Взаимосвязь права и нравственности как основа права в творчестве Л. И. Петражицкого

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 340 Гараева Галина Фаизовна
доктор философских наук, профессор, заместитель директора по научной работе Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия тел.: (918) 637−44−43
ВЗАИМОСВЯЗЬ
ПРАВА И НРАВСТВЕННОСТИ
КАК ОСНОВА ПРАВА В ТВОРЧЕСТВЕ
Л.И. ПЕТРАЖИЦКОГО
Garaeva Galina Faizovna
D. Phil., Professor, Deputy Director of Research, North Caucasus Branch of the Russian Academy of Justice tel.: (918) 637−44−43
LAW AND MORALITY CORRELATION AS A LAW BASIS IN WORKS OF L.I. PETRAZYCKI
Аннотация:
В статье анализируется актуальный вопрос взаимосвязи права и нравственности на материале философии права Л. И. Петражицкого. Автор обосновывает точку зрения о том, что взгляды этого теоретика и философа права являются разновидностью естественно-правового подхода и открывают новые грани в обосновании взаимосвязи права и нравственности.
Ключевые слова:
право, естественное право, психологическая теория права, интуитивное право, нравственность, право как индивидуально-психическое явление, адресат правовой нормы.
Summary:
The article considers the topical issue of law and morality correlation basing upon L.I. Petrazycki’s philosophy of law. The author substantiates the opinion defining convictions of this theorist and law philosopher to be an aspect of natural law theory, thus revealing new dimensions in explanation of law and morals correlation.
Keywords:
law, natural law, psychological theory of law, intuitional law, morality, law as individually-psychic phenomenon, addressee of legal norm.
Творчество Л. И. Петражицкого, основателя психологической школы права, выделяется в истории русской и мировой философии права своей несхожестью с другими философско-правовыми системами, необычностью и своеобразием как по форме, так и по содержанию. Так, для того, чтобы системно изложить психологическую теорию права во взаимосвязи с нравственностью потребовался иной, чем уже устоявшийся, понятийно-категориальный аппарат, поэтому философско-правовая терминология Л. И. Петражицкого изобилует привнесенными психологическими терминами, которые, впрочем, широко в философии права не прижились.
Что касается появления психологического направления в праве, то оно было закономерным результатом тех процессов, которые имели место в философии права в конце XIX — начале XX в. Л. Ю. Головина совершенно верно отмечает: «Этическое учение, основанное на интуитивном познании, не было возможно раньше появления религиозных культов и исчерпании позитивизма в философии. В науке права кризис позитивизма обозначился в конце XIX в. Потребность в теории, которая заменила бы позитивистский подход, обусловила интерес прогрессивных исследователей к обновлению концепции естественных прав человека» [1, с. 12].
Философско-правовое творчество Л. И. Петражицкого — это попытка разрушить традиционные подходы и представления о праве и нравственности, которые оказались бесплодными и неперспективными с точки зрения как теории, так и практики правового бытия. Л.И. Петражиц-кий ищет новые подходы к праву, которые сам, впрочем, новыми не считает, так как эмоциональная природа права не скрыта от исследователей, а, напротив, достаточно очевидна. А устоявшийся взгляд на право как на юридические нормы Л. И. Петражицкий объяснял исключительно традицией, которой трудно дать рациональное объяснение.
Согласно Л. И. Петражицкому, право, правовая психика, правовое сознание имеют императивно-атрибутивную природу. Это значит, что все переживания права, осмысление его базируются на том, что мы осознаем наше собственное поведение как долженствование по отношению к другому и поведение другого как долженствование по отношению к нам. При этом атрибутивная функция имеет главное и решающее значение, а императивная функция имеет лишь рефлекторное и подчиненное значение по отношению к атрибутивной.
Право у Л. И. Петражицкого предстает как индивидуально-психическое явление, у него нет объективного существования. Из этого следует, что право возникает не из конкретных социально-исторических и экономических предпосылок, а как результат субъективного переноса наших переживаний на другого человека, которому приписываются определенные права и обязанно-
сти. Именно под влиянием эмоций, подчеркивал Л. И. Петражицкий, человек приписывает себе, другим людям, внешнему авторитету разные права и обязанности, переносит на них свои внутренние убеждения о том, как должен поступить человек в тех или иных обстоятельствах. Не государство, а «внутренний голос» диктует человеку определенное поведение.
Право, которым люди пользуются в повседневной жизни, порождаемое психикой и воспроизводимое посредством психических переживаний, Л. И. Петражицкий называет естественным или интуитивным. Оно, так же как и позитивное, существует в виде императивноатрибутивных переживаний, но без ссылок на посторонние авторитеты. Поступки людей согласуются с их внутренним голосом, «совестью». Отказ от совершения дурных поступков не обязательно есть результат знания и почитания законов, государственных велений и т. д. Единые нормы поведения утверждаются в результате социального интеллектуального общения людей и эффекта психического заражения.
Наличие в жизни людей интуитивного права означает, что и при отсутствии знания официального права, человек все равно живет в правовом пространстве. Таким образом, Л. И. Петражицкий уходит от устоявшейся традиции отождествления права только с внешними формам его проявления на уровне правовых норм и знания о них. Интуитивное право имеет индивидуально-изменчивый характер, что отражается в его содержании, определяемом конкретными условиями жизни каждого индивида. Следовательно, можно утверждать, что интуитивноправовых убеждений в обществе столько, сколько индивидов. Но в редких случаях, под влиянием воздействия одних и тех же обстоятельств, можно констатировать интуитивно-правовые представления семьи, социальной группы и т. д.
Позитивное право, напротив, отличается консервативным характером, неспособностью своевременно реагировать на новые тенденции жизни. Позитивное право, так же как и интуитивное, представляет собой внутренние императивно-атрибутивные переживания. Однако в отличие от интуитивного права в состав внутренних переживаний позитивного права включены представления нормативных фактов, отражающих чьи-либо веления. В этом контексте никто в обществе не может отрицать ведущую роль государства в регулировании отношений. Это становится возможным потому, что мы приписываем определенным людям общее право повелений «для исполнения долга заботы об общем благе» [2, с. 181].
В отношении содержания позитивного права необходимо сказать, что, по мнению Л. И. Петражицкого, оно определяется единым шаблоном общих норм, из которых выводятся конкретные права и обязанности, по которым решаются возникающие разногласия. Критически оценивая достижения современной ему правовой науки, Л. И. Петражицкий не ставил перед собой цель ее доработки, а напротив подчеркивал, что его теория права не имеет никакого отношения к господствовавшему юридическому позитивизму и нормативизму: «…наши определения правовых обязанностей, прав, норм права, и т. д. отнюдь не представляют определения того, что юристы привыкли относить к праву, считать правовыми обязанностями, правовыми нормами и т. д.» [3, с. 26]. Л. И. Петражицкий отмечает: «Правовой психике свойственна столь сильная и неуклонная склонность к позитивации, что она, так сказать, пользуется всевозможными поводами и случаями, всевозможными фактами для того, чтобы достичь фиксирования определенного позитивного шаблона» [4, с. 150]. Тесная связь позитивного права с психологизмом и интуитивизмом способствовала тому, что многие ученые, например П. И. Новгородцев, видели в трактовке Л. И. Петражицкого разновидность юридического позитивизма. Но с этой характеристикой вряд ли можно однозначно согласиться. Ведь в теории права Л. И. Петражицкого авторитетно-нормативные акты не признаются основанием права, а в качестве такого основания называются императивно-атрибутивные переживания, естественное происхождение которых вряд ли вызывает сомнение. Конечно, есть уже устойчивое представление о естественном праве, сложившееся на основе западноевропейских философско-правовых традиций. Однако вряд ли можно считать развитие естественно-правового типа правопонимания завершенным в той форме, которая сложилась на этапах Античности, Средневековья, Нового времени. По нашему мнению, философско-правовые взгляды Л. И. Петражицкого отвечают характеру естественноправового типа правопонимания и представляют один из его вариантов.
Вообще же Л. И. Петражицкий не отделяет жестко интуитивное и позитивное право, а пытается выявить некоторые сходные моменты. Так, интуитивное и позитивное право, рассматриваемые с точки зрения психического фактора общественной жизни, согласно Л.И. Петражицко-му, проявляются в возбуждении или подавлении мотивов к различным действиям и воздержаниям, что можно охарактеризовать как мотивационное или импульсивное действие права и в одном и в другом случае.
Вообще, именно в работах Л. И. Петражицкого право впервые стало рассматриваться через призму внутренних переживаний человека. Тем самым, сущность права стала соотноситься
не с внешними его проявлениями, а с внутренним миром адресата права. Это привело к тому, что теория права и теория нравственности в творчестве Л. И. Петражицкого неразрывно связаны и эта связь основана на новом методологическом подходе, который был использован в психологической теории права.
В качестве основных методов изучения права и нравственности с точки зрения их психологической природы Л. И. Петражицкий называет простое и экспериментальное самонаблюдение (интроспективный метод), а также соединительный метод простого и экспериментального внутреннего и внешнего наблюдения. Это позволяет не только выявить собственные индивидуальных психические переживания права и нравственности, но и понять подобные психические переживания других людей, выразить их в обобщенной форме.
Вообще же методология Л. И. Петражицкого базируется на индивидуалистическом подходе к анализу права. В центре внимания его философско-правовых взглядов находится внутренний мир человека, психические переживания правовых явлений. Именно ценностные установки человека, считал Л. И. Петражицкий, определяют место права в его жизни. Таким образом, не норма права, а адресат нормы выступает определяющим фактором правовой сферы жизни общества.
Л. И. Петражицкий отмечал в своих трудах, что традиционно правоведы пытаются отделить право от таких сродных явлений как нравственность, общественные нравы, обычаи, религия. Но такой подход нельзя считать правильным, так как он основывается на классификационных ошибках. К таким ошибкам Л. И. Петражицкий относит:
1) противопоставление как отличного того, что на самом деле тождественно-
2) сопоставление как сродного существенно разнородного (поскольку нравы содержат и утилитарные элементы — не нормы вообще).
Л. И. Петражицкий предлагает иной подход, в основу которого положено не различие сродных явлений, а их неразрывная объективная взаимосвязь. В результате, например, нравственность рассматривается как интуитивная и позитивная. В свою очередь, позитивная нравственность может быть рассмотрена как законная (ссылающаяся на Божественные веления, постановления вселенских соборов) и обычная (основанная на правах, обычаях предков и т. д.). Подобным образом можно характеризовать и право. Но, с другой стороны, нравственность можно рассматривать как светскую и религиозную, что в равной степени также относится и к праву. При таком подходе видно, что право и нравственность имеют общие основания и их взаимодействие может и должно служить благу людей. Однако «. господствующие теперь воззрения на природу права (как велений одних по адресу других, причем обыкновенно предполагаются соответствующие угрозы на случай неисполнения) таковы, что приписывание ему сродства с нравственностью, по меньшей мере, научно необоснованно- приказы с угрозами и подлинная нравственность — две совершенно различные вещи и называть их сродными не следовало бы», — замечает Л. И. Петражицкий [5, с. 210]. В своих работах он докажет обратное -объективно существующее сродство между правом и нравственностью. Но отстаивать свой подход ему придется в условиях господства позитивистского правопонимания, которое в силу своей односторонности не сможет в дальнейшем плодотворно развиваться и претендовать на полноту знаний о праве.
Право и нравственность Л. И. Петражицкий рассматривает как виды этических явлений. Он пишет: «. установленное деление этических явлений на два вида и соответствующее определение понятия права представляют самостоятельную классификацию явлений, независимую от принятого в юридических сферах словоупотребления и коренным образом с ним расходящуюся» [6, с. 121]. Различение права и нравственности как этических начал жизни обусловлено различием между обязанностями и нормами. В одном случае этического сознания человек считает себя обязанным в силу того, что должен другому человеку нечто, на что он может притязать. В другом случае этического сознания человек обязан в силу собственных побудительных мотивов, которые не дают другому человеку право требовать поступать именно так, а не иначе. Это хорошо иллюстрирует добровольное оказание денежной помощи нуждающемуся, который не может притязать на такое отношение. По существу речь идет о различении двух разновидностей этических эмоций, а следовательно, двух видов этических эмоциональноинтеллектуальных сочетаний. В первом случае эмоционально-интеллектуальные сочетания образуют право, правовые обязанности и нормы, а во втором случае — нравственность, нравственные обязанности и нормы. В этом отличие правовых обязанностей от нравственных. Для того, чтобы отделить право от нравственности, подчеркивает Л. И. Петражицкий, первоначально требуется выявить имеющееся между ними сходство. А оно проявляется, прежде всего, в том, что и право и нравственность не являются предметно-материальными образованиями. Человек постигает их через «переживание» правовых и нравственных явлений. Таким образом,
психические переживания — это та общая почва, на которой соприкасаются право и нравственность в человеческой жизни.
Но психические переживания права отличаются от других психических переживаний человека, в том числе и от нравственных переживаний. Они имеют двусторонний характер и двойную функцию. «В области правовой психики имеется соответствующее императивноатрибутивной природе правовых эмоций осложнение интеллектуального состава, состоящее в двусторонности, парности субъектных представлений (субъекты обязанности-субъекты права) и объектных (объекты обязанности — объекты права), в отличие от нравственности, интеллектуальный состав которой в этом отношении беднее, проще, имеет не парный, а простой односторонний характер (только субъекты обязанностей, только объекты обязанностей, без субъектов и объектов притязаний)» [7, с. 124−125]. Нормы права, подчеркивает Л. И. Петражицкий, представляются, с одной стороны, обременяющими, а с другой — наделяющими. А нормы нравственности являются только обременяющими. Иными словами, в праве существуют двойные связи между двумя сторонам правоотношения, в которых одни имеют обязанности, а другие -права. В нравственности же имеются только односторонние обязанности.
С психологической теорией Л. И. Петражицкого можно соглашаться или не соглашаться, но на наш взгляд, такой подход к праву, который основывается на выявлении единой этической природы права и нравственности, несомненно, прогрессивен, так как позволяет увидеть в праве один из способов реализации этических целей и идеалов. Опубликованная в 1907 г. работа Л. И. Петражицкого «Теория права и государства в связи с теорией нравственности», в которой была изложена его оригинальная концепция права и нравственно-правовые идеи, стало крупным научным событием как в русской, так и в европейской литературе. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением В. В. Лапаевой, которая подчеркнула, что к числу несомненных заслуг создателя психологической теории права относится освобождение теории права от узкого юридического догматизма [8, с. 556]. Кроме того, Л. И. Петражицкий в своем творчестве показал новые грани в обосновании взаимосвязи права и нравственности, тем самым расширил аргументативное поле в обосновании нравственной природы права.
Ссылки:
1. Головина Л. Ю. Теория понимания права Л.И. Пет-ражицкого: история и современность: автореф. дисс. … канд. юридич. наук. М., 2007.
2. Там же.
3. Там же.
4. Там же.
б. Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000.
6. Там же.
7. Там же.
5. Лапаева В. В. Петражицкий Лев Иосифович // Статья в Энциклопедическом словаре биографий «Правовая наука и юридическая идеология России» / отв. ред. В. М. Сырых. М., 2009.
References (transliterated):
1. Golovina L.Y. Teoriya ponimaniya prava L.I. Petrazhitskogo: istoriya i sovremennost'-: avtoref. diss. … kand. yuridich. nauk. M., 2007.
2. Ibid.
3. Ibid.
4. Ibid.
5. Petrazhitskiy L.I. Teoriya prava i gosudarstva v svyazi s teoriey nravstvennosti. SPb., 2000.
6. Ibid.
7. Ibid.
8. Lapaeva V.V. Petrazhitskiy Lev Iosifovich // Stat'-ya v Entsiklopedicheskom slovare biografiy «Pravovaya nauka i yuridicheskaya ideologiya Rossii» / ex. ed. V.M. Syrykh. M., 2009.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой