Советские войска в боях за Будапешт: штурм Пешта

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47)"1941/1945″
А.Г. Михайлик
СОВЕТСКИЕ ВОЙСКА В БОЯХ ЗА БУДАПЕШТ: ШТУРМ ПЕШТА
В истории боевых действий Красной армии по освобождению Венгрии в октябре 1944 — апреле 1945 года важное место занимает штурм Будапешта. Два месяца и три наступления потребовались войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов, чтобы окружить венгерскую столицу, где оборонялась крупная группировка противника. В течение 1−18 января 1945 года войска 2-го Украинского фронта вели бои за овладение восточной частью венгерской столицы — Пештом. Соотношение сил было в пользу советских войск, однако противник имел большое преимущество в танках и самоходных орудиях. В уличных боях стрелковые части наступали штурмовыми группами, включавшими в свой состав автоматчиков, пулеметчиков, огнеметчиков, артиллеристов и саперов. Сохраняя за собой мосты через Дунай, противник имел возможность маневра силами и средствами и перебрасывал части из Буды в Пешт- попытки советских войск уничтожить их с помощью крупнокалиберной артиллерии и авиации результата не дали. Тем не менее, части Будапештской группы войск упорно продвигались вперед и после двух c половиной недель упорных боев овладели восточной частью Будапешта. В ходе боев за овладение Пештом было взято в плен 9,3 тысячи немецких и 53,5 тысячи венгерских солдат и офицеров. Падение Пешта резко ослабило оборонительные возможности блокированной в венгерской столице немецко-венгерской группировки и тем самым существенно приблизило день полного освобождения не только Будапешта, но и всей Венгрии.
авиация, артиллерия, Будапешт, пехота, советские войска, танки, штурм.
В истории боевых действий Красной армии по освобождению Венгрии в октябре 1944 — апреле 1945 года важное место занимает штурм Будапешта. Два месяца и три следовавших друг за другом наступления потребовались войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов, чтобы окружить венгерскую столицу, где оборонялась крупная группировка противника. В окружении оказались 13-я танковая дивизия, 8-я, 22-я кавалерийские дивизии СС, 271-я пехотная дивизия, 239-я бригада штурмовых орудий, механизированная дивизия СА (SA — Sturmabteilung — штурмовые отряды) «Фельдхернхалле» немцев, 1-я, 12-я, 20-я пехотные дивизии, 24-й пехотный полк 24-й пехотной дивизии, 17-й пехотный полк 9-й пехотной дивизии, полицейский батальон, батальон офицерской школы, 11-й, 12-й отдельные батальоны, 1-й, 13-й, 16-й, 24-й, 25-й артиллерийские дивизионы, 4-й кавалерийский полк 1-й кавалерийской дивизии, 19-й саперный батальон венгров — всего до 100 000 человек 1. Командующие 2-м и 3-м Украинскими фронтами маршалы Ф. И. Толбухин и Р. Я. Малиновский предложили запертым в Будапеште немецко-венгерским войскам капитулировать, гарантировав достойное обращение с пленными. Для передачи этого предложения 29 декабря 1944 года в город были отправлены два парламентера капитаны И. А. Остапенко и Н. С. Штейнмец, но оба были убиты.
1 Центральный архив Министерства обороны РФ (далее — ЦАМО). Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1202. Л. 168- Д. 1305. Л. 136.
После того как немецкое командование отвергло ультиматум о капитуляции, а немецкие солдаты убили советских парламентеров, стало очевидно, что венгерской столицей можно овладеть лишь штурмом. В течение двух с половиной недель с 1 января 1945 года основная борьба развернулась за восточную половину города — Пешт. В западной половине — Буде — вполне успешно действовали войска 46-й армии 3-го Украинского фронта. К 4 января они овладели около 700 кварталами в предместьях и в городе, однако из-за начавшегося 1 января контрнаступления противника были вынуждены приостановить штурмовые действия, поскольку часть сил была переброшена на новый фронт, и в дальнейшем в соответствии с директивой Ставки прикрывали направление на Будапешт с северо-запада 2 Поэтому освобождение города вели соединения 2-го Украинского фронта: 30-й стрелковый корпус действовал с севера, 7-й армейский корпус румын — с востока, 18-й гвардейский стрелковый корпус — с юга.
Согласно «Ведомости боевого и численного состава противника, действующего перед 2-м Украинским фронтом, по состоянию на 2.1. 45», состав сил и средств противника в восточной половине города определялся так: 44 пехотных полка и батальона, 15 артиллерийских полков и дивизионов, 1 штурмовой дивизион, людей всего 32 890, активных штыков 17 550, автоматов — 1443, ручных пулеметов — 1347, станковых пулеметов — 218, противотанковых орудий — 91, полковых орудий — 34, дивизионных орудий — 134, штурмовых орудий — 30, зенитных орудий — 43, минометов — 255, танков — 55. Соотношение сил в Пеште в целом было в нашу пользу: три корпуса 2-го Украинского фронта располагали 66 900 солдатами и офицерами, 838 орудиями, 724 минометами и 10 танками, тогда как у противника было 32 890 солдат и офицеров, 332 орудия, 255 минометов и 55 танков 4. Противник, однако, располагал большим преимуществом в танках и самоходных орудиях, что же касается пехоты, то представленную цифру, по более поздним оценкам, следует увеличить примерно вдвое. Дело в том, что общая численность войск противника в окруженном Будапеште на 1 января 1945 года в приложении к журналу боевых действий 2-го Украинского фронта и январской фронтовой сводке боевого опыта определяется в 129 тысяч, «а с пополнением за счет мобилизации местного населения и фашистских отрядов» — в 159 тысяч. Цифра последнего оценочная, поскольку вместе со строевыми частями по мобилизации немецко-венгерского командования в обороне города участвовали добровольческие подразделения из гражданского населения, были зафиксированы также случаи, когда при отступлении основных сил некоторые солдаты и офицеры переодевались в гражданское платье, смешивались с укрывающимися в подвалах местными жителями и, спрятав оружие и боеприпасы, пытались под прикрытием темноты или из-за укрытий выводить из строя советских бойцов и офицеров 5. Гражданские с оружием и военные в гражданском действовали одинаково, и более-менее точно определить их количество и выяснить принадлежность было невозможно, поэтому соответствующие цифры имеют до определенной степени произвольный характер.
2 ЦАМО. Ф. 243. Оп. 2900. Д. 1572. Л. 65- Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: документы и материалы. 1944−1945. Т. 16 (5−4). М., 1999. С. 189.
3 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1906. Л. 41−42.
4 Там же. Д. 1799. Л. 137.
5 Там же. Л. 137- Д. 1906. Л. 43- Д. 1993. Л. 2, 9.
В любом случае стандартно требующегося для выполнения поставленной перед тремя стрелковыми корпусами 2-го Украинского фронта боевой задачи трехкратного превосходства не было. Напротив, к началу боев за Будапешт численность стрелковых рот в частях не превышала 30−35 человек, в батальонах имелось по две стрелковые роты, полки в связи с большими потерями состояли из двух или даже одного батальона. Задействованные соединения были далеки от штатной численности: например, в 30-м стрелковом корпусе по состоянию на 1 января 25-я гвардейская стрелковая дивизия насчитывала 4813 человек, 151-я стрелковая дивизия — 3945 человек, 155-я — 4382 человек 6.
Между тем город был сильно укреплен: оборона внутри города была решена путем создания концентрических линий обороны, проходящих преимущественно по главным кольцевым улицам города и флангами упирающихся в реку Дунай, и отсечных позиций, идущих по радиальным улицам. Основой обороны являлись опорные пункты и узлы сопротивления, в большинстве случаев — перекрестки улиц, площади, крупные отдельные здания и промышленные объекты. Всего в Пеште насчитывалось шесть основных концентрических линий обороны, в Буде — четыре.
В Пеште первое кольцо проходило вдоль канала Ракоши шириной 15−20 метров, глубиной 2−2,5 метра и с крутыми берегами. Канал был использован как противотанковое препятствие. Почти все мосты через канал были взорваны, подходы к нему простреливались из жилых и фабрично-заводских зданий, расположенных на берегу канала. Второе кольцо (по проспекту Хунгария) отделяло центр города от пригородов. К третьему кольцу (улицы Астамош, Шандор, Арена Драла) примыкал мощный узел обороны в природоведческом музее и артиллерийский узел на площади Ошек. Четвертое кольцо (улицы Грофталлер, Орузь, Фиумен, Ротенвиллер, Ефльшо, Чонадь, мост Фердинанд) включало в себя оборону со станционного двора западного и восточного вокзалов на площади Вароши, кладбища и товарной станции. Пятое кольцо (проспекты Ференц Иозеф, Эржебет, Терез Липот), расположенное непосредственно в центральной части города, застроенное крупными прочными каменными зданиями и усиленное баррикадами, представляло собой труднопреодолимый рубеж. Шестое кольцо (проспект Вамхаз, Кароль Кироли, Вильмешь, Часар, Липот) защищало подходы к мостам Маргит, Ланц, Эржебет и Ференц, придунайскую часть города, которая являлась последним оплотом противника в восточной части Будапешта.
В Буде были ярко выражены четыре полукольца обороны. Первое проходило по улице Хорти Миклош, высоте 259, улицам Бессермени, Олас Фашор, высоте 249- второе — по высоте 2390 (Цитадель), улицам Азар, Алкомаш, Крыстина, проспекту Маргит- третье — по улицам Крыстина, Орок- четвертое — включало королевский замок, являвшийся последним оплотом противника в Буде, при его обороне были использованы мощные здания замка, дворца эрцгерцога, военного министерства и ряда других правительственных зданий. Командное положение Королевского замка и примыкающих к нему зданий позволяло контролировать большую часть Буды и полностью восточную часть Пешта.
В секторальном отношении наиболее сильной была оборона противника в полосе наступления 18-го гвардейского стрелкового корпуса. Так, в районе завода Гофхер Шранц (Кишпешт) все улицы были перекрыты противотанковыми
6 Там же. Л. 34- Д. 1993. Л. 23.
рвами, за исключением улицы Юллей, где противник установил много орудий на прямую наводку. Южная окраина Пештсентэржэбет имела большое количество минно-взрывных заграждений, расположенных вдоль шоссейной и железной дорог. Все дома, пригодные для размещения войск и штабов, были заминированы противотанковыми минами натяжного действия и стандартными зарядами взрывчатых веществ. В районе ипподрома (квартал 2351) и прилегающих к нему объектов с целью накапливания войск для контратак и укрытия их от обстрела использовались туннели и подвальные помещения. В юго-восточном секторе обороны противника была особенно развита система инженерных препятствий, вплоть до электризованных проволочных заборов- плотность минирования достигала 250−300 минут на 1 погонный километр. Только на подступах к Будапешту было снято и подорвано 1566 противотанковых мин, 4600 противопехотных мин, 759 «сюрпризов», всего же при разминировании города и его окрестностей войсками 2-го Украинского фронта было снято и обезврежено 15 600 противотанковых мин, 14 200 противопехотных мин, 1346 фугасов и
7
«сюрпризов».
Тем не менее, несмотря на всю мощь обороны и упорство противника, советские войска продвигались вперед. В первый же день нового 1945 года соединения 2-го Украинского фронта овладели пятью пригородами в Будапеште — Судок, Ракошсентмихаль, Иожеф, Шашхал, Надьидце, и заняли 424 квартала- 2 января части 30-го стрелкового корпуса и 7-го румынского армейского корпуса продолжали бои по уничтожению окруженной группировки противника в городе Будапеште и овладели 31 кварталом- 18-й гвардейский стрелковый корпус вел упорные бои, отразив 3 контратаки противника силою до батальона пехоты с 3−5 танками в районе Уйхель, и занял 48 кварталов- 3 января на счету 30-го стрелкового корпуса
и 7-го армейского корпуса было 155 занятых кварталов, у 18-го гвардейского стрелкового корпуса — 49 кварталов- на следующий день, 4 января, 30-й стрелковый корпус и 7-й армейский корпус заняли 52 квартала- 18 гвардейский стрелковый корпус освободил 149 кварталов.
Условия уличных боев в Будапеште не позволяли развернуть крупные танковые силы. Наступающую пехоту поддерживали 2-й танковый батальон 3-й танковой бригады от 23-го танкового корпуса и танковая рота 39-й танковой бригады- общее количество машин в этих подразделениях не превышало 22 единиц 9. Поэтому авиации пришлось решать значительно большую часть задач по поддержке пехоты, чем обычно. К 1 января 1945 года вся авиация противника была вытеснена с Будапештского аэроузла- 3 января в его восточную часть было произведено перебазирование 3-го гвардейского истребительного авиационного корпуса- 103-й и 92-й истребительные авиационные полки разместились на аэродроме Вечеш в 5 километрах от передовой- 6 января 132-й гвардейский штурмовой авиационный полк был перебазирован на аэродром Панд, а после продвижения наземных войск — в центр города- на аэродром Матьяашфелд были перебазированы еще два штурмовых и один истребительный авиаполк. Базирование частей в непосредственной близости от переднего края противника дало возможность увеличить количество самолетовылетов на один исправный
7 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 138−140.
8 Там же. Д. 1905. Л. 5, 16−17, 20, 24, 26.
9 Там же. Д. 1799. Л. 192.
самолет в два, а в некоторые дни и в три раза 10. Однако действия авиации сильно зависели от метеоусловий, которые часто были неблагоприятными. Так, если 2 января части 5-й воздушной армии совершили 857 самолетовылетов по Будапешту, 3 января -1001 самолетовылет (в результате было разрушено до 300 зданий с огневыми точками, вызвано 184 пожара и 9 взрывов, на земле было уничтожено 2 транспортных самолета «Юнкерс-52»), то 1 января было сделано только 226 самолетовылетов, 4 января — 124, 5 января — 95, 7 января — 5, а 8, 9 и 10 января 5-я воздушная армия из-за плохих метеоусловий боевую работу вообще не вела 11.
Были у авиаторов и другие сложности. Летчики 5-й воздушной армии впервые за время войны работали по такому крупному населенному пункту, как занимавший 170 квадратных километров Будапешт. Здания столицы отличались массивностью постройки, многоэтажностью каменной или кирпичной, отлично цементированной кладки с вместительными сводчатыми подвальными помещениями, перекрытия которых в абсолютном большинстве были сделаны из железобетона с настилом в 2−3 метра. Подавляющее большинство построек города по своим техническим характеристикам были способны противостоять воздушной бомбардировке вплоть до 250-килограммовых бомб. Под землей располагалась целая система сообщающихся подвальных помещений- кроме того, в Будапеште имелась линия метрополитена длиной 5 километров. В этих условиях поражение с воздуха живой силы, техники, штабов и узлов управления частями противника было непростой задачей, тем более что город прикрывала зенитная артиллерия, насчитывавшая свыше 20 батарей, и истребительная авиация ближайших аэродромов 12.
Авиации приходилось преодолевать целый ряд трудностей. Район боевых действий постоянно сужался, что предъявляло высокие требования к точности бомбометания. Ориентированию над городом мешали плохая видимость и дым от пожаров, между тем нанесение бомбовых и штурмовых ударов производилось в непосредственной близости от своих войск, а применение полотнищ, ракет, дымов для обозначения переднего края должного эффекта в этих условиях не давало. Требовались бомбы большого калибра, так как средний и малый калибры, равно как пушечное и пулеметное вооружение авиации, были малоэффективны. Ограничение района действий и плохие метеоусловия вынуждали производить сокращение состава групп штурмовиков до 4−2 самолетов, что увеличивало их количество и тем самым затрудняло управление, тогда как из-за быстро меняющейся обстановки требовалось частое перенацеливание находящихся в воздухе экипажей и групп. Из-за плотности застройки и высоты зданий наши стрелковые части не видели эффективности действий авиации уже на расстоянии
13
100−200 м, то есть уже на следующей улице.
В первые дни штурма Будапешта летный состав и ведущие групп штурмовиков еще недостаточно изучили город: в системе одинаковых городских домов было трудно отыскать заданную цель, особенно по их конфигурации. Поэтому для точного выхода на цель применялся метод лидирования отдельных групп штурмовиков, не имеющих достаточного опыта в отыскании цели в системе города, наиболее опытными ведущими групп, хорошо изучившими район и цели.
10 ЦАМО. Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 360−361.
11 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1905. Л. 13, 17, 21, 28, 31, 45, 50, 58.
12 ЦАМО. Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 370, 373.
13 Там же. Л. 378−379.
Кроме того, летный состав тщательно готовился к каждому вылету по плану города, вычерчивал на память схемы расположения целей, кварталов с характерной конфигурацией- с плана Будапешта снимались репродукции, которые изучались и давались каждому ведущему группы в полет. Цель обводилась тушью или чернилами, и только после того как ведущие изучили Будапешт с воздуха и могли безошибочно отыскивать цели, они самостоятельно водили свои группы на выполнение заданий.
Вскоре штурмовики 5-й воздушной армии до такой степени освоились в венгерской столице, что стали принимать заявки пехоты на бомбардирование даже не дома, где засел противник, а участка улицы перед его фасадом (осколки бомб парализовывали огневые средства, действующие из окон и амбразур, проделанных в стенах домов). После бомбардировки следовал обстрел окон и амбразур в верхних этажах домов пулеметно-пушечным огнем, после чего пехота сразу же шла на штурм. Такой способ огневого взаимодействия авиации с пехотой доказал свою эффективность при условии, что командир авиаполка ставил задачу только после личного общения с командиром стрелкового полка или батальона- иногда даже весь личный состав авиаподразделения отправлялся на наблюдательный пункт с целью непосредственного осмотра участка и зданий, по которым предстояло наносить удар с воздуха. Полковые наблюдательные пункты в расположенном на равнине Пеште, где тесная застройка ограничивала обзор, устраивались на расстоянии не далее 150−300 метров от передовой, а батальонные и ротные командиры с целью наблюдения за действиями штурмовых групп часто находились в боевых порядках своих подразделений за несколько десятков метров от передовой
14
Бомбардировщики работали с горизонтального полета с высоты 1500−2000 метров с одного захода. Почти сразу выяснилось, что большого результата, то есть больше разрушений, давали бомбы ФАБ-250 (с взрывателями замедленного действия). При попадании в здание они пробивали до 8 перекрытий и потом производили мощное разрушение, тогда как бомбы среднего калибра ФАБ-100 пробивали, хотя тоже не всегда, только 2−3 перекрытия. Например, при атаках на мосты через Дунай бомбы крупного калибра в случае прямого попадания пробивали настил, который быстро восстанавливался противником. Наиболее эффективным методом боевой работы было нанесение непрерывных массированных ударов или последовательных ударов девятками самолетов в течение дня. Такое использование бомбардировочной авиации, кроме разрушений и поражения целей, держало живую силу противника в напряженном состоянии, заставляло большую часть времени находиться в укрытиях и убежищах, что уменьшало сопротивление и огонь и способствовало развертыванию успешного наступления наших войск. Так, 2 января бомбардировочные удары были нанесены на стыке 30-го стрелкового корпуса и 18-го гвардейского стрелкового корпуса (полоса главного удара), где была подвергнута бомбежке центральная левобережная часть Будапешта: центральный парк (место сосредоточения техники противника), южный парк, район городской ратуши, район парламента, район городских военных казарм и другие военные объекты. В период с 12. 40 по 16. 40 три группы самолетов А-20ж (средний бомбардировщик «Бостон» модификации A-20G- поставлялся по ленд-лизу) 218-й бомбардировочной авиационной дивизии (первая группа — 24 самолета, вторая — 16 и третья — 18)
14 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 197.
произвели бомбардирование с высоты 2300−3000 метров по указанным узлам сопротивления противника, в результате которого было разрушено и повреждено до 200 зданий и вызвано свыше 25 крупных очагов пожара. Вследствие этого противник ослабил сопротивление и стал отходить к Дунаю, а части левого фланга 30-го стрелкового корпуса и правого фланга 18-го гвардейского стрелкового корпуса успешно продвинулись в центральной части Пешта 15.
Сколь бы эффективными ни были действия авиации, основная доля боевой нагрузки все же приходилась на пехоту. При непосредственной поддержке артиллерии с началом уличных боев в Будапеште ее основная масса — до 80 процентов — действовала прямой наводкой непосредственно в боевых порядках пехоты. Наблюдательные пункты располагались на высоких зданиях в непосредственной близости к огневым позициям. Для предохранения орудий и расчетов от поражения огнем противника перед орудиями сооружались оборонительные заграждения, практиковался отвод за стены зданий орудий и расчетов, когда они не вели огня. В бою участвовала основная масса стрелковых частей и подразделений: резерв командиров корпусов обычно состоял из одного стрелкового полка и саперного батальона, а часто только из одного саперного батальона. Стрелковая дивизия на главном направлении наступала на фронте от 800 до 400 метров, при этом наступление всех дивизий шло по сходящимся направлениям к центру города, вследствие чего ширина фронта каждой дивизии постепенно уменьшалась, что приводило к необходимости наращивать силы, так как с приближением наших частей к центру города сопротивление противника нарастало 16. Однако это не означало, что советские пехотинцы шли в атаку в плотных построениях волна за волной, подавляя противника массой и неся соответствующие потери, о чем так любили впоследствии писать немецкие мемуаристы. В уличных боях стрелковые части наступали штурмовыми группами, за которыми следовали группы обеспечения для очистки и закрепления занятых кварталов. Обе группы в своем составе имели саперов, которые ликвидировали встречавшиеся препятствия и подрывали здания, превращенные неприятелем в опорные пункты. Действия групп поддерживалось сильным огнем артиллерии и минометов. Штурмовые группы создавались в составе стрелкового взвода с 2−3 ручными пулеметами, отделения автоматчиков, отделения саперов, снабженных взрывчатыми веществами, отделения огнеметчиков со станковым пулеметом, взводом 45-мм или 76-мм пушек. Впереди штурмовых групп, как правило, действовали мелкие группы разведчиков, которые уточняли объект атаки и его огневую систему. После блокировки очагов сопротивления штурмовыми группами разведчики двигались дальше. После уточнения объекта атаки штурмовые группы вновь продвигались вперед, а группы очистки заканчивали уничтожение блокированного противника. Такие группы по очистке и закреплению создавались в каждой стрелковой роте.
Характер наступательных боев в условиях города можно рассмотреть на следующем примере. Командир батальона гвардии старший лейтенант Хлебников получил задание овладеть кварталом. Противник оказывал сильное сопротивление. Для того чтобы нащупать слабые места в его обороне, Хлебников завязывал бои мелкими штурмовыми группами одновременно в 4−5 местах. После обнаружения слабого места в обороне противника комбат бросал все свои силы на этот участок, проникал через боевые порядки немцев и, действуя штурмовыми
15 Там же. Л. 193- Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 380, 382−384, 404.
16 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 193- Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 144, 181−183.
группами с тыла, уничтожал очаги сопротивления противника, засевшего в крупных зданиях. В условиях отсутствия сплошного фронта, когда противник оборонял отдельные, сильно укрепленные здания, подразделения батальона выходили в тыл опорных пунктов и облегчали себе задачу овладения ими.
Для поддержки действий штурмовых групп выделялись орудия, батареи и дивизионы, которые следовали в боевых порядках пехоты и своим огнем подавляли мешающие продвижению огневые точки. В состав штурмовых групп, исходя из обстановки и задач, включались два-три 45-мм орудия, одно-два 76-мм полковых орудия, два-четыре 76-мм дивизионных орудия- кроме того, штурмовые группы поддерживались минометными ротами, батареями и артиллерией с закрытых огневых позиций. Огнем артиллерии достигалось частичное разрушение зданий и подавление живой силы, укрывшейся в них, при этом огневое сопротивление противника уменьшалось. Пользуясь ослаблением огня, штурмовые группы пехоты короткими бросками достигали объекта атаки, гранатами и в рукопашном бою уничтожали живую силу противника и уцелевшие огневые точки, в то время как часть штурмовых орудий продолжала огнем поддерживать действия пехоты, а тыловые орудия на руках выкатывались на линию боевых порядков пехоты.
По опыту боев было установлено, что наилучшие результаты артогня по разрушению кирпичных зданий дают 76-мм и 152-мм бронебойно-трассирующие снаряды, которые, пробивая стену, разрываются внутри помещения. Высокая эффективность огня на подавление укрывшейся живой силы достигалась также осколочно-фугасной гранатой всех калибров по пробоинам и окнам. Наибольшее применение в уличных боях получил комбинированный обстрел зданий бронебойными и осколочными снарядами: на каждые 2−3 бронебойных снаряда в образовавшиеся пробоины в стенах выпускались 1−2 осколочных снаряда, чем достигалось разрушение здания и подавление живой силы.
Широкое применение при штурме Пешта нашли инженерные войска, которые делали проходы в минных полях, каменных и железобетонных стенах домов, фабрик и заводов, строили мосты и оборудовали дорожные маршруты. Саперы в количестве 5−6 человек входили в состав штурмовой группы. Они брали с собой по 10−15 килограммов взрывчатого вещества каждый, зажигательные трубки, по 2−3 гранаты и автоматы. Для удобства иногда вместо взрывчатого вещества брали противотанковые мины и стандартные заряды по 3−5 килограммов. Группу саперов возглавлял командир отделения.
До начала наступления с целью определения минно-взрывных заграждений противника и путей подхода к штурмуемому объекту высылалась инженерная разведка из 3−5 человек, которая одновременно производила и обезвреживание обнаруженных мин. При наличии проволочных или минных заграждений проходы в них обеспечивала группа разграждения, находящаяся в боевых порядках пехоты. Такая группа обычно состояла из 10 человек во главе с офицером, в ее снаряжение входили 2 миноискателя, 5 щупов, 2 ножниц, 2−3 удлиненных заряда, 20 килограммов взрывчатки. При наступлении штурмовой группы сначала вперед высылались саперы-подрывники и огнеметчики- автоматчики в это время находились на исходном рубеже и прикрывали их огнем. Саперы-подрывники, подойдя к объекту, укладывали к его стенам взрывчатое вещество и огневым способом подрывали. После взрыва они подбегали к объекту и пускали в образовавшееся отверстие струю огня из огнемета, сжигая гарнизон- уцелевшие
солдаты и офицеры противника при попытке оставить объект уничтожались
17
автоматным огнем стрелков.
Огнеметные части для борьбы с засевшим в укрепленных зданиях
противником были приданы штурмующим город войскам 6 января: 30-й
стрелковый корпус получил армейский батальон ранцевых огнеметов и 176-ю
отдельную роту роксистов (всего около 160 огнеметов), 18-й гвардейский
стрелковый корпус — 39-й батальон роксистов (РОКС-3 — ранцевый огнемет
18
Клюева — Сергеева модификации 1942 года). Накануне 18-й гвардейский стрелковый корпус, отразив 6 контратак противника силой до батальона пехоты каждая с 4−6 танками и самоходными установками, овладел Шорокшар и 254 кварталами- 30-й стрелковый корпус и 7-й армейский корпус овладели 39 кварталами. Нашими войсками были захвачены завод авиамоторов «Мессершмидт» и радиозавод с полным оборудованием 19. Соединения 2-го Украинского фронта 6 января овладели еще 118 кварталами венгерской столицы. Однако маршал Р. Я. Малиновский считал, что освобождение Будапешта проходит слишком медленно и отдал командующему 7-й гвардейской армии и командиру 18-го гвардейского стрелкового корпуса оперативный приказ № 0013/оп: «Одной из причин медленного продвижения войск в городе Будапешт является то, что штурмующие группы при овладении домами останавливаются для так называемого очищения объекта от противника. В этих случаях штурмовые группы оседают в домах и тем самым теряют темп в преследовании противника, который успевает занять другой заранее подготовленный объект. В целях избежания таких явлений приказываю:
1. Штурмовым группам при занятии того или иного объекта не задерживаться для его очистки, стремительно продолжать преследование отходящего противника.
2. Для очищения объектов от противника создать команды из тыловых подразделений полка и дивизии, а также привлекать для этих задач саперов и взводы управления в артиллерии.
3. Категорически запретить при очищении объектов заниматься барахольством» 20.
Несмотря на это, темпы наступления оставались прежними: 7 января было взято 137 кварталов, 8 января — 160. Тогда командующий 2-го Украинского фронта издал новый оперативный приказ (№ 0020/оп 23. 45 8.1. 1945 г.):
«Овладение восточной частью города Будапешт идет крайне медленно. Силы почти равномерно распределены, что не дает крепкого удара с целью разрезания города по частям. Приказываю:
1. Командарму 7-й гв. армии. Главный удар силами трех дивизий наносить в общем направлении улица Хайтшар, проспект Липот и не позднее исхода 11.1. 45 выйти на р. Дунай.
2. Командиру 18 гв. ск. Главный удар силами не менее полутора дивизий
наносить в общем направлении Валерия и далее на желдормост и не позднее
21
исхода 11.1. 45 г. выйти на р. Дунай».
17 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1993. Л. 23−24, 28, 30, 34−35.
18 Там же. Д. 1799. Л. 156.
19 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1905. Л. 29−31.
20 Там же. Л. 35.
21 Там же. Л. 48.
На этот раз эффект был более заметным: 9 января 30-й стрелковый корпус
и 7-й армейский корпус овладели 59 кварталами, 18-й гвардейский стрелковый
корпус — 669 кварталами- были полностью очищены Кишпешт, Кошутфалва,
Пештсентэржэбет и большая часть Векерле. Однако противник усилил свои
войска в восточной половине Будапешта, перебросив из западной части города
271-ю пехотную дивизию, 66-й механизированный полк, 13-ю танковую дивизию
22
и отдельный полицейский полк 22. Сохраняя за собой переправы и мосты в городе, немцы имели возможность маневра силами и средствами. По этому поводу Ставкой была издана директива № 11 004, в соответствии с которой от командующих 2-м и 3-м Украинскими фронтами требовалось уничтожить будапештские мосты с помощью тяжелой артиллерии и авиации, продолжая вести огонь и после их разрушения, чтобы не дать противнику возможности их
23
восстановить. Р. Я. Малиновский, в свою очередь, приказал привлечь две бригады 203-мм гаубиц, две бригады 152-мм пушек-гаубиц, назначить на каждый мост группу бомбардировщиков и штурмовиков и совместными силами разрушить мосты 24. Однако, несмотря на все усилия, добиться поставленной задачи не удалось: даже несколько прямых попаданий крупнокалиберных снарядов и 250-кг авиабомб не смогли разрушить ни одного из семи будапештских мостов.
10 января был захвачен 831 квартал, на следующий день — 214 кварталов. Для увеличения темпов наступления маршал Р. Я. Малиновский решил задействовать административные методы и 11 января издал приказ № 0022/оп, по которому три штурмующих Будапешт корпуса объединялись в Будапештскую группу войск под командованием командира 18-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора И. М. Афонина, который на следующий день при поддержке авиации 5-й воздушной армии должен был нанести решительные удары силами 30-го стрелкового корпуса и 18-го гвардейского стрелкового корпуса, с тем чтобы «расколоть оборону города на части, овладеть городом и
25
выйти к исходу 14.1. 45 г. на р. Дунай» 25. Однако погода 12 января была нелетная и самолеты 5 -й ВА не поднялись в воздух- в этот день войска Будапештской группы овладели 126 кварталами, на следующий день — 113, и 14 января к Дунаю не вышли, хотя и заняли 242 квартала и взяли немалые трофеи (танков и самоходных установок — 7, бронетранспортеров — 4, орудий — 50, из них 7 тяжелых, автомашин — 766, железнодорожных вагонов — 780, паровозов — 5, самолетов — 12 (неисправные), винтовок и автоматов — 1140) 26.
Овладев 12−13 января районами центрального парка, ипподрома, товарной железнодорожной станции, военной академии, войска 2-го Украинского фронта вышли в центр Пешта, где оборона противника была наиболее сильной. Сплошные крупные здания, множество подвалов, узкие улицы, насыщенные системой баррикад, минированные подходы и дома, специальные инженерные сооружения, противотанковые рвы, большая насыщенность огневых средств, в том числе и артиллерия, установленная в домах, снайперы — все это делало центральный район города крупнейшим узлом сопротивления. Оборона одного дома дополняла оборону другого- кольцевая система улиц делала в тактическом
22 Там же. Л. 51−53.
23 Ставка ВКГ: документы и материалы 1944−1945. Т. 16 (5−4). С. 190.
24 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1905. Л. 53.
25 Там же. Л. 63.
26 Там же. Л. 67, 75−76.
отношении оборону противника более выгодной, а сплошная ее глубина до Дуная
27
— непрерывной.
Наши части ломали эту оборону и с земли, и с воздуха. За 13−14 января
штурмовые удары по укреплениям противника в районе мостов Елизаветы
и Франца Иосифа нанесли 55 групп штурмовиков ИЛ-2 по 4, 6, 9 самолетов
в группе. 14 января бомбардировщики А-20ж 218-й бомбардировочной
авиадивизии четырьмя группами по 9 самолетов в каждой в течение пяти часов
последовательно провели по три групповылета каждая, то есть через каждые 25
28
минут следовал удар девятками по узлам сопротивления 28. В результате таких сосредоточенных и массированных ударов артиллерийско-минометный огонь противника подавлялся и наземные войска получали возможность продвижения. Впереди пехоты шли саперы и огнеметчики, с честью выполняя возлагаемые на них задачи и проявляя при этом мужество и отвагу. Так, в бою за кладбище Керепеши, где противник для обороны использовал сотни склепов из бетона, мрамора и железа, памятники, а главное кладбищенскую стену толщиной до метра, в которой немцы пробили узкие бойницы и огнем из них не подпускали наши подразделения. Лейтенанту Колоскову была поставлена задача сделать проход в стене. Младший сержант Скороспелов, сержант Пальчиков и рядовые Власов и Кифа с взрывчаткой на плечах, используя малейшее укрытие, под огнем противника подползли к стене и, выбрав мертвые пространства, заложили заряды. По команде «Огонь!» произошли два почти одновременных взрыва и два прохода в стене были готовы. Саперы вместе с пехотой устремились в проходы, открыли уничтожающий огонь по засевшим на кладбище гитлеровцам, часть из которых была уничтожена, а 83 человека захвачены в плен. В другом случае подразделения 2-го батальона 145-го стрелкового полка на своем пути встретили дом, превращенный противником в сильный опорный пункт. Дом имел четыре этажа, каждый из которых представлял собой ярус обороны. Старший лейтенант Ноздренко, пользуясь темнотой, с 12-ю огнеметчиками пошел в обход дома, чтобы зажечь его с тыльной стороны. Маневр удался: пока автоматчики перестрелкой отвлекали внимание сидевших в доме немцев, огнеметчики появились в их тылу, и от нескольких выстрелов в окна запылали комнаты нижнего этажа. Через непродолжительное время из окон и дверей первого и второго этажей начали выскакивать, подняв руки, немцы- в плен было взято 29 человек. За время штурма города огнеметными частями 2-го Украинского фронта было уничтожено: солдат и офицеров — 1687, танков, самоходных установок, бронетранспортеров — 22, станковых и ручных пулеметов — 114, сожжено укрепленных зданий — 192, складов с боеприпасами — 2, железнодорожных эшелонов — 2, дзотов — 5, взято
29
в плен 2758 солдат и офицеров.
15 января наши войска заняли 216 кварталов и взяли в плен 3162 солдата и офицера противника. К этому моменту румынский 7-й армейский корпус, с 12 января практически не имевший продвижения (с начала месяца его потери составили 2548 человек), не обеспечивал фланги 30-го стрелкового корпуса и 18-го гвардейского стрелкового корпуса, в то время как последние увеличили темп наступления. В результате их фланги сомкнулись и румыны оказались в тылу. По приказу командующего 2-м Украинским фронтом № 0025/оп 7-й румынский
27 ЦАМО. Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 375.
28 ЦАМО. Ф. 327. Оп. 4999. Д. 21. Л. 383, 390.
29 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 187, 189, 191.
корпус в ночь на 16 января был выведен из состава Будапештской группы войск, сдал свой участок 30-му стрелковому корпусу и был включен в состав 1-й
30
румынской армии, действовавшей вместе с 40-й армией в Словакии. 16 января части 30-го стрелкового корпуса и 18-го гвардейского стрелкового корпуса овладели 113 кварталами и взяли 6925 пленных (1080 из них были ранеными, оставленными в госпитале Рокуш). 17 января было занято 36 кварталов, взято в плен 3864 человека, захвачено 32 орудия, 104 пулемета, 1275 винтовок, 477
31
автоматов, 250 вагонов, 5 паровозов 31.
Такое количество пленных, в основном это были венгры, утратившие всякое желание воевать (по словам П. Гостони, «их боевой дух упал до нуля, любое продолжение борьбы они считали бессмысленным и только пытались, по крайней мере, спасти свою жизнь» 32), свидетельствовало о приближающемся конце обороны противника в Пеште. И действительно, Пфеффер-Вильденбрух, командующий осажденной группировкой обергруппенфюрер СС, получив после многочисленных запросов разрешение верховного командования сухопутных войск на отвод войск в западную часть Будапешта, в ночь на 18 января организовал отход, в первую очередь немецких соединений, за Дунай. Утром 18 января все семь будапештских мостов один за другим были взорваны (во время подрыва на них еще находились люди). Оборона оставшихся в Пеште частей была прорвана одновременным ударом 18-го гвардейского стрелкового корпуса с юга вдоль Дуная и 30-го стрелкового корпуса с северо-востока, которые в середине дня соединились. Оказавшиеся в окружении на восточном берегу войска противника недолго сопротивлялись и вскоре начали сдаваться. За один день частями 2-го Украинского фронта было взято в плен 18 519 человек, в том числе 320 офицеров и 1 генерал. В качестве трофеев было захвачено: орудий — 318, пулеметов — 675, танков — 47, самоходных установок — 17, винтовок и автоматов — 18 787, мотоциклов — 255, тягачей — 10, бронетранспортеров — 9 и много различных складов с военно-
33
техническим имуществом.
Таким образом, войска 2-го Украинского фронта 18 января полностью очистили от противника восточную часть Будапешта, заняв при этом около 5 тысяч городских кварталов. Всего в результате боев за овладение Пештом советскими войсками было уничтожено: солдат и офицеров противника — 35 840, танков и самоходных орудий — 130, орудий разного калибра — 193, бронемашин и бронетранспортеров — 222, минометов — 375, пулеметов — 536. Взято в плен 62 826 человек, из них немцев — 9350, принадлежащих 13-й танковой дивизии, механизированной дивизии СА «Фельдхернхалле», 22-й, 8-й кавалерийской дивизии СС, 271-й пехотной дивизии, 959-й артбригаде, полицейскому полку, 771-му саперному батальону, в том числе: офицеров — 36, унтер-офицеров — 478. Венгров было пленено 53 476 человек, в том числе: генералов — 3, полковников — 10, майоров — 21, среднего офицерского состава — 914, унтер-офицерского состава — 5625, принадлежащих 10-й, 12-й пехотным дивизиям, 1-й танковой дивизии, 4-му кавалерийскому полку 1 -й кавалерийской дивизии, 2-му Будапештскому полицейскому полку, офицерской школе, полицейскому батальону, 9-му, 19-му саперным батальонам, 1-му, 13-му, 16-му, 24-му, 25-му
30 Там же. Л. 163- Д. 1905. Л. 80, 82, 87.
31 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 163 — Д. 1905. Л. 85, 89.
32 Гостони П. Кровавый Дунай. Боевые действия в Юго-Восточной Европе. 1944−1945. М., 2013. С. 212.
33 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1799. Л. 165- Д. 1905. Л. 92, 95- Ф. 243. Оп. 2900. Д. 1572. Л. 66.
артдивизионам и другим спецподразделениям усиления и обслуживания. Танков и самоходных орудий было захвачено 131, орудий разного калибра — 503, минометов — 348, пулеметов — 248, автомашин — 2700, винтовок — 20 140, железнодорожных вагонов — свыше 8 тысяч, паровозов — 98 34.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Гостони, П. Кровавый Дунай. Боевые действия в Юго-Восточной Европе. 1944 — 1945 [Текст]. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2013. — 413 с.
2. Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: Документы и материалы 1944−1945.- М., 1999. — Т. 16 (5−4). — 368 с.
3. Центральный архив Министерства обороны РФ. — Ф. 240, 243, 327.
REFERENCES
1. Gostoni P. Krovavyj Dunaj. Boevye dejstvija v Jugo-Vostochnoj Evrope. 1944−1945 [Bloody Danube. Fighting in South-Eastern Europe. 1944−1945] [Text]. — Moscow: Centrpoligraf Publ., 2013. — 413 p.
2. Russkij arhiv: Velikaja Otechestvennaja. Stavka VKG: Dokumenty i materialy 19 441 945. — T. 16 (5−4) [Russian Archives: The Great Patriotic War. Supreme Command: Documents and Materials 1944−1945. T. 16 (5−4)]. — Moscow: TERRA Publ., 1999. — 368 p.
3. Central'-nyj arhiv Ministerstva oborony Rossijskoj Federacii (CAMO) [Central Archive of the Russian Ministry of Defence]. — F. 240, 243, 327.
A.G. Mikhailik
THE SOVIET ARMY FIGHTING FOR BUDAPEST: THE PEST OFFENSIVE
The battle of Budapest (October 1944 — April 1945) is one of the most important military operations of the Red Army aimed at freeing Hungary from German occupation. The battle of Budapest lasted two months. The Soviet troops of the second and the third Ukrainian fronts undertook three attacks to encircle Budapest defended by numerous Hungarian and German troops. On January 1 -18 1945the troops of the second Ukrainian front fought for Pest, the east side of Budapest. The soviet troops were more numerous in number but they had fewer tanks and self-propelled guns. In street fights, Soviet infantry divisions undertook their attacks in teams including submachine gunners, machine gunners, artillerymen, and sappers. The enemy, who controlled the bridges across the Danube, could use the bridges to supply forces, military equipment, and ammunition from Buda to Pest. Soviet attempts to destroy the bridges through aviation and artillery offensives proved to be futile. However, Soviet troops managed to advance into Pest and within two weeks seized the east side of Budapest. 9.3 thousand German soldiers and officers as well as 5. 35 thousand Hungarian soldiers and officers were imprisoned. The fall of Pest significantly weakened the defensive potential of the German and Hungarian troops and catalyzed the fall of Budapest and the liberation of Hungary.
aviation, artillery, Budapest, infantry. Soviet troops, tanks, offensive.
34 ЦАМО. Ф. 240. Оп. 2779. Д. 1906. Л. 47.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой