе крайне неудовлетворительный политический порядок. При разрешении проблем Восточной Европы было проявлено такое пренебрежение реальными обстоятельствами, что там возник настоящий хаос. Но Версальский договор не был несправедлив по отношению к Германии и не являлся причиной нищеты и отчаяния. Если бы положения договора выполнялись должным образом, Германия не смогла бы перевооружиться и опять ринуться в атаку. Беда была не в том, что договор был так уж невыносим для Германии, а в том, что державы-победительницы позволили Германии нарушить ряд его важнейших требований.
Договор обязал Германию уступить территории, завоёванные Пруссией, население которых по большей части не говорило на немецком языке и было крайне недовольно присоединением к Германии. Все притязания Германии на эти территории покоились только на факте завоевания.
Когда Версальский договор восстановил польскую независимость и вернул Польше территории Западной Пруссии и Познани, это не было актом предоставления Поль-
74 Прицкер Д. П. Жорж Клемансо … С. 255.
ше коридора. Просто были ликвидированы последствия завоевания, совершённого некогда Пруссией (не Германией). Ни поляки, ни устроители мирной конференции не виноваты в том, что тевтонские рыцари завоевали страну, не граничившую с территорией Рейха. Версальский договор вернул Эльзас и Лотарингию Франции, а северный Шлезвиг — Дании. И в этих случаях Германия не была ограблена. Население этих стран ожесточённо сопротивлялось немецкому господству и стремилось к освобождению. У Германии было единственное основание для угнетения этих народов — завоевание. Логическим следствием поражения был возврат некогда завоёванного.
Кроме того, жестокой критике подверглись решения мирного договора о репарациях. Войска Германии опустошили значительную часть Бельгии и северо-восточной Франции. Кто должен был платить за восстановление этих мест? Франция и Бельгия, подвергшиеся нападению, или Германия — агрессор? Победители или побеждённые? На переговорах было принято решение, что платить должна Германия.
Мы здесь не станем входить в детальное обсуждение проблемы репараций. Достаточно установить, действительно ли репарационные платежи несли голод и нищету для народа Германии. Давайте посмотрим, каковы были доходы и репарационные платежи Германии в период 1925—1930 гг.
Год Доходы на душу населения, в рейхсмарках Репарационные платежи на душу населения, в рейхсмарках Отношение репарационных платежей к доходам, %
1925 961 16,25 1,89
1926 997 18,30 1,84
1927 1118 24,75 2,18
1928 1185 30,75 2,60
1929 1187 38,47 3,24
1930 1092 26,10 2,39
Величина репарационных платежей на душу населения получена делением суммы репарационных выплат за год на 65 000 000. Поскольку за этот период население Германии немного выросло, реальный показатель должен быть чуть ниже, чем приведённый в таблице.
Утверждение, что эти выплаты сделали Германию нищей и обрекли немцев на голод, было гротескным искажением фактов. Они не оказали бы значительного влияния на немецкий уровень жизни, даже если бы немцы действительно заплатили все эти сум-
164
мы из собственных карманов, а не из иностранных кредитов, как это было на самом деле.
Вот цифры, характеризующие рост капитала в Германии за 1925 — 1929 гг. Прирост составил, в млн. рейхсмарок:
1925 5770
1926 10 123
1927 7125
1928 7469
1929 6815
С сентября 1924 г. по июль 1931 г. Германия, в соответствии с планами Дауэса и Юнга, выплатила по репарациям 10 821 млн. рейхсмарок. После чего платежи прекратились. За тот же период сумма кредитов, предоставленных иностранцами частным лицам и государственным учреждениям Германии, составила примерно более 20 500 млн. рейхсмарок. К этому можно прибавить приблизительно 5000 млн. рейхсмарок прямых иностранных инвестиций в Германию. Очевидно, что Германия не страдала от нехватки капитала. Если этих доказательств недостаточно, можно добавить, что за тот же период Германия инвестировала за рубежом примерно 10 000 млн. рейхсмарок.
