Количественные и структурные модификации вокалических и консонантных сегментов немецкого языка в речевом потоке

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Германские языки
Страниц:
146
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Семидесятые-восьмидесятые годы в лингвистике характеризуются тенденцией исследовать язык в его естественном широком контексте как ответная реакция на требования последователей Ф. де Соссюра, именуемых структуралистами, изучать язык внутри себя и для себя, в отрыве от говорящего и слушающего, от общества, которое пользуется этим языком, от коммуникативного акта, в котором он функционирует (53, 3). Противоречащий законам диалектики отрыв языковой системы от естественного ее употребления, возведение языковой системы в абсолют, что составляло основу взглядов представителей структурной лингвистики, привели к тому, что лингвистика и лингводидактика хорошо знали то, что должно быть, и не хотели знать то, что есть на самом деле. Такое положение дел было обусловлено и тем, что структуралисты самоустранились от ответа на следующие актуальные вопросы: почему одна и та же языковая система имеет различные речевые характеристики у представителей разных территориальных и социальных языковых коллективов, почему один и тот же носитель языка по-разному употребляет языковую систему в зависимости от коммуникативной ситуации и от партнера по коммуникации (53, 3).

При описании фонологических систем и их реализаций в речевом потоке в настоящее время на передний план выдвигается динамический подход, который рассматривает порождение потока речи как сложную систему различных компонентов, взаимодействующих во времени. В лингвистической советской и зарубежной литературе последних лет заметно возрос интерес к проблемам динамической фонетики, к изучению фонетических характеристик системных единиц, к деятельностному подходу к проблеме порождения речи

II- 13- 44- 52- 78- 129- 135).

По мнению Л. В. Бондарко, & quot-ни одна языковая система (и ни один уровень этой системы) не может быть описана как таковая, без обращения к материальным характеристикам этой системы& quot- (13, 4).

Проблема изучения функционирования единиц эмического уровня в конгфетных речевых реализациях не нова. В последние годы ряд фонологов и фонетистов, пользуясь самой совершенной анализирующей аппаратурой и методами математической лингвистики, успешно разрабатывают проблемы ситуативно-коммуникативной обусловленности реализации фонологических систем в речи, описания типов цроизнесения и стилей произношения (12- 24- 29- 43- 52).

Однако новый импульс в исследование акустических параметров речевого сигнала и их модификаций в зависимости от вариативности заданных экстралингвистических факторов внесла работа Р. Р. Каспранского & quot-Реализация фонологических систем в речи& quot-, где еще раз подчеркивается недостаточная изученность проблематики описания стилей произношения, изменений единиц плана выражения (52). Попытка соотнести закономерные модификации количества и структуры вокалических и консонантных сегментов с определенным вариантом реализации фонологической системы немецкого языка в речи и ее экспериментальное обоснование составили предмет настоящего исследования.

Актуальность данной работы определяется тем, что поставленные проблемы всестороннего описания функционирования единиц сегментного уровня немецкого языка при эксплицитно-нормативной и эллиптично-нормативной реализациях, исследования частных норм и стилей реализации, соотнесения элементов полного и неполного типов произнесения в каждом данном речевом акте давно вдут своего решения.

— в

Объектом экспериментально-фонетического исследования является конечный продукт реализации системы фонем немецкого языка — вариант реализации, речевой сигнал, представленный сложно-модулированным акустическим комплексом со всеми возможными модификациями его составляющих. Комплексное изучение физических параметров вокалических и консонантных сегментов немецкого языка в трех вариантах реализации, предпринятое впервые, установление степени количественных и структурных деформаций звуковых сегментов и классификация на этой основе набора признаков, позволяющих отнести каждое конкретное речевое произведение на сегментном уровне к определенному типу произнесения, определили научную новизну работы.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в том, что впервые с помощью новейшей аппаратуры экспериментальному изучению подвергаются три основных варианта реализации фонологической системы немецкого языка в речи, цри этом звуковые сегменты вычленяются из естественного речевого потока, цродуцированного с различной коммуникативной интенцией. В результате исследования получен комплекс акустических параметров вокалических и консонантных сегментов, характеризующих определенный вариант реализации.

Основной целью экспериментально-фонетического исследования явилась регистрация основных энергетических и качественно-количественных параметров речевого сигнала и их модификаций при условии варьирования заданного набора ситуативных факторов, В ходе эксперимента была цредпринята попытка установить критерии для оцределения соответствия речевого произведения трем выбранным для анализа вариантам реализации фонологической системы немецкого языка в речи, то есть типизации коммуникативных актов.

Непосредственными задачами исследования, которые выделяются в качестве основных при описании закономерностей нормативной реализации сегментных единиц в звуковой цепи, являются:

1. Установление зависимости между коммуникативной ситуацией, в которой реализуется речевое произведение, и общей темпоральной характеристикой сигнала-

2. выявление & quot-устойчивости"- вокалических и консонантных сегментов немецкого языка в речи при воздействии интра- и экстралингвистических факторов-

3. исследование соотношения элементов полного и неполного типов произнесения в отдельных ситуативно-обусловленных вариантах реализации фонологической системы в речи-

4. выявление роли отдельных звуковых сегментов немецкого языка в компрессии плана выражения и другие.

Единое диссертационное исследование может представлять практическую ценность в двух аспектах: а) в плане привлечения результатов анализа в курсы практической и теоретической фонетики в разделы, посвященные изучению дистинктивных признаков гласных и согласных сегментов, ритмико-интонационному оформлению высказывания, роли фонетических текс-тообразукяцих средств в формировании высказывания, а также в процессе обучения нормативному произношению и его корректировке в практике преподавания немецкого языка- в курсе общего языкознания результаты исследования могут быть использованы при описании частных норм и стилей реализации фонологической системы немецкого языка в речи и б) в плане изучения и использования новой методики синхронной автоматической регистрации и анализа основных параметров речевого сигнала, электронной сегментации речевого потока с дальнейшим использованием интегрирующих устройств для автоматизации процесса статистической обработки результатов анализа. Данные эксперимента могут быть использованы для автоматического распознавания и синтеза речи.

Дяя решения поставленных задач были использованы следующие объективные и субъективные методы исследования: I. метод теоретического анализа- 2. метод регистрируемого наблюдения, который нашел свое выражение в аудитив-ном анализе исследуемого корпуса- 3. метод экспериментально-инструментального исследования, который цредполагал проведение фонометрического, осциллографического, спектрально-формантного и математико-статистического видов анализа. Кроме того, комплексный анализ звуковых сегментов включал в себя работу с информантами, оценку зависимостей результатов аудитивного и акустического анализов и лингвистическую интерпретацию экспериментальных данных.

В цроцессе аудитивного анализа устанавливалось:

1. соответствие экспериментальных текстов произносительным нормам современного немецкого литературного языка-

2. отнесенность того или иного речевого цроизведения к определенной сфере речевого общения-

3. соответствие речевого произведения тому или иному темпу произнесения (замедленный, нормальный, ускоренный, быстрый) —

4. иерархия слоговой выделенности (нулевое, ритмическое, словесное, фразовое ударения).

В процессе осциллографического анализа устанавливалось:

1. количественные параметры звуковых сегментов-

2. степень усеченности звуковых сегментов в отношении длительности-

3. соотнесенность модификаций количества звуковых сегментов с определенным типом произнесения-

4. количественные модификации слоговых структур в речевом потоке.

В процессе спектрально-формантного анализа устанавливалось:

1. диапазон варьирования ЧОТ-

2. диапазон изменения интенсивности звуковых сегментов-

3. спектрально-формантная характеристика модификаций раз-ноударенных вокалических элементов-

4. спектрально-формантная характеристика модификаций консонантных сегментов с учетом типа образования-

5. соотнесенность модификаций структуры звуковых сегментов с определенным вариантом реализации.

Диссертационное исследование было выполнено в Экспериментальной Лаборатории Акустики Речи 1ТПИШ им. Н. А. Добролюбова (научный руководитель доктор филологических наук, профессор Р.Р. Каспранский) с использованием новой методики регистрации и анализа параметров речевого сигнала, разработанной и примененной с участием автора исследования и основанной на способе трансформации скорости воспроизведения речевого сигнала в тридцать раз. Осциллографический и спектрально-формантный анализы были выполнены с помощью блока аппаратуры, в который входили анализаторы спектра & quot-Брюль и Къер& quot-, С4−73, измерительные блоки, интеграторы, магнитофоны с записью на несущей частоте, самописцы шестиканальные и другие приборы. Математико-статистический анализ экспериментального материала осуществлялся с помощью ЭВМ & quot-Электроника ДЗ-28& quot-. Поскольку данный метод регистрации и анализа применялся в подобного рода исследованиях впервые, его подробному описанию посвящен раздел 2.2 второй главы. Привлечение новейшей аппаратуры и современных методов исследования звуковой материи обеспечили научную д о с т о в е р -н о с т ь полученных данных и выводов.

Материалом для исследования послужила 21 реализация двух текстов в исполнении восьми дикторов общим звучанием 54 минуты. Всем видам анализа были подвергнуты 10 вокалических и все консонантные сегменты немецкого языка, вычлененные из естественного речевого потока. Исследовался корпус объемом около 8 тысяч осциллограмм и спектральных сечений гласных и согласных звуков. Данные эксперимента представлены в работе в виде таблиц, схем и графиков, что способствует более наглядному восприятию выявленных зависимостей.

Положения, выносимые на защиту, формулируются следующим образом:

1, При типизации коммуникативных актов на основе апелля-тивных координат можно выделить три основных варианта реализации фонологической системы немецкого языка на сегментном уровне: полный, сниженный полный и неполный, которые регламентируются соответствующими частными нормами и частными стилями реализации.

2, Экстралингвистические факторы, регулирующие наряду с частными нормами и стилями реализации манифестацию системных единиц в речи, должны быть эксплицитно выражены в модификациях речевого сигнала, количественных и структурных.

3, Наборы физических (акустических) параметров данного речевого сигнала позволяют отнести речевое сообщение к конкретному варианту реализации и характеризовать ситуацию общения.

4, Компрессия плана выражения достигается за счет усечения подавляющего большинства вокалических и консонантных сегментов немецкого языка, но в неравной степени,

5, Вокалические и консонантные сегменты немецкого языка деформируют в речи в большей степени количественно, структурно же только по отдельным компонентам. Все звуковые сегменты стремятся к самовыражению.

Методологической основой настоящего исследования является марксистско-ленинский подход к изучению законов развития языковых явлений, соотношения количественных и качественных изменений в языке, взаимодействия таких категорий как форма и содержание.

ВЫВОДЫ ПО II ГЛАВЕ

1. Результаты фонометрического, осциллографического, спек-трально-формантного и аудитивного анализов позволили заключить, что модификации заданных экстралингвистических факторов обусловливают пропорциональные изменения общих темпоральных харак- • теристик речевого сигнала. Для СПВР характерно увеличение длительности всего сигнала (в сравнении с ПВР) на 13,85%, сокращение длительности пауз с перерывом в звучании на 22,2% и увеличение длительности & quot-чистого"- сигнала на 33,8%. Неполному варианту реализации типичны сокращение длительности всего сигнала на 26,4%, сокращение длительности перерывов в звучании на 30,2% и сокращение длительности фонационного периода на 7,40% (в отношении трех параметров ПВР).

2. В группе вокалических сегментов зафиксирована тенденция к компрессии длительности под влиянием ситуативных факторов и темпа независимо от диктора и степени выделенности слога. В слогах с нулевым ударением стирается количественная дифференциация между долгими и краткими вокалическими сегментами. & quot-Сопротивляемость"- гласных немецкого языка изменениям в плане количества звукового сигнала неодинакова. Наиболее устойчивы в этом аспекте сегменты /"? /, [ i /, /а], наименее — [а: /, /и о чем свидетельствует величина Ку. Долгие вокалические сегменты более подвержены компрессии по длительности (на 19% их длительности в ПВР), краткие — менее (на 10,8% их длительности в ПВР).

3. С увеличением консонанса слоговой структуры пропорционально увеличивается длительностьпоследней- все исследованные структуры изменяют свою длительность в НВР в сравнении с ПВР на постоянную величину, равную приблизительно 13,5%.

4. Консонантные сегменты немецкого языка в НВР подвержены компрессии в отношении количества в сравнении с ПВР на 15% и СПВР — на 28,1%. Наиболее устойчивы к модификациям длительности представители групп смычно-взрывных глухих и звонких, а также сонорных согласных, наименее — щелевых звонких и аффрикат.

5. Все вокалические и консонантные сегменты немецкого языка стремятся к сохранению своей материальной субстанции- факты элизии, фонетического эллипсиса и прочих видов элиминирования немногочисленны и нерегулярны.

6. Исследование интенсивности вокалических сегмент& reg- немецкого языка свидетельствует о том, что существует зависимость изменений данного параметра от условий речевого общения. Ки, характеризующий устойчивость звуковых сегментов в отношении интенсивности, коррелирует как с показателем средней относительной интенсивности в одном варианте реализации, так и во всех трех. Для всех вариантов реализации были определены величины средней относительной интенсивности и Ки звуковых сегментов.

7. Для НВР в большей степени и СПВР — в меньшей, характерны максимальная крутизна падения кривой и значительное расширение диапазона варьирования ЧОТ.

8. Зависимость между изменением формантных моделей вокалических и консонантных сегментов (исследовались частотный уровень и уровень давления формант, а также расстояние между ними) и условий коммуникации не устанавливается.

9. Каждый вариант реализации фонологической системы немецкого языка в речи характеризуется определенным набором физических параметров речевого сигнала, которые могут выступать в роли маркеров как определенного BP, так и коммуникативной ситуации общения.

ГЛАВА III. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ДАННЫХ АУДИТИВНОГО И АКУСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗОВ

3.1. Классификация физических параметров речевого сигнала в отдельных вариантах реализации фонологической системы немецкого языка в речи

Данные осциллографического и спектрально-формантного анализов свидетельствуют о наличии определенных закономерных модификаций временных и структурных параметров в зависимости от заданного набора экстралингвистических факторов. Кроме этого, количественные и структурные изменения звуковых сегментов сопутствуют изменениям темпа речи, позиции ударения, что подтверждает существенную роль в данных процессах просодической структуры целого высказывания и его частей, о чем пишет К. К. Барышникова (4, 46).

Подтвердилась гипотеза о том, что каждому варианту реализации црисущи на сегментном уровне определенные параметры длительности, интенсивности и ЧОТ, которые играют превалирующую роль в классификации типов произнесения. Прежде чем остановиться на характеристике вариантов реализации, необходимо проанализировать комплекс причин, вызывающих закономерные модификации их физических параметров в соответствии с результатами эксперимента.

3.1.I. Некоторые причины количественного и структурного изменения звукового состава немецкого языка в отдельных вариантах реализации

Данные эксперимента подтверждают предположение о том, что между группой варьирующих экстралингвистических факторов & quot-степень знакомства& quot-, & quot-круг слушающих& quot- и & quot-коммуникативная задача& quot- и модификациями общих темпоральных характеристик речевого сигнала существует прямая зависимость. Типы выбранных для анализа речевых произведений можно условно отнести, следуя классификации В. Шмидта и Е. Штока, с учетом коммуникативного плана и коммуникативного намерения К «sachbetontes Informieren» и «ег-lebnisbetont. es Informieren», где в первом варианте говорящий преследует цель делового и объективного изображения фактов, а в случае «erlebnisbetontes Informieren» внимание инципиента направлено, помимо передачи информации, на трансформацию своих чувств, своей позиции при характеристике определенного объекта (135, 37).

Соответственно, ПВР будет движим коммуникативным намерением «sachbetontes Informieren», а СПВР и НВР — «erlebnisbeton -tes Informieren». факторы & quot-степень знакомства& quot- и & quot-1фут слушающих& quot- варьируют следующим образом. ПВР соответствует схема & quot-один — неограниченное множество совершенно незнакомых людей& quot-, в случае СПЕР — & quot-один — ограниченное множество относительно хорошо знакомых партнеров по коммуникации& quot-- НВР осуществляется по операционной схеме «один — один хорошо знакомый партнер по коммуникации& quot-.

ПВР (системно-ориентированный или идеально нормативно-ориентированный вариант реализации) в исполнении диктора телевидения или. радио строго и объективно лимитирован заданным отрезком времени, которое в нашем эксперименте было принято за исходное. Данное количество времени является минимально необходимым для акустического воплощения речевого сигнала в соответствии с частной нормой и частным стилем полного варианта реализации (то есть для совершения всех артикуляторных движений, необходимых для продуцирования системно-ориентированного сигнала). Превалирующий тип контакта, характеризующий ПВР, — подчинительный, так как в данном частном случае реципиент дожен воспринять информацию строго в соответствии с коммуникативной интенцией инципиента с элементами обязательности.

Реализуя речевые сообщения, которые мы относим к СПВР, ин-ципиент не ограничен во времени. Разница в длительности сигнала в 13,85% по отношению к ПВР используется говорящим для того, чтобы реализовать свойственные «erlebnisbetcmtes Informieren» эмоциональность, экспрессивность, & quot-сопричастность"- в изображении предмета общения. Незначительное отступление от так называемой & quot-идеальной"- нормы, несколько расширившийся диапазон варьирования звуковых сигналов, выражающийся в некотором количественном усечении звуков, не обеспечивают однако достаточного запаса времени для реализации вышеперечисленных экстралингвистических факторов в сигнале, соответствующем по длительности ПВР. Несмотря на значительное сокращение длительности пауз (на 22,2%), происходит существенное увеличение длительности & quot-чистого"- сигнала (на 33,8%) и всего сигнала (на 13,85%), что также регламентируется частными нормами, характерными для СПВР.

Обратную картину мы наблюдаем цри реализации речевых произведений, соответствующих НВР. Здесь инципиент также лимитирован во времени, однако не объективно, как в случае с диктором телевидения, а субъективно, так как чем продолжительнее речевой сигнал, который он продуцирует, тем сложнее ему поддерживать внимание реципиента к своему высказыванию, если речь не идет о каком-то сверхординарном или сверхинтересном факте.

Таким образом, говорящий, реализующий свое коммуникативное намерение в соответствии с НВР, все время находится перед выбором: или он должен сократить по длительности весь сигнал, или ему придется увеличить темп говорения, дабы не выйти за пределы определенного лимита времени. Поскольку инципиент не в состоянии спланировать с начала до конца форму выражения своего намерения, так как в данном случае коммуникация носит спонтанный характер, он, видимо, вынужден прибегнуть ко второму варианту, то есть к ускорению темпа, что подтверждается данными эксперимента.

В сравнении с полным вариантом реализации в НВР наблюдается существенное сокращение длительности всего сигнала (на 26,4%), что достигается в большей степени за счет усечения длительности пауз с перерывом в звучании (на 30,2%) и в меньшей степени — за счет усечения длительности фонационного периода (на 7,40%) в среднем по всем дикторам (по отношению к данным параметрам в ПВР). В связи с этим следует заметить, что результаты нашего эксперимента не подтверждают выводы некоторых исследователей, объясняющих модификации темпа как следствие изменения длительности только паузального периода, а не фонационного (40, 17).

То, что в НВР инципиент экономит свои артикуляционные усилия и время, подтверждает и тот факт, что в соответствии с коммуникативной компетенцией, учитывающей и ситуативный фактор, он реализует комплекс сегментных единиц, максимально отсекая не только то, что в ПВР выполняло чисто формальные функции, (суппортивную и прочие), но и часть сигнала, важную в информативном плане. Эти потери, дабы не нарушить процесс декодирования сигнала, компенсируются мшфо- или макроконтекстом. Важную роль в процессе усечения сигнала по количественным и структурным параметрам играет такой ситуативный фактор как & quot-степень знакомства& quot-. Варьирование этого фактора приводит к значительным модификациям единиц плана выражения.

Говоря о типе контакта, характерного для речевого акта, осуществляемого в соответствии с НВР, следует указать на его смешанный характер и определить как уравнительно-подчинительный с преобладанием элемента & quot-уравнительность"-. Вообще можно подвергнуть сомнению мысль о том, что названные выше типы контакта существуют в чистом виде, они, пожалуй, всегда действуют вместе в любом акте коммуникации, поочередно выдвигаясь на передний план. Можно допустить, что вместе с этим процессом и в зависимости от него происходят модификации общей интенсивности высказывания.

Заключая обсуждение данного вопроса, следует подчеркнуть, что вариативность временной организации речевого высказывания является конечным продуктом не только факторов & quot-физиологического, физиолого-лингвистического, лингвистического, просодического& quot- (81, 47), но и факторов экстралингвистического характера.

Поскольку длительность целого и длительность его частей взаимосвязаны, то деформация совокупного и & quot-чистого"- сигналов вызвала компрессию длительности отдельных их сегментов, иначе говоря, сокращение длительности всего сигнала определило количественное усечение его вокалических и консонантных составляющих. Несмотря на утверждение Н. С. Трубецкого о том, что понятие & quot-время вообще не может применяться к категории языка, а долгие и краткие гласные нельзя понимать как различные отрезки времени& quot- (140, 158), результаты эксперимента свидетельствуют о том, что и долгие, и краткие гласные и согласные соотносимы с определенным промежутком времени, исчисляемым тысячными долями секунды, что позволяет фиксировать количественные модификации гласных и согласных и объяснять причины, их вызывающие.

Минимальную устойчивость в отношении длительности проявляют долгие гласные сегменты немецкого языка, они усекаются на 19% их длительности в ПВР, затем следуют консонантные сегменты — на 15% по отношению к ПВР- наиболее устойчивы в речевом потоке к количественным изменениям краткие гласные, они усекаются на 10,8% их длительности по отношению к ПВР. Результаты исследования еще раз подтвердили гипотезу о том, что долгие гласные сегменты обладают наибольшим диапазоном варьирования в от-йошении количества (141, 59−70). Величина коэффициента временной устойчивости у долгих гласных сегментов колеблется в пределах от 0,78 у f а:/ до 0,84 у / е:/ и [ о:/.

Модификации длительности долгих гласных лишний раз доказывают правомерность выводов, сделанных О. Эссеном, который указывал, что & quot-долгие гласные могут длиться продолжительное время, не подвергая искажению смысл слова, краткие не обладают такой способностью& quot- (112, 177). В этом смысле сцраведливо сравнение Н. С. Трубецким долготы с измеряемой, неограниченно растяжимой линией, а краткость — с точкой, нерастяжимой, неизмеряемой (140, 158).

Долгие гласные сегменты немецкого языка выявили незначительные расхождения в устойчивости. Разница между наименее устойчивым в отношении длительности fa:/ (Ку = 0,78) и наиболее устойчивым fо:/ (Ку = 0,84) составляет всего 0,06. Следует заметить, что удлинение в группе долгих гласных достигается за счет существенного увеличения их длительности в 3-ей и 4-ой позициях выделенности, что подтверждает выводы, сделанные Л. В. Бондарко относительно разницы в длительности между ударными и безударными гласными (II, 152).

Совращение по длительности среди долгих гласных сегментов происходит в большей степени за счет фразово-ударных элементов и гласных, стоящих под главным ударением в ритмическом такте. Гласные сегменты, различающиеся такими параметрами как степень подъема языка или продвинутость его вперед/назад, практически одинаково реагируют на модификации ситуативных факторов и темпа в отношении длительности (например, Ку у гласных [а: /, /и ] и? ] составляет соответственно 0,78, 0,79, 0,82).

Данные анализа свидетельствуют о существовании зависимости устойчивости гласных в речевом потоке от их собственной длительности. Чем больше длительность данного вокалического сегмента (и среди долгих, и среди кратких), тем менее устойчив он по длительности при изменениях внутрилингвистических и экстралингвистических факторов. Это положение наглядно иллюстрируют краткие вокалические сегменты немецкого языка, которые вдвое меньше модифицируют свою длительность по сравнению с долгими (в отношении длительности первых в ПЕР).

Вследствие того, что сильно выделенные вокалические сегменты в большей степени модифицируют свою длительность по сравнению со слабовыделенными, в НВР сужается диапазон варьирования длительности в зависимости от степени выделенности. Это объясняется, видимо, тем, что лимит времени на артикуляцию звуков в НВР значительно более ограничен, чем в ПВР. Как свидетельствуют результаты эксперимента, краткие вокалические сегменты также выявляют существенный диапазон варьирования по длительности в зависимости от степени выделенности как в полном варианте реализации (от самого & quot-краткого"- /Ъ. /Г, длительность которого составляет в среднем по дикторам 42,5 мс, до самого Долгого& quot- [ а/4, который длится в среднем 98,0 мс), так и в неполном варианте реализации (от самого & quot-краткого"- /V/I — 41,44 мс до самого & quot-долгого"- [a J4 — 90,63 мс- данные по Д1). Минимальный предел варьирования кратких сегментов в речи в среднем по дикторам составляет 42,5 мс (нижняя граница), максимальный — 92, 08 мс (верхняя граница). Следовательно, и точкообразные каткие гласные растяжимы и измеряемы.

Необходимо заметить, что верхний предел варьирования кратких сегментов превышает нижний предел долгих. Это еще раз подтверждает положение о том, что при нулевой степени выделенности стираются квантитативные различия меаду долгими и краткими гласными сегментами немецкого языка. Фонологически долгие сегменты становятся физически краткими, а, следовательно, их смыслораз-личительная функция выполняется структурными — качественными -параметрами настолько, что реципиент ни на минуту не сомневается, что он воспринимает долгий вокалический сегмент сигнала.

Еще раз подчеркивая квантитативную неразличимость долгих и кратких вокалических сегментов немецкого языка при оцределен*-: -"- ной степени выделенности, нельзя не согласиться с выводами, сделанными Е. И. Стериополо. В работе & quot-Редукция ключевых гласных немецкого языка& quot- Е. И. Стериополо указывает, что квантитативная неразличимость позволяет рассматривать длительность не как фонемный, а как просодический признак гласного и, тем самым, отнести ее ко вторичным (нерелевантным) признакам. Отсюда следует вывод, что единственным дифференциальным признаком гласных фонем немецкого языка является их качество (90, 17).

Большая устойчивость кратких сегментов в речевом потоке по длительности объясняется, видимо, тем, что средняя длительность последних, как и некоторых групп согласных, приближается к цределу, переход которого для гласных будет означать кардинальные структурные изменения, нарушающие их фонологический статус, а для согласных — превышение порога слышимости (для Tsh, например,), что повлечет за собой их эллиптирование.

Результаты эксперимента в отношении количественных модификаций консонантов несколько противоречат в общем-то логичному предположению о том, что наименьшей устойчивостью в НВР будут обладать наиболее длительные согласные, сегментированные из естественного речевого потока. Здесь следует заметить, что в естественной речи согласные значительно менее длительны, нежели при изолированном произнесении или в изолированных словах, что зафиксировано в классификации О. Эссена (112, 759). Приведенное выше предположение распространяется на представителей групп -Тв и Ssl, которые выявили наименьшую величину Ку. Однако максимальная устойчивость наиболее длительных представителей группы Tsl противоречит данной концепции. Вместе с тем, в соответствии с результатами эксперимента, в группу наименее устойчивых в отношении длительности входятTs, Ssh и Ssl, то есть аффрикаты и щелевые консонанты, которые традиционно считались длительными в противовес мгновенным — смычно-взрывным (Tsl и Tsh). В таком случае, если абстрагироваться от собст^ венной длительности консонантов группы Tsl, которая, в основном, определяется длительностью смычки, то наше предположение подтвердится и причины этому те же, что и у гласных.

Таким образом, и гласные, и согласные при варьировании заданных ситуативных факторов выявили определенные модификации по длительности, соотносимые с данными вариантами реализации фонологической системы немецкого языка в речи. При этом зарегистрированные модификации длительности нельзя объяснить проявлением индивидуальности говорящего или действием только физиологических факторов- они в большей степени результат определенной языковой традиции, закрепленный в частной норме реализации, которая диктует в зависимости от лингвистических или экстралингвистических условий соответствующую реализацию. После обсуждения вопроса о некоторых структурных модификациях речевого сигнала мы попытаемся классифицировать физические параметры звуков в соотнесении с вариантом реализации.

В соответствии с результатами эксперимента в каждом варианте реализации (в сравнении с ПВР) наблюдаются закономерные модификации интенсивности и ЧОТ сигнала, на основании которых наряду со спектрально-формантной моделью мы судим об акустическом качестве того или иного звукового сегмента. Л. А. Чистович и А. В. Венцов указывали на то, что & quot-есть все основания предполагать, что в процессе восприятия речи интенсивность и длительность являются самостоятельно измеряемыми параметрами, но при принятии решения о том или ином просодическом признаке они используются одновременно, причем вполне возможно, что влияние (& quot-вес"-) каждого из них неодинаково& quot- (103, 94).

Рассмотрим, какого характера информацию может содержать в себе параметр & quot-перепад интенсивности& quot-. То, что интенсивность часто смешивают с громкостью, подтвердил тот факт, что ряд аудиторов восприняли сигнал в НВР у да, Д4 и Д5 как более интенсивный. Однако показания приборов, зарегистрированные в относительных единицах по изменению кривой интенсивности, свидетельствуют об обратном. В речевых произведениях, продуцированных в соответствии с НВР, зафиксировано падение общей интенсивности всего речевого сигнала и его составляющих.

На основании величины коэффициента падения интенсивности (Ки) можно заключить, что вариативность этого параметра зависит от собственной & quot-разномощности"- звуков как в определенном варианте реализации, так и в трех исследуемых. Причем, чем больше собственная интенсивность данного звукового сегмента, тем большей устойчивостью к модификациям она обладает в речевом потоке.

Следует отметить закономерность в модификациях интенсивности. Наибольшим Ки обладают вокалические сегменты / а: /, Г в. J,? o-Jt? e: J, то есть гласные, артикуляционной особенностью которых является низкий и средний уровень подъема языка- это наиболее открытые гласные. Оппозицию им составляют гласные сегменты /V /, /J. /, /и и /1: /, — звуки, образованные при подъеме языка, наиболее & quot-закрытые"- гласные. Таким образом, можно предположить, что более широкая воздушная струя, цроходя сквозь ротовой резонатор, создает большие изменения скорости и интенсивности колебаний воздушной среды вблизи ротовой полости, которая оказывает соответствующее воздействие на мембрану микрофона. Такая артикуляция (в большей степени раствор ротовой полости) необходима для продуцирования открытых гласных и в НВР при максимально усеченном сигнале.

Следовательно, больший уровень интенсивности и меньший диапазон варьирования этого признака будет, видимо, всегда сопровождать гласные немецкого языка низкого и среднего подъема и наоборот. Такими нам представляются причины различных модификаций вокалических сегментов немецкого языка в отношении интенсивности. Несмотря на то, что сегменты по-разному реагируют на вариативность заданных факторов, для каждого варианта реализации типичен определенный перепад интенсивности по отношению к исходному.

Таким образом, имея два речевых сигнала, продуцированных с разной коммуникативной интенцией, мы можем практически безошибочно отнести их к определенным вариантам реализации по уровню интенсивности. Кроме того, исследованные варианты реализации характеризуются разным характером развития интенсивности (см. подробнее разд. 2.4.). Изложенные положения наглядно иллюстрирует график 13, где изображена зависимость изменения осциллографической кривой и кривой интенсивности от условий реализации, сегмента/тахэ'ц/в ПВР и НВР.

График 13. Осциллографическая кривая и кривая интенсивности сегмента Дпах. эИ У в ПВР и НВР.

В соответствии с результатами эксперимента СПВР и НВР в сравнении с исходным ПВР — имеют существенное расширение диапазона варьирования частоты основного тона.

Механизм регулирования частоты основного тона имеет сложную природу (7- 65- 78- 94). ЧОТ голоса зависит от частоты колебаний голосовых связок, длины их колеблющихся участков и натяжения голосовых мышц. Голосовые связки человека колеблются не пассивно под действием потока воздуха, а активно — периодически сокращаются и расслабляются со звуковой частотой, регулируя прохождение через гортань воздушных импульсов, а, следовательно, частоту основного тона.

Существует закономерность между силой голоса и ЧОТ (с увеличением ЧОТ непроизвольно увеличивается и сила голоса). Доказано, что голосовые связки реагируют именно на градиент воздушного давления (94). Явление это, видимо, обусловлено инертностью рефлекторных механизмов, поддерживающих ЧОТ на определенном уровне: если время, в течение которого голосовые связки вынуждены под действием давления изменить частоту своих колебар ний, достаточно велико (скорость изменения давления ~~ - мала, где дЛ — время), то центральная нервная система оказывается в состоянии обеспечить контроль за частотой колебания связок и поддерживать эту частоту на определенном уровне. Если же лР достаточно велика, то частота колебаний голосовых связок At меняется раньше, чем рефлекторный механизм коррекции успевает вступить в действие. Последнее мы имеем в НВР, где диапазон модификаций ЧОТ значительно превышает верхний предел ее варьирования в ПВР.

Как указывалось, изменения ЧОТ на отдельных звуках и слогах обусловлены фактором перепада подсвязочного и надсвязочно/ го давления,(7, 30). Причину иррегулярности ЧОТ объясняют, вследствие этого, или иррегулярностью колебания голосовых связок, или особенностями самих голосовых связок (степенью их упругости и эластичности). Последний фактор в нашем случае неинформативен, так как показатели ЧОТ сравнивались по каждому диктору отдельно. Видимо, модификации ЧОТ в НВР вызваны большей степенью напряженности глаттальных мышц и, связанным с этим, повышением подсвязочного давления — факторами, определяющими частоту колебания голосовых связок, их напряженность. Данные артикуляторные модификации поднимают верхний предел вариативности ЧОТ до 160 — 180 Гц в НВР в сравнении со ПО — 120 Гц в ПВР.

Ссылаясь на данные эксперимента, можно констатировать факт непосредственного влияния экстралингвистических факторов на показатели ЧОТ. & quot-Степень знакомства& quot-, выражающаяся в НВР в повышенной эмоциональности, экспрессивности эксплицитно выражается в расширении диапазона изменений частоты основного тона.

Вышеуказанные артикуляционные модификации не вызывают однако изменений в конфигурации резонирующих полостей, что проявляется в относительной константности формантных моделей, их частотного уровня, уровня давления и расстояния между формантами, — параметров, которые определялись по динамическому спектру и спектральным сечениям. Форманты звуков, то есть области концентрации энергии в спектре звука, традиционно связывают с особенностями артикуляции: низкая Ф I- является признаком артикуляторного затвора, очень низкая Ф II характерна для продвинутой назад артикуляции в комбинации с губной смычкой, очень высокая Ф II соответствует подъему языка к небу, а высокая Ф III является показателем передненебной или зубной артикуляции. Очень низкая Ф III является признаком ретрофлексных модификаций звуков (94, 39). Закрытые гласные, например, характеризуются на спектре низким положением первой форманты, в то время как у открытых гласных Ф II имеет более высокое значение частоты (94, 201−203).

Относительная неизменность формантной модели (учитывая частотный уровень формант, уровень их давления и расстояние между формантами) свидетельствует о высокой структурной устойчивости вокалических и консонантных сегментов немецкого языка в речевом потоке. Очевидно, данный физический параметр звукового сигнала прямо связан со смыслоразличением: сдвиги формант могут привести к затруднениям в расшифровке звукового кода.

Относительная устойчивость наблюдается также у консонантных сегментов, частотный уровень формант которых наиболее подвижен. Вертикальная линия спектра прослеживается у согласных не столь четко как у гласных, и частоты формант фиксируются условно, варьируя в диапазоне до 1000 Гц. На графиках 14 иЕБ5 изображены усредненные спектральные сечения согласных сегментов fib 7, представителей группы Тв.

Bruel & Kjaer. Time Function Start:

Full Scale Level: F.S. Frequency: Ъ Weighting:. Average Model No. of Spectra:. m. Comments:. seconds

End: seconds

QP1103

Measuring Object:.

График 14. Усредненное сечение спектра сегмента в

ПВР.

BrUel& Kjaer Time Function Start:

Full Scale Level:. KM F. S. Frequency: 2lkJ>4 ^ (

Weighting:

Average Mode:

No. of Spectra:. 53 Comments: Уч

СЖГЕЖы ЧЦоо W seconds

End: seconds

Record No.:.

Date:

Sign.:.

QP1103

Measuring Object:. [HI I H& p

График 15. Усредненное сечение спектра сегмента J в

НВР.

Из сравнения приведенных спектров видно, что структурно формантная модель данного сегмента практически не изменилась цри варьировании варианта реализации. Видно лишь некоторое & quot-сглаживание"- спектра, менее ярко выражена высокочастотная область в НВР- следствием некоторого озвончения сегмента в потоке речи является незначительное усиление гармоник низкой частоты.

Суммируя сказанное о возможны& reg- причинах количественной и структурной деформации звуковых сегментов немецкого языка, следует подчеркнуть, что модификации акустических параметров обусловлены определенными артикуляторными сдвигами, и наоборот.

Данная компрессия речевого сигнала и его составляющих, звуковых сегментов, была вызвана модификацией ситуативных факторов & quot-степень знакомства& quot-, & quot-коммуникативная задача& quot- и & quot-круг слушающих& quot-. Усечение длительности фонационного периода произошло в большей степени за счет длительности долгих гласных сегментов, составляющих 9,24% всех фонем и 23,36% всех гласных фонем немецкого языка (130, 99−105- 143).

Кроме сощэащения или увеличения длительности сигнала заданные ситуативные факторы вызывают изменение интенсивности и ЧОТ, которые, помимо прочего, несут информацию о частных нормах реализации. Следовательно, имея набор физических параметров. речевого сигнала (в данном случае — акустических параметров сегментных единиц), мы можем не только с достоверной точностью отнести данное речевое произведение к определенному варианту реализации (или типу произнесения), но и выявить признаки ситуации, в которой продуцируется речевой сигнал.

Приведенные выше выводы базируются на результатах матема-тико-статистического анализа, которому были подвергнуты все зафиксированные акустические параметры сигнала в их цифровом выражении.

Величина погрешности, определяемая по значению средней ошибки К свидетельствует о незначительной дисперсии данных относительно выделенной средней, об однородности выборочных значений вариационного ряда. Величина среднего квадратического отклонения, а вместе с ней и интервал действительной средней величины превышают допустимые пределы лишь в отдельных случаях у сегментов четвертой степени выделенности и колеблются (х ± К) в ряде случаев от 10 до 20 мс у Z"a: /4, Га: /3, /ц: /3, [ о: /4,/"-£- 7> 3 в СПВР.

Существенное увеличение интервала в СПВР следовало ожидать вместе со значительным увеличением длительности фонационного периода и увеличившимся диапазоном варьирования длительности сегментов в 3-ей и 4-ой позициях выделенности в зависимости от индивидуальной способности говорящего (его коммуникативной компетенции) маркировать в длительности звуков некоторые оттенки ситуации говорения. Интервал действительной средней в остальных вариантах реализации незначителен.

Исследование степени статистической достоверности между вариантами реализации как по длительности, так и по остальным параметрам выявило следующую картину. Величина t о по длительности расчитывалась относительно СПВР. Мы уже подчеркивали, что, несмотря на то, что все вокалические и консонантные сегменты выявили четкую тенденцию к усечению длительности в ПВР и НВР относительно СПВР, краткие гласные и большинство согласных достаточно устойчивы в речевом потоке, что и подтверждает величина to. Недостаточную степень достоверности различий по длительности выявили в ПВР и НВР сегменты [ а/3, fa J и /l ] во всех степенях выделенности, /V /4, где t о «t кр. Среди групп согласных — это Tsb. и R. В остальных случаях степень достоверности различий значительно превышает не только условно принятый уровень значимости 90%, но и уровень в 95%.

Что касается интенсивности, то все различия достаточно достоверны и также превышают уровень значимости 95%. Не подвергались статистическому анализу значения формантных моделей, так как при той степени точности, которая предъявляется к лингвистическим исследованиям, можно с уверенностью констатировать то, что модели практически не меняют своих величин.

Ниже мы попытаемся классифицировать акустические параметры звуковых сигналов по вариантам реализации (типам произнесения.

3.1.2. Проблема создания реализационных моделей некоторых коммуникативно-обусловленных вариантов реализации фонологической системы в речи

Детальное описание параметров речевого сигнала, продуцированного при заданных коммуникативно-ситуативных условиях, позволит выявить элементы реализационной модели, характерной для определенного варианта реализации (типа произнесения). Однако для того, чтобы иметь точное представление о выбранных для анализа вариантах реализации, необходимы исследования всех признаков отдельных типов произнесения на большом количестве материала, записанного как квазиспонтанно, так и спонтанно при модификации экстралингвистического фактора & quot-коммуникативная задача& quot- в пределах одного типа произнесения.

Результаты нашего эксперимента позволяют в общих чертах определить датерии для отнесения данного речевого произведения к тому или иному произносительному типу (варианту реализации). Обобщим данные по акустическим параметрам исследованных вариантов реализации в нижеследующей таблице (щюме чисто акустических приводятся просодические (темп) и нормативные (элиминирование сегментов сигнала) характеристики).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Реализация фонологической системы немецкого языка осуществляется по операционной схеме S-*-j2j2+s'ti|2,3~*"El, 2,3' где элементы второго ингредиента данной схемы подвергаются непосредственному воздействию экстралингвистических факторов, определяющих, наряду с прочим, частные нормы и частные стили реализации. Результатом или продуктом реализации системных единиц -фонем — в потоке речи являются звуковые сигналы, образующие звучащее речевое произведение, состоящее из вокалических и консонантных сегментов. Реализация фонологической системы немецкого языка в речи представлена в трех вариантах: полном, сниженном полном и неполном, которые охватывают практически все множество конкретных речевых актов на сегментном уровне.

Каждый из трех данных вариантов реализации фонологической системы в речи воплощается в форме сложно-модулированного сигнала в соответствии с частной нормой и частным стилем реализации, причем соотношение нормативных и «не-нормативных» — стилевых черт в каждом варианте реализации неодинаково. № полного варианта реализации действительна системно-ориентированная, & quot-идеальная"- норма реализации, где цроцент стилевых черт очень незначителен. Сниженный полный вариант реализации регламентируется сниженной & quot-идеальной"- нормой с увеличением доли стилевых явлений реализации и материализуется в официальном общении. & laquo-Идя неполного варианта реализации актуальны частные нормы и стили реализации разговорной речи- в соответствии с НВР осуществляется неофициально-бытовое общение. От детального описания частных норм и стилей реализации, характерных для данных BP, выяснения их связи с экстралингвистическими факторами зависит решение ряда научно-теоретических и прикладных задач.

Приступая к исследованию вариантов реализации (типов произнесения), мы исходили из презумпции о том, что каждому из трех данных BP (ПВР, СПВР и НВР) будет соответствовать определенный набор признаков, маркеров коммуникативной ситуации, материализующихся в модификациях физических параметров звуковых сигналов (на сегментном и супрасегментном уровнях).

Исследованию были подвергнуты большинство системно-нормативно допустимых вокалических и консонантных сегментов немецкого языка, вычлененных из естественного речевого потока с большой степенью точности с помощью электронного сегментатора, разработанного в ЭЛАР ГГПИШ и имеющего ряд существенных преимуществ перед используемыми в настоящее время приборами такого рода (32- 48- 139). Все составные элементы речевого сигнала (гласные и согласные звуки — фонационный период — и паузы с перерывом в звучании) были подвергнуты фонометрическому, аудитив-ному, математико-статистическому анализам, а звуковые сегменты, помимо этого, осциллографическому и спектрально-формантному видам анализа. Акустический анализ был выполнен на современной отечественной и зарубежной анализирующей аппаратуре с применением новой методики регистрации параметров речевого сигнала, разработанной и впервые примененной в ЭЛАР ГГПИШ с участием автора данного исследования.

Результаты эксперимента, базирующиеся на достоверных математических выкладках, свидетельствуют о том, что элементы речевой ситуации (варьировались экстралингвистические факторы & quot-степень знакомства& quot-, & quot-коммуникативная задача& quot- и & quot-круг слушающих& quot-) эксплицитно выражаются в модификациях физических параметров звуковых сегментов. Тенденции к изменению длительности, интенсивности и частоты основного тона под влиянием заданных ситуативно-коммуникативных условий настолько очевидны, что позволя- -ют типизировать определенный вариант реализации в соответствии с комплексом данных акустических параметров составляющих речевого сигнала.

Мы не склонны утверждать, что эмические единицы системы -гласные и согласные фонемы, — материализующиеся в соответствии с ПВР, СПВР и НВР, образуют в них свои подсистемы, поскольку инвентарь функционирующих в них единиц не отличается от системы гласных и согласных КЛЯ. Здесь необходимо сослаться на мнение Л. Р. Зиндера, который при анализе точек зрения на данный вопрос ряда исследователей, нацример, В. Дресслера, указывал, что языковая система при всей ее сложности представляет собой некую целостность, и только при ее функционировании в речи существующие в этой системе возможности используются в разной степени (44, II7-II8). Это подтверждает диапазон варьирования физических параметров единиц фонологической системы немецкого языка при реализации их в речи, который в НВР значительно шире, чем в ПВР.

В модификациях сегментов речевого сигнала, пределы которых устанавливаются в данном исследовании, содержится некоторая информация об условиях реализации, настроении инципиента, его коммуникативном намерении и т. д. Следует еще раз подчеркнуть, что количественные и структурные модификации звуковых сегментов немецкого языка, в случае, если они не элиминированы, никогда не выходят за допустимые пределы их варьирования- фонемный статус при этом не нарушается.

Несмотря на то, что верхний и нижний пределы варьирования гласных и согласных в отношении длительности, интенсивности и ЧОТ неодинаковы, можно тем не менее определить те допустимые границы, которые & quot-соблюдают"- данные сегменты при реализации их в речи. Долгие гласные, например, не выходят по длительности за пределы в среднем от 50 до 160 мс, 1фаткие — от 40 до 90 мс. Согласные по длительности не превышают 120 мс и не усекаются более, чем до 15 — 20 мс. Интенсивность вокалических сегментов колеблется в пределах от I до 7 (в относительных единицах), а -ЧОТ — от 80 до 160 Гц. Следовательно, каждый вариант реализации представляет из себя речевой сигнал с присущим данному варианту акустическими параметрами сегментов этого сигнала, что и зафиксировано в реализационной модели некоторых вариантов реализации.

ПВР, соотносимый нами с & quot-идеальной"- нормой, представлен практически только элементами полного типа произнесения. В СПВР и тем более НВР элементов полного- типа, как таковых, нет, так так в данных вариантах реализации все составляющие речевого сигнала подвержены разного рода модификациям, о чем свидетельствуют результаты эксперимента.

Дальнейшее изучение вариантов реализации фонологической системы немецкого языка в речи имеет как научно-теоретическое, так и прикладное значение. А ведь прикладные задачи, решаемые современной экспериментальной фонетикой, являются тем решающим критерием, на основании которого мы можем вынести суждение о степени правдоподобности исходных фонетических аксиом, лежащих в основе фонологических построений (14, 138).

Результаты подобных экспериментально-фонетических исследо- -ваний могут быть использованы при распознавании слитной речи, составлении программ для синтезирования речи. Создание моделей типов произнесения вооружит преподавателя немецкого языка инструкциями по обучению студентов умению выбирать фонетические тек-стообразующие средства адекватно условиям коммуникации.

Целесообразно, видимо, при работе над произношением с первых шагов учитывать своеобразие каждого варианта реализации и формировать навыки осознанного варьирования элементов как сегментного, так и супрасегментного уровней при говорении.

Показать Свернуть

Содержание

ГЛАВА I. СИТУАТИВНО-КОММУНИКАТИВНАЯ НОРМИРОВАННОСТЬ РЕАЛИЗАЦИИ ФОНОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА В РЕЧИ.

1.1. Операционная схема реализации фонологической системы немецкого языка в речи

1.2. Проблемы избыточности и ситуативно-коммуникативной вариативности реализации.

1.3. Модификации количественных и структурных параметров звуковых сегментов как маркеров ситуативного варианта реализации

1.3.1. & quot-Количество"- и & quot-качество"- в приложении к сегментному уровню фонологической системы немецкого языка

1.3.2. Временные и спектрально-формантные модификации звуковых сегментов при вариативности лингвистических и ситуативных факторов

БЫВОда ПО I ГЛАВЕ.

ГЛАВА II. МЕТОДИКА, ХОД И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСШРИМЕНТАЛЬ-Н0-Ф0НЕТИЧЕСК0Г0 ИССЛЕДОВАНИЯ МОДИФИКАЦИЙ КОЛИЧЕСТВА И СТРУКТУРЫ ЗВУКОВОГО СИГНАЛА

2.1. Подбор дикторов, состав экспериментального корпуса

2.2. Методика экспериментального исследования. Синхронная автоматическая регистрация и анализ основных параметров речевого сигнала

2.3. Запись экспериментального материала. Автоматизация процесса обработки данных на вторичном этапе исследования.

2.4. Результаты эксперимента.

2.4.1. Результаты фонометрического анализа. Модификация общих темпоральных характеристик речевого сигнала.

2.4.2. Результаты осциллографического анализа

2.4.3. Результаты спектрально-формантного анализа

2.4.3.1. Оценка зависимостей данных акустического и аудитивного анализов вывода ПО II ГЛАВЕ.

ГЛАВА III. ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ДАННЫХ АУДИ

ТИВНОГО И АКУСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗОВ.

3.1. Классификация физических параметров звукового сигнала в отдельных вариантах реализации фонологической системы немецкого языка в речи

3.1.1. Некоторые причины количественного и структурного изменения звукового состава немецкого языка в отдельных вариантах реализации

3.1.2. Проблема создания реализационных моделей некоторых коммуникативно-обусловленных типов произнесения

3.2. Дидактическая значимость описания схем и правил ситуативно-обусловленной реализации фонологической системы немецкого языка в речи.

ВЫВОда ПО III ГЛАВЕ.

Список литературы

1. Аванесов Р. И. Русское литературное произношение. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. Изд. 4-е, перераб. и доп. -М.: Просвещение, 1968. 287 с.

2. Агафонова Л. С., Бондарко Л. В. О некоторых характеристиках русской речи в зависимости от разных темпов произношения. В сб.: Слух и речь в норме и паталогии. Л.- 1974, вып. 1, с. 25 39.

3. Арапов Г Л.В., Херц М. М. Математические методы в лингвистике. М.: Наука, 1974. — 167 с.

4. Белявский В. М. Автоматическая сегментация слитной речи. В кн.: IX Всесоюзная акустическая конференция. М.: Изд-во АН СССР, 1977, с. 75 — 78.

5. Бехтерев В. М. Работа головного мозга. Л., П. П. Сойкин, 1926. 90 с.

6. Блохина Л. П. Просодические характеристики речи и методы их анализа. М.: Изд-во 1МГПИШ им. М. Тореза, 1980. -75 с.

7. Болыиев Л. Н., Смирнов Н. В. Таблицы математической статистики. М.: Наука, 1965. — 464 с.

8. Бондаренко Т. Н. Спектральные характеристики ударных гласных реализации & quot-нового"- в нейтральных и эмфатических структурах. В сб.: Вопросы фонетики и фонологии. Иркутск: Иркутский пед. ин-т, 1976, с. 45−52.

9. Бондарко JI.В., Зиндер Л. Р. и др. Разграничение слов в потоке речи. Вопросы языкознания, 1968, № 2, с. 68−81.

10. Бондарко Л. В. Звуковой строй современного русского языка. М. "-: Просвещение, 1977. — 175 с. &bull- 12. Бондарко Л. В., Вербицкая Л. А., Зиндер Л. Р., Касевич В. В., Гордина М. В. Стили произношения и типы произнесения. -Вопросы языкознания, 1974, № 2, с. 64 70.

11. Бондарко Л. В. Фонетическое описание языка и фонологическое описание речи. Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. — 199 с.

12. Бондарко Л. В., Вербицкая Л. А. Два аспекта прикладных исследований фонетики, В сб.: Структурная и прикладная лингвистика. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983, вып. 2, с. 138 — 145.

13. Бухаров В. М. 0 фонетическом варьировании в немецком языке. В сб.: Теоретические вопросы немецкой филологии. Горький, 1974, с. 5 — 16.

14. Бухаров В. М. Длительность двугласных сочетаний и ее фонологическая интерпретация. В сб.: Труды ЭЛАР ГГПИШ им- Н. А. Добролюбова. Горький, 1975, вып. II, с. 40 — 45.

15. Бычин Н. Л. Ситуативная обусловленность просодических характеристик речевых высказываний. В сб.: Экспериментальная фонетика и прикладная лингвистика. Минск, 1972, с. 18 — 33.

16. Вейсалов Ф. Е. Вариативность гласных фонем современного немецкого языка (экспериментальные данные и фонетические проблемы): Автореф. дис. докт. филол. наук. Л., 1980. -35 с.

17. Вербицкая Л. А. Система фонем и изменение произносительной нормы. В сб.: Фонетика-83. Материалы к X Международному конгрессу фонетических наук. М., 1983, с. 27 — 34.

18. Веренич Н. И. Темп речи как один из компонентов просодии. В сб.: Экспериментальная фонетика и прикладная лингвистика. — Минск, 1980, с. II — 18.

19. Виноградов В. А. Лингвистические аспекты обучения языку. М.: Изд-во МГУ, 1976, вып. 2. — 62 с.

20. Гайдучик С. М. Фоностилистические черты монологической речи современного немецкого языка. В сб.: Звуки речи и интонация. Вильнюс, 1970, т. 4, с. 101 — ПО.

21. Гайдучик С. М. Просодические характеристики слога (на материале немецкого языка). В сб.: Звуки, слоговой акцент, интонация. Вильнюс, 1972, с. 90 — 104.

22. Гайдучик С. М. Просодическая система современного немецкого языка. Шнек, 1972. — 107 с.

23. Гайдучик С. М. Фоностилистический аспект устной речи- Автореф. дис. докт. филол. наук. Л., 1973. — 31 с.

24. Гайдучик С. М. Фоностилистика в стилистической системе языка. В сб.: Экспериментальная фонетика. Минск: Минский ин-т иностр. языков, 1975, с. 65 — 78.

25. Гейльман Н. И. Тенденции изменения согласных в разговорной речи. В кн.: Слух и речь в норме и паталогии. Л.- 1980, вып. III, с. 16 — 25.

26. Гейльман Н. И. Фонетические характеристики спонтанной речи: Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1983. — 15 с.

27. Гладкий А. В., Мельничук И. А. Элементы математичес -кой лингвистики. М.: Наука, 1969. — 192 с.

28. Головин Б. Н. Язык и статистика. М.: Просвещение, 1970. — 190 с.

29. Горский С. М., Каспранский P.P., Курятникова Э. Г. О точности измерения параметров речевого сигнала при спектрально-временном анализе. В сб.: Труды ЭЛАР ГГПИИЯ им. Н. А. Добролюбова. Горький, 1975, вып. II, с. 118 — 125.

30. Давыдов М. В. Паралингвистические функции сверхсегментных средств английского языка в сопоставлении с русским: Авто-реф. дис. канд. филол. наук. М., 1965. — 18 с.

31. Дербилов Й'.Л. Соотношение признаков количества и качества в системе гласных немецкого языка: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1972. — 21 с.

32. Дукелъский Н. И. Принципы сегментации речевого потока. М. -Л.: Изд-во АН СССР, Ленингр. отд-ние, 1962. — 138 с.

33. Ерофеева Н. М. Неполный тип произнесения и его перцептивный и артикуляционный аспекты. В сб.: Нормы реализации. Варьирование языковых средств. Горький: Горьк. пед. ин-т им. А. М. Горького, 1983, с. 43−50.

34. Зарецкая Е. В. Об изучении стилеобразующих фонетичес-f-ких средств в современном немецком языке. В кн.: Экспериментально-фонетические исследования речи. Минск, 1969, вып. II, с. 101 — 109.

35. Зарецкая Е. В. Просодические характеристики функционально-стилистических разновидностей устной монологической речи: Автореф. дис. канд. филол. наук. Минск, 1975. 24 с.

36. Звегинцев В. А. О предмете и методах в социолингвистике. Изв. АН СССР, сер. ОЛЯ- том 35, 1976, № 4, с. 308 — 320.

37. Здоровова Б. Б. Модификации просодической системы под влиянием изменений темпа речи: Автореф. дис. канд. филол. наук. -М., 1982. 22 с.

38. Зимняя И. А. Психология слушания и говорения: Автореф. -дис. докт. филол. наук. М., 1973. — 32 с.

39. Зиндер Л. Р. Влияние темпа речи на образование отдельных звуков. Вопросы фонетики. Уч. зап./ ЛГУ& quot-, № 325. Серия филол. наук. Л., 1964, вып. 69, с. 3 — 27.

40. Зиндер Л. Р. Общая фонетика. 2-изд., перераб. и доп. — М.: Высшая школа, 1979. — 312 с.

41. Зиндер Л. Р. Экспериментальная фонетика и фонология. -В сб.: Сборник научных трудов МГПИШ им. ГЛ. Тореза. М., 1982, вып. 201, с. 109 — 120.

42. Каспранский P.P. Элизия и фонетический эллипсис.

43. В сб.: Теория и практика лингвистического описания разговорной речи. Горький: Горьк. пед. ин-т им. А. М. Горького, 1966, с. 59 -63.

44. Каспранский P.P. Внутриуровневая, мезкуровневая и над-уровневая компенсация языкового эллипсиса. В сб.: Уровни языка и их взаимодействие. М., 1967, с. 70−72.

45. Каспранский P.P. К вопросу о компенсации эллипсем в речевом сообщении. Материалы первых Добролюбовских чтений: Уч. зап. ГГПЖ: им. Н. А. Добролюбова. Горький, 1970, вып. 36, часть I, с. 64 73.

46. Каспранский P.P. 0 перспективах развития спектрального анализа в лингвистике. В сб.: Сборник трудов ЭЛАР ГГПИШ им. Н. А. Добролюбова, Горький, 1971, вып. 46, с. 5 — 17.

47. Каспранский P.P. Теоретическая фонетика. Горький: Изд-во Горьк. пед. ин-та им. А. М. Горького, 1973. — 137 с.

48. Каспранский P.P., Малова И. Л. К исследованию нормативной регуляции реализации консонантно-вокалических сочетаний в немецком языке. В сб.: Труды ЭЛАР ГГПИШ им. Н. А. Добролюбова. Горький, 1975, вып. II, с. 5 — 22.

49. Каспранский P.P. Очерк теоретической и нормативной фонетики (немецкого и русского языков): Учеб. пособие. Горький: Горьк. пед ин-т им. А. М. Горького, 1976. 99 с.

50. Каспранокий P.P. Реализация фонологических систем в речи: Дис. докт. филол. наук. Рукопись. М., 1980. — 385 с.

51. Каспранский P.P., Будасов Ю. Л., Литвиненко Н. Е. Радиостиль как произносительная норма. В сб.: Нормы реализации. Варьирование языковых средств. Межвузовский сборник научных трудов. — Горький: Горьк. пед ин-т им. А. М. Горького, 1983, с. 3 II.

52. Ким С. Н. Аллофоническое варьирование консонантизма в немецкой речи: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1980. — 23 с.

53. Климов Н. Д. 0 действии принципа экономии в артикуляции: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1969. — 31 с.

54. Климов Н. Д. Вводно-фонетический курс немецкого языка: Для ин-тов и фак. иностр. языков. М.: Высшая школа, 1978. -131 с.

55. Комиссарова О. И. К вопросу о качественно-количественных модификациях гласных звуков. В сб.: Функционально-стилистическая дифференциация английского произношения. — М.: Изд-во МЗЖ им. В. И. Ленина, 1983, с. 131 — 153.

56. Костомаров В. Г., Леонтьев А. А. Некоторые теоретические вопросы культуры речи. Вопросы языкознания, 1966, № 5, с. 3 — 15.

57. Кохнович Т. К. Роль просодических средств в дифференциации коммуникативных типов высказывания: Автореф. дис. канд. филол. наук. Минск, 1975. — 25 с.

58. Курьянко Н. И. Психологическая характеристика восприятия иноязычной контекстной речи: Автореф. дис. канд. филол. наук. Вильнюс, 1973. — 24 с.

59. Курятникова Э. Г. Функция количества в системе современного английского вокализма: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1972. — 27 с.

60. Курятникова Э. Г. К вопросу о позиционной длительности гласных. В со.: Труды ЭЛАР ГГПИШ им. Н. А. Добролюбова. Горький: Горьк. пед. ин-т им. А. М. Горького, 1975, вып. II, с. 45 -56.

61. Лаптева В. Г. Динамические и временные характеристики гласных в омофонических разнофункциональных словах die и der. В сб.: Труды ЭЛАР ГГПИШ им. Н. А. Добролюбова. Горький: Горьк. пед. ин-т им. А. М. Горького, 1975, вып. II, с. 69 — 80.

62. Лысенко Э. И. Модификации гласных современного немецкого языка (задний ряд): Автореф. дис. канд. филол. наук. -Киев, 1971. 25 с.

63. Люблинская В. В. Воспроизведение простых контуров изменения частоты основного тона звуков. В сб.: Анализ речевых сигналов человеком. Л.: Наука, 1971, с. 66 — 74.

64. Мальмберг Б. Проблема метода в синхронной фонетике. -В кн.: Новое в лингвистике. М., 1962, вып. II, с. 340 391.

65. Миловидова P.P. Вводно-коррективный фонетический курс немецкого языка. М.: Высшая школа, 1964. — 90 с.

66. Миловидова P.P. К вопросу о произносительных стилях речи и их влиянию на интонационное оформление предложений. -В сб.: Труды ЭЛАР ГГПИШ им. Н. А. Добролюбова, 1961, вып. XIX, с. 81 93.

67. Мушников В. Н., Чистович Л. А. 0 слуховом описании гласного. I. Признаки, различающие /*1 / и /ё /. В сб.: Анализ речевых сигналов человеком. Л.: Наука, Ленингр. отд., 1971, с. 5 10.

68. Мушников В. Н., Чистович Л. А. О слуховом описании гласного. II. Обнаружение второй форманты в синтетическом гласном. В сб.: Анализ речевых сигналов человеком. Л.: Наука, Ленингр. отд., 1971, с. II — 19.

69. Новицкая Н. Л. К вопросу о ситуативной обусловленности соотношения частоты основного тона и интенсивности. В сб.: Романское и германское языкознание. Республиканский межведомст. сборник Минского ГПИ. Минск, 1979, вып. 9, с. 23 — 33.

70. Норк О. А., Адамова Н. Ф. Фонетика современного немецкого языка. М.: Высшая школа, 1976. — 212 с.

71. Пешковский A.M. Роль грамматики при обучении стилю. Избранные труды. М.: Учпедгиз, 1959. — 252 с.

72. Пиотровский Р. Г. Моделирование фонологических систем и методы их сравнения. М. -Л.: Наука, 1966. — 299 с.

73. Пиотровский Р. Г., Бектаев К. Б., Пиотровская А. А. Математическая лингвистика. М.: Высшая школа, 1977. — 383 с.

74. Пиотровский Р. Г. Текст, машина, человек. Л.: Наука, Ленингр. отд, 1975. — 327 с.

75. Поливанов Е. Д. Статьи по общему языкознанию. Избр. работы. М.: Наука, 1968. — 376 с.

76. Потапова Р. К. Основные современные способы анализа и синтеза речи. Учеб. пособие для студентов отд-ния прикладной лингвистики. М., 1971. — 95 с.

77. Потапова Р. К. К вопросу о поиске временных констант русской речи. В сб.: Анализ и синтез как взаимообусловленные методы экспериментально-фонетических исследований. Материалы конференции. Минск, 1973, с. 227 — 238.

78. Потапова Р. К. Некоторые воцросы сегментации речевого потока на слоги.- В сб.: Звуковая и семантическая структура языка. Фрунзе, 1975, с. 3 15.

79. Потапова Р. К. К типологии временной организации речи в германских языках. Вопросы языкознания, 1977, № I, с. 39 -47.

80. Потапова Р. К. Экспериментально-фонетическое исследование сегментного уровня языков. М.: Изд-во МГПИИЯ им. М. Тореза, 1979. — 100 с.

81. Потапова Р. К. 0 двух уровнях слоговой сегментации слитной речи. В кн.: IX Всесоюзная акустическая конференция. М.: Изд-во АН СССР, 1977, с. 79 — 82.

82. Рамиашвили Г. С. Автоматическое распознавание говорящего по голосу, М.: Радио и связь, 1981. — 224 с.

83. Рабинович А. И. Сочетаемость согласных в начале и конце слова немецкого языка. В сб.: Зарубежное языкознание и литература. Алма-Ата, 1971, вып. I, с. 27 — 39.

84. Румянцев М. К. Тон и интонация в современном китайском языке. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. — 195 с.

85. Садовский П. В. К вопросу о просодии фразы дикторской речи, лекции и интервью в современном немецком языке. В сб.: Экспериментально-фонетическое исследование речи. Минск, 1969, вып. 2, с. 188 — 195.

86. Сапожков М. А. Речевой сигнал в кибернетике и связи. -М.: Связь, 1963. 452 с.

87. Стабурова Л. Г. Коррективный курс английского языка для институтов и факультетов иностранных языков и его программирование: Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1969. -35 с.

88. Стериополо Е. И. Редукция ключевых гласных немецкого языка: Автореф. дис. канд. филол. наук. Киев, 1979. -21 с.

89. Таранец В. Г. Энергетическая структура речевых единиц:

90. Автореф. дис. докт. филол. наук. Киев, 1982. — 45 с.

91. Тимофеев И. О. Методологическое значение категорий & quot-качество"- и & quot-количество"-. М.: Наука, 1972. — 216 с.

92. Уроева P.M. К вопросу о длительности гласных в немецком языке. Учен. зап. М.: Изд-во МГПИШ им. М. Тореза, 1954, т. 8, с. 129 — 144.

93. Фант Г. Акустическая теория речеобразования. М.: Наука, 1964. — 284 с.

94. Фант Г. Анализ и синтез речи. Новосибирск: Наука, 1970. — 166 с.

95. Федорова Л. А. К построению модели коммуникативной компетенции. В сб.: Проблемы организации речевого общения. М., 1981, с. 182 — 210.

96. Фланаган Дне. Анализ, синтез и восприятие речи. М.: Связь, 1968. — 396 с.

97. Хоменко С. А. 0 модификациях временных характеристик звуковых сегментов: Республиканский симпозиум. Тезисы докладов. Минск, 1977, с. 143 — 145.

98. Хоменко С. А. Модификации звуков в зависимости от просодических структур устных текстов: Автореф. дис. канд. филол. наук. Минск, 1979. — 23 с.

99. Чернышева О. М. Вариативность согласных (экспериментально-фонетическое исследование на материале немецкого языка): Автореф. дис. канд. филол. наук. Л., 1981, — 18 с.

100. Чистович Л. А., Кожевников В. А., Алякринский В. В. и др. Речь. Артикуляция и восприятие. М.: Наука, 1965. — 241 с.

101. Чистович Л. А. Проблемы исследования временной организации речи. В сб.: Вопросы теории. и методов исследования восприятия речевых сигналов. — JI., 1972, с. 5 — 32.

102. Чистович Л. А., Венцов А. В. и др. Физиология речи.

103. Восприятие речи человеком. Л.: Наука, 1976. — 386 с.

104. Шевченко Т. А. Фразовое ударение в немецком языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1975. — 36 с.

105. Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку. М.: Учпедгиз, 1957. — 188 с.

106. Щерба Л. В. Русские гласные в качественном и количественном отношении. Спб, тип. Ю. Н. Эрлих, 1912. 155 с.

107. Щербакова Л. Г. Длительность как акустический параметр. фразовых ударений в немецком языке. В сб.: Экспериментальная фонетика и прикладная лингвистика. Минск, 1980, с. 106 — 112.

108. Якобсон Р., Халле М. Фонология и ее отношение к фонетике. В кн.: Новое в лингвистике. М., 1962, вып. II, с. 231 -279.

109. Desselmann G. Zur Nutzung sprachpsychologischer Er-kenntnisse bei der Entwicklung des Sprechers im Fremdsprachen-unterricht. In: DaES, 3/1979, S. 138−145.

110. Dew D., Jensen P.I. Phonetic processing: The dynamics of speech. /D. Dew, P.I. Jensen. Colombus (Ohio): Merrilland, cop. 1977, p. 1 — 268.

111. Die deutsche Sprache. KLeine Enzyklopadie. Zweiter Band: VEB Bibliographisches Institut Leipzig, 1970, S. 639−1174.

112. Essen O. Allgemeine und angewandte Phonetik. 5. neu-bearb. u. erw. Aufl. Berlin: Akad. -Verlag, 1979, S. 1 — 300.

113. Eant Gr. Speech sounds and features. /G. Eant. Cambridge (Mass) — London. MIT press, cop. 1973, p. 1 — 227. 114. pahrmann R. Die Deutung des Sprechausdrucks. Bonn, 1960, S. 1 — 183.

114. Eorchhammer J. Lsinge und Kurze. Archiv fur verglei-chende Phonetik und Sprachwissenschaft. B. 3, 1939, H. 1, S. 138 156.

115. Gajjducik S.M. Theoretische Phonetik des Deutschen.- Minsk: Verlag Wyschejschajja Schkola, 1981, S. 1 156.

116. Galvaguy M. -H. Sonie et phonie. Revue de phonetique appliquee, Mons, 1977, N 44, p. 239 — 271.

117. Jones D. An Outline of English^ Phonetics. By Daniel Jones. 6 th. ed. Leipzig, Teubner, 1939, p. 1 326.

118. KLimov N.D. Zur Modellierung der Sprechsprache fur den Phonetikunterricht. In: Wisch. Z. Univ. Halle 76 G., H. 5, S. 67 — 72.

119. Krech E. -M. Normen in der sprachlichen Kommunikation.

120. Ein Beitrag zur Diskussion der Problematik aus der sprechwissen1. Vschaftlicher Sicht. Wiss. Beitrage der Martin-Luther-Univ. о

121. Halle-Wittenberg, Halle (Saale), 1981, N 9 (F 29), S. 64 74. •

122. Laziczius J. Lehrbucli der Phonetik. Berlin: Akade-mie-Verlag, 1961, S. 1 — 203.

123. Lindner G. Einfiihrung in die experimentelle Phonetik.- Berlin: Akademie-Verlag, 1969, S. 1 245.

124. Lindner G. Der Sprechbewegungsablauf. Eine phoneti-sche Studie des Deutschen. Berlin: Akademie-Verlag, 1975,1. S. 1 254.

125. Lindner G. Horen und Verstehen. Phonetische Grundla-gen der auditiven Lautsprachperzeption. Berlin: Akademie-Ver-lag, 1977, S. 1 — 203.

126. Maak A. Regeln der deutschen Silbenmelodie. In:

127. Phoneticа, 1958, H. 2, S. 199 219.

128. Meinhold G. Norm und Lautwandel. In: Wissenschaft-liche Zeitschrift der Fr. Schiller-TJniv. Jena (Gesellschafts-und Sprachwissensch. Eeihe), 1967, H. 5, S. 593 — 608.

129. Meinhold G. Deutsche Standartaussprache. Lautschw& -chungen und Formstufen. (Wiss. Beitr. der Friedrich-Schiller Univ.). Jena, 1973, S. 1 — 147. U.

130. Meinhold G., Stock E. Phonologie der deutschen Gegen-wartssprache. Leipzig: Bibliogr. Inst., 1980, S. 1 — 256.

131. Mtiller П. Yon der statischen Lautbetrachtung zum Sprechbewegungsablauf. Vorbereitende tiberlegungen zur Modellie-rung des Sprechbewegungsablaufs mit EDVA. — In: DaFS, 3/1980,1. S. 167 171.

132. Ockel E. Phanomene des Sprechausdrucks dargestellt an einem M& rchen. — Mutteraussprache. Wiesbaden, 1981, Jg. 91, Ж 1, S. 24 — 45.

133. Pironkova M.P., Ljjubimowa S.M., Klimov N.D. Deutsch fiir das erste Studienjahr. Moskau: Vyssaja Skola, 1970, S. 1−320.

134. Eausch R. Qualitat und Quantitat der deutschen Vokale im Phonetikunterricht fiir Ausleinder. In: DaFS (Leipzig), 1979, Jg. 13, N 1, S. 51 — 58.

135. Schmidt W., Stock E. Eede, Gesprach, Diskussion. -VEB Bibliografisches Institut, 2. durchgesehene Auflage, Leipzig, 1979, s. 1 192.

136. Siebs. Deutsche Aussprache. Walter de Gruyter & Co.- Berlin, 1969, S. 1 494.

137. Sprechwirkung. Theoretische und methodisch-praktische Probleme ihrer Erforschung und Optimierung (E. Stock, J. Suttner).- Halle (Saale), 1976, S. 1 300.

138. Stock E. Zur Entwicklung der Ausspracheforschung und

139. Ausspracheschulung in der DDR. In: DaFS, Leipzig, 1979, Jg. 16, N 5, S. 257 — 262.

140. Stoltz H. Der Segmentator, ein Gerat, welches kleinste akustische Ausschnitte aus einer Tonbandaufnahme ermoglicht.- In: Zeitschr.f. Phon., 1965, S. 163 172.

141. Trubetzkoj W.S. Die phonologischen Grundlagen der so-genannten Quantitat. Milano, 1938, S. 1 — 230.

142. Weiss R. Relationship of vowel length and quality in the perception of German vowels. Linquistics (The Haque — P.), 1974, N 123, p. 59 — 70.

143. Zacher 0. Deutsche Phonetik. -L.: Prosvescheni-je, 1969,1. S. 1 207.

144. Zwirner E., Zwirner K. Grundfragen der phonometrischen Linquistik. 3., stark erw. u. erg. Aufl. Basel ets.: Karger, 1982, S. 1 — 320.

Заполнить форму текущей работой