Репарационные платежи не были причиной экономических трудностей Германии. Но если бы союзники настояли на их уплате, они могли бы серьёзно помешать перевооружению Германии.
Кампания против уплаты репараций завершилась полным фиаско союзников и столь же полным торжеством не желавшей платить Германии. Источником того, что немцы всё-таки заплатили, были иностранные кредиты, от погашения которых Германия позднее отказалась. Так что иностранцы, по сути дела, сами себе заплатили"75.
Итальянский историк международных отношений в XX в. и председатель Союза историков Италии Эннио ди Нольфо отметил в одной из своих работ определённый позитив Версаля для Германии, выражавшийся в том, что победители оставили немцам в неприкосновенности весь производственный потенциал страны, а также освободили от «колониального бремени» и тем самым «от тягот, которые ещё другими воспринимались как преимущества». Державы Антанты вынудили Германию «действовать только по правилам мирового рынка, то есть по правилам более выгодным для дина-
75 Цит. по: Мизес Л. фон Всемогущее правительство… С. 298 — 302.
мичной промышленности и торговой систе-мы"76.
В своё время у. Черчилль подчёркивал, что союзники не требовали уплаты от немцев возмещения всех военных издержек, которые составили 40 млрд.ф. ст. и которые просто невозможно было уплатить, а только настаивали на оплате убытков в размере 2 млрд.ф. ст. 77. Он и Д. Ллойд-Джордж «говорили о великих качествах германского народа, о той странной борьбе с народами, населяющими три четверти земного шара, которую он выдержал, о том, что восстановление Европы без помощи Германии невозмож-но"78. По у. Черчиллю, «великая тройка» решила: «Теперь для Германии открыта исключительная возможность. Гордый и достойный народ сможет таким образом избежать всякого унижения от постигнувшего его военного разгрома. Почти незаметно он перейдёт от жестокой борьбы к естественному сотрудничеству со всеми нами. Без Германии в Европе ничего нельзя сделать, а с её помощью всё окажется лёгким. Германию нужно пригласить нам в освобождении России и восстановлении Восточной Европы"79.
В современной российской историографии преобладают более объективные оценки самого Версальского договора и его последствий, причём без особого разброса оценок и мнений по содержанию и последствиям Версаля для Германии. Так, например, А. Ю. Сидоров и Н. Е. Клеймёнова полагают, что «Версальский договор, безусловно, носил репрессивный характер. Такие его положения, как открытая западная граница, оккупация на длительный срок германских земель на Рейне, жёсткие и всеобъемлющие военные ограничения, экономический диктат победителей, репарационные платежи, разрыв государственной территории на Востоке не только подрывали великодержавные позиции Германии, но и существенным образом ущемляли её государственный суверенитет. Входивший в противоречие с провозглашёнными победителями демократическими принципами мирного урегулирования, Версальский договор в массовом сознании немцев стал символом глубокой несправедливости и национального унижения, питавшим радикально-националистические и реваншистские настроения в обществе.
76 См.: Нольфо Э. ди История международных
отношений 1918 — 1999. В 2х т. Т. 1. Ч. 1. Двадцать лет между двумя войнами. М., 2003. С. 38.
77 См.: Черчилль у. Мировой кризис. С. 23.
78 Там же. С. 3.
79 Цит. по: Там же. С. 6.
165
Вместе с тем условия Версальского договора явились результатом компромисса между ведущими державами Антанты. Франции так и не удалось убедить своих союзников в необходимости полного ослабления и расчленения Германского государства. В Великобритании и США сознательно стремились сохранить основы для его последующего восстановления в качестве великой державы. В итоге, хотя Германия и была чрезвычайно ослаблена и поставлена в очень жёсткие политические рамки, на европейской карте её сохранили как одну из крупнейших и принципиально важных вели-чин"80.
«В принципе можно согласиться с мнением отдельных историков, — полагает российский германист Н. В. Павлов, — что в 1919 г. целью держав-победительниц (в отличие от мирного урегулирования после Второй мировой войны) был не тотальный демонтаж Германии как глобального игрока, а сдерживание, иными словами — наложение определённых ограничений, утрата страной статуса великой державы, которым рейх пользовался до войны, и низведение её до положения среднестатистического европейского государства. В пользу такой трактовки говорят как решение о ликвидации германских колоний, отмена Антантой 12 июля 1919 г. торгово-экономической блокады Германии, так и её последующая интеграция в Лигу наций, которая воспринималась в стране как альянс держав-победительниц и инструмент, призванный увековечить послевоенный порядок.
Вместе с тем, в отличие от Венского конгресса, на Парижской мирной конференции побеждённые страны не были представлены. Напомню, что Советская Россия, которая также не была приглашена, подвергла жёсткой критике это мероприятие. В результате получилось так, что Версальская система не включала в себя до недавнего прошлого две ведущие страны континента — Россию и Германию, на которые в совокупности приходилось более половины европейского населения и самый крупный военный потенциал. Уже один этот факт, как подчёркивает Г. Киссинджер, обрекал версальское урегулирование на неудачу. Любопытно, что через полгода после подписания Компьенского перемирия бывший главнокомандующий войсками Антанты французский маршал Фердинанд Фош, принявший германскую капитуляцию 11 ноября 1918 г., с удивительной точностью
сделал мрачный прогноз, заявив, что послевоенное устройство — это не мир, а «перемирие на двадцать лет». 20 лет спустя, напав на Польшу, Германия развяжет новую войну, которая по своим масштабам, ужасам и разрушениям далеко превзойдёт только что закончившуюся Первую мировую войну"81.
Источники и литература
Байков А. Ю. Советско-германское сотрудничество в области авиационной промышленности // Отечественная история. 2007. № 2.
Версальский мирный договор/под ред. Ю. В. Ключникова, А. Сабанина. М., 1925.
Винклер Г. А. Веймар 1918 — 1933: История первой немецкой демократии. М., 2013. Ватлин А. Ю. Германия в XX веке. М., 2002. Горохов В. Н. История международных отношений. 1918 — 1939: Курс лекций. М. ,
2004.
Германская история в новейшее время. Т.2. М., 1970.
Демидов Д. С. Международные отношения в Европе в 1919 — 1939 гг. М., 2001. История Германии / Под ред. Б. Бонвеча, Ю. В. Галактионова. Т.2. От создания Германской империи до начала XXI века. Кемерово, 2005.
История дипломатии/под ред. В. П. Потёмкина. Т.3. Дипломатия в период подготовки Второй мировой войны. М. -Л., 1945.
История международных отношений: В трёх томах: Учебник / Под ред. А. В. Торку-нова, М. М. Наринского. Т. II. Межвоенный период и Вторая мировая война. М., 2012.
История новейшего времени стран Европы и Америки: учебник для студентов. 1918 — 1945 / Под ред. Е. Ф. Язькова. М., 2004. Кейнс Дж. М. Экономические последствия Версальского договора. М. -Л., 1924. Космач В. А. Германия в 1918—1919 гг.: рождение республики. Витебск, 2008.
Космач В. А. Германия после Первой мировой войны: Ноябрьская революция и первые годы Веймарской республики (1918 — 1923 гг.). Витебск, 2010.
Мизес Л. фон Всемогущее правительство: Тоталитарное государство и тотальная война. Челябинск, 2006.
---------------------------- 81 Цит. по: Павлов Н. В. История внешней политики
80 Сидоров А. Ю., Клейменова Н. Е. История Германии… С. 78 — 79. международных отношений… С. 67.
166
Мировые войны XX века. Кн. 1. Первая мировая война. Исторический очерк. М. ,
2002.
Молодяков В. Вторая мировая война, которой не могло не быть. М., 2012.
Наумов А. О. Дипломатическая война в Европе накануне Второй мировой войны. История кризиса Версальской системы. М., 2007.
Николсон Г. Как делался мир в 1919 году. М., 1945.
Новейшая история стран Европы и Америки/ под ред. А. М. Родригеса, М. В. Пономарёва. Ч. 1: 1900 — 1945. М., 2001.
Нольфо Э. ди История международных отношений 1918 — 1999. В 2-х т. Т. 1. Ч. 1. Двадцать лет между двумя войнами. М. ,
2003.
Озмент С. Могучая крепость: Новая история германского народа. М., 2007.
Павлов Н. В. История внешней политики Германии. От Бисмарка до Меркель. М., 2012.
Прицкер Д. П. Жорж Клемансо. Политическая биография. М., 1983.
Патрушев А. И. Германская история: через тернии двух тысячелетий. М., 2007.
Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооружённых сил. Статистическое исследование/ под ред. Г. Ф. Кривошеева. М. ,
2001.
Сидоров А. Ю., Клеймёнова Н. Е. История международных отношений. 1918−1939 гг.: Учебник. М., 2006.
Системная история международных отношений: в 2 т./ под ред. А. Д. Богатурова. Т.1. События 1918−1945 годов. М., 2006.
Соколов Б. Германская империя: от Бисмарка до Гитлера. М., 2003.
Табуи Ж. 20 лет дипломатической борьбы. М., 1960.
Фарбман Н. В. Германский империализм на пути к ревизии репарационных поста-
новлений Версальского договора// Ежегодник германской истории. 1972. М., 1973.
Черчиль У. Мировой кризис. М., 2003.
Шацилло В. К. Первая мировая война 1914 — 1918. Факты. Документы. Мн., 2003.
Эванс Р. Третий рейх: Зарождение империи. 1920−1923. М., 2010.
Язьков Е. Ф. История стран Европы и Америки в новейшее время (1918 — 1945): курс лекций. М., 1998.
Clemenceau G. Grandeurs et miseres d'-une victoire. Paris, 1930.
Dokumente der deutschen Politik und Geschichte von 1848 bis zur Gegenwart. Bd. 3. Die Weimarer Republik. Berlin u. Munchen, 1952.
Deutsche Geschichte in Schlaglichtern/Von Dr. Helmut M. Muller. Mannheim — Zurich, 1996.
Kolb Eb. Die Weimarer Republik. Munchen, 1998. Krummacher F. A., Lange H. Kreig und Freiden: Geschichte der deutsch sowjetischen Beziehungen von Brest — Litowsk bis zum Unternehmen Barbarossa. Munchen, 1970. Mommsen H. Aufsteig nd Untergang der Republik von Weimat. 1918 — 1933. B. ,
2009.
Neidhart G. Deutsche Geschichte 1918 — 1933. Politik in der Weimarer Republik und der Sieg der Bechten. Stuttgart — Berlin — Koln, 1996.
Ronnefarth H. K. Y, Euler H. Konferenzen und Vertrage. Jeil II. Bd. 4A: Neuest Zeit. 1914 — 1959. Wurzburg, 1959.
Winkler H. A. Geschichte vom Ende des Alten Reiches, bis zum Untergang der Weimarer Republik. Bd. 1. Munchen, 2000.
Wehler H. U. Deutsche Sozialgeschichte. Bd. 4. Vom Beginn des Erstes Weltkriegs bis zur Grbndung der beiden deutschen Staaten. 1914 — 1949. Munchen, 2003.
Космач Вениамин Аркадьевич, профессор кафедры всеобщей истории и регионоведения, доктор исторических наук, профессор (Псковский государственный университет, г. Псков, Россия) — e-mail: v. kosmach@tut. by.
& quot-Humiliation at Versailles& quot-: Results of the First World War for Germany
The article is based on a wide range of sources and modern historiography, an analysis of the Treaty of Versailles, signed at the end of the First World War. Unreasonable and inconsistency policies of European states and the US against defeated Germany led to the fact that World War II was almost inevitable.
Key words: The First World War, the Treaty of Versailles, Germany, reparation.
Veniamin A. Kosmach, Professor of the Department of World History and Area Studies, Doctor of Historical Sciences, Professor (Pskov State University, Pskov, Russia) — e-mail: v. kosmach@tut. by.
167

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой