Зимние сады в российских дворцах, домах и особняках XVIII - начала XX вв

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура
Страниц:
311
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Зимние сады, существовавшие во многих российских домах, дворцах и особняках XVIII — начала XX вв., не становились прежде предметом специального искусствоведческого исследования. В настоящей работе ставится задача рассмотреть зимние сады в двух основных аспектах: как малую форму садового искусства и как разновидность интерьера дома. Это предопределило

I, комплексный метод исследования, основанный на изучении общих исторических и художественных закономерностей хронологического периода, который подлежит изучению, и конкретных материалов, связанных с созданием и функционированием зимних садов в частном жилище. В качестве аналогов и порой примеров для подражания будет привлекаться западноевропейский материал. Специфика зимних садов, создававшихся с целью размещения живых растений в интерьере, побуждает обращаться и к некоторым проблемам

4? биологической науки, а также касаться инженерно-технических деталей. В последние годы к зимним садам проявляется неизменно нарастающее внимание со стороны специалистов различных областей: архитекторов, ландшафтных архитекторов и дизайнеров, биологов, историков искусства, что связано с возрождением практического интереса к созданию зимних садов. Они включаются в проекты современных сооружений, как частного, так и общественного характера. Становятся предметом обсуждения на конференциях, семинарах и т. д. Появился ряд важных научных публикаций. В этой ситуации обращение к историческому прошлому российских зимних садов является своевременным и актуальным. Впервые сделана попытка рассмотреть в одном исследовании различные грани яркого и неординарного явления в нашем художественном наследии, проследить на относительно протяженном отрезке времени закономерности появления и развития зимних садов, особенности их расположения и оформления, связав с общим контекстом истории русского искусства.

Коллекционирование экзотических растений в XVII — XVIII веках становится в Европе не менее престижным, чем собирание оружия, книг, произведений живописи или предметов декоративно-прикладного искусства. Как для произведений искусства — картинные галереи и & laquo-музеумы»-, так и для ботанических коллекций создаются особые помещения: оранжереи и зимние сады. Именно последние являются объектом нашего исследования, представляя собой многогранный интерес как особый вид творчества, основанный на синтезе разных видов искусств, а также тесно связанный с развитием науки и техники.

Если судить по изобразительным и текстовым источникам, еще в глубокой древности мастера садового искусства Египта, Шумера, Ассирии, Вавилона умели выращивать растения в кадках и других емкостях, что позволяло переносить их с места на место и вносить в закрытое пространство дома при необходимости. Сохранились свидетельства, позволяющие начинать непосредственный отсчет развития оранжерейного дела и комнатного садоводства со времен Древнего Рима. В этот период зафиксировано появление первых особых сооружений для защиты растений от холода — Бресикпа -предшественников современных оранжерейных и зимних садов Известно, что древнеримские дома и сады украшались растениями, посаженными в глиняные горшки. От атриума римского дома принято вести историю зимних садов в Европе.

Следует упомянуть опыт средневековых садоводов, стремившихся воплотить образ Рая на земле в замкнутых монастырских двориках. Сохранилось яркое свидетельство одной из попыток создания сада в интерьере, цветущего зимой, приведенное А. Э. Регелем. Речь идет об ученом Альберте Болынтедском (1193? — 1280), авторе трактата & laquo-Бе «У^^аЬШЫБ» и других сочинений, более известном как Альберт Магнус, который 6 декабря 1249 г. принимал в Кельне короля Вильгельма Голландского. & laquo-Обед был сервирован в зимнем саду& raquo-, — пишет Регель. & laquo-И там во время обеда все цвело и зеленело, л точно на дворе стояло лето, а не глубокая зима& raquo-. Распространению новых видов растений в Западной Европе способствовали походы крестоносцев, которые наряду с другими ценностями привозили в родные земли и необычные ботанические образцы.

Научные идеи эпохи Возрождения способствовали повышению интереса к жизнедеятельности растений. Об их выращивании в комнатах, в специальных емкостях, свидетельствуют изобразительные материалы, например, картина Антонелло да Мессины (ок. 1430−1479) & laquo-Св. Иероним в келье& raquo- (Национальная галерея, Лондон). Значительную роль сыграли географические экспедиции, в состав которых принято было включать ботаников с целью исследования флоры открываемых земель. Некоторые образцы привозились в Европейские страны, и этот процесс можно считать одной из предпосылок формирования коллекций ботанических садов и оранжерей. Первыми специальными постройками для защиты растений от непривычных для них климатических условий обычно называют & laquo-померанцевые домики& raquo-. Они представляли собой разборные деревянные домики с застекленной южной стеной, отапливаемые обычными печами. Достаточно совершенные приспособления и постройки появились в XVI — XVII вв. в связи с необходимостью сохранять растения, хлынувшие в Европу в связи с открытием Нового Света. Их небольшие аналоги, появившиеся в XVIII веке, называемые в профессиональной среде & laquo-ящиками Уорда& raquo-, использовались также для транспортировки 4. Первые оранжереи были возведены в 1599 г. в Ботаническом саду Лейдена, в 1646 г. они появились в Генте и Амстердаме, в 1714 г. — в Париже5, По мере освоения новых земель и расширения колониальной политики ассортимент привозных растений увеличивается. Но особой любовью в европейских садах пользовались красивоцветущие и дающие оригинальные по вкусу и ароматные плоды апельсиновые деревья, обычно выращиваемые в кадках. От них произошло название построек, которым мы пользуемся и сегодня, — Orangerie, оранжерея. Существуют и другие обозначения данного типа сооружений в иностранных языках: la serre (франц.), conservatory (англ.), связанные происхождением с необходимостью сохранения растений. С появлением особой моды на пальмы в ботанических коллекциях вошли в обиход и новые названия: Palmhouse (англ.) и Palmengarten (нем.). В текстах встречаются и некоторые другие слова и выражения. Разнообразие используемых терминов подчеркивает многогранность функций и назначения оранжерей, различающихся в зависимости от потребностей содержащихся в них питомцев по конструктивным особенностям, по системам обогрева и т. д. Будучи дорогим удовольствием, они все же энергично завоевывают частные садово-парковые ансамбли, прежде всего, королевские резиденции и аристократические владения.

Со временем функции оранжерей значительно расширились. Их стали использовать не только для сохранения и выращивания растений, но также для приема гостей, для проведения различных празднеств, концертов. Это привело к изменению внешних форм и внутреннего убранства. Из небольших домиков для растений оранжереи превратились в роскошные масштабные постройки, привлекательные снаружи и декорированные для придания им комфорта внутри. Так начала формироваться особая группа оранжерей с парадными, или репрезентативными функциями. Самый известный пример: Большая Оранжерея в Версале, выстроенная для Людовика XIV архитектором Ж. -А. Мансаром (между 1681 и 1688 гг.), сменившая более раннюю и меньшего объема постройку Л. Лево (1663 г.). В этом сооружении, находящемся в непосредственной близости к дворцу, проводились некоторые королевские приемы. Сюда водили гостей полюбоваться коллекцией декоративных теплолюбивых растений. Облик версальской Большой Оранжереи послужил образцом для многих сооружений Западной Европы. Конечно, и в своем прежнем значении оранжереи продолжали использоваться, но эта группа, утилитарная по своему назначению, не представляет специального интереса в контексте нашего исследования. ft*

Наряду с парадными оранжереями во дворцах и поместьях создавались зимние сады, о чем встречаются упоминания в различных текстовых источниках. Полностью разделить функции, назначение и использование оранжерей и зимних садов удается не во всех случаях. Архитектурное отличие между двумя типами сооружений заключается в следующем: оранжереи строятся в виде отдельного здания и представляют собой постройку со своей особой конструкцией, техническим обеспечением и соответствующими функциями. Сказанное не отрицает возможности существования оранжереи в качестве пристройки. Она может занимать одно из крыльев здания (Шенбрунн, Шарлоттенбург и др.) или являться относительно самостоятельной, но композиционно, а иногда и конструктивно соединенной с основным объемом дворца, постройкой (Версаль). На наш взгляд, принципиальное отличие между оранжереями и зимними садами, зависит не от места, занимаемого тем или иным строением в пространстве сада или дома, а предопределяется, прежде всего, теми условиями, которые в нем формируются. Оранжереи должны быть комфортным помещением для растений, отсюда — различия внутри группы непосредственно оранжерей, основанные на различиях температурного и влажностного режима, необходимых выходцам из различных климатических зон.

Зимний сад можно рассматривать как разновидность оранжереи, обладающую определенными свойствами, позволяющими провести разграничение. Под зимним садом мы подразумеваем специальное помещение, устроенное особым образом, порой называемое caldarium (от лат. caldus — теплый, горячий, жаркий). Это сад в закрытом пространстве, не зависящий от внешних климатических факторов, зеленеющий и цветущий, несмотря на календарную зиму северных широт. В английском языке существует целый ряд понятий с близким значением: wintergarden, hothouse, sundial house и др. Словосочетание, которое, на наш взгляд, наиболее точно передает сущность явления — indoor garden, т. е. внутренний, или интеръерный, сад. Русскоязычное понятие возникло и закрепилось благодаря ярче выраженному, более чем в других странах, контрасту между морозной зимой, когда местная природа отдыхает, находясь в состоянии сна, и буйством пышной зелени и даже цветов в защищенном зимнем саду.

Зимний сад является пристройкой или встроенной частью более крупного сооружения либо жилого, либо иного назначения. Он может входить в композицию интерьеров дома, являться составной частью парадной анфилады или жилой половины. Главная, отличающая его от оранжерей, черта состоит в том, что зимний сад должен быть комфортен для пребывания в нем человека. Растения воспринимаются в нем не только обитателями этого пространства, но одновременно приемом художественного убранства. Зимний сад, таким образом, является особым типом интерьера, обладающим специальным назначением и соответствующим оформлением. Отметим, что существует и противоположная точка зрения, согласно которой зимними садами называются отдельно стоящие сооружения, а пристроенные к дому (дворцу, особняку) -оранжереями. В нашем исследовании мы будем придерживаться первой позиции из приведенных выше, опирающейся на существующую научную традицию6.

Следует обозначить и возможные отступления от намеченной условной схемы. Существуют пристроенные к зданию оранжереи в качестве флигелей, крыльев и т. д., но в этом случае их функции максимально сближаются с функциями зимних садов (дворец Шарлоттенбург, Берлин- дворец подмосковной усадьбы Ольгово и др.). Строились и отдельно стоящие зимние сады, таков, например, Зимний сад (ЗоппепиЬгЬаиз) в парке Шенбрунн в Вене. А иногда зимний сад может быть устроен как составная часть оранжереи, в этом случае наиболее вероятным решением является размещение зимнего сада в центральном зале корпуса, созданного под оранжерею (Оранжерея с зимним садом в усадьбе Кусково). Как можно убедиться, изучая исторический материал, подобные примеры, & laquo-нарушающие»- жесткие схемы, встречаются как в западноевропейском, так и в российском наследии.

Помимо архитектурных особенностей в нашем контексте обязательно следует обозначить и художественные. Группа оранжерей, обладающих парадными функциями, обычно отличается изысканным внешним и внутренним оформлением, позволяющим рассматривать эти сооружения в одном ряду с другими парковыми павильонами, такими как: эрмитажи, гроты, картинные галереи и т. д. Не только внешним обликом, но и конструктивно, а также на уровне технического обеспечения, эта группа значительно отличается от оранжерей, теплиц и парников утилитарного назначения, предназначенных для выращивания фруктов и овощей к столу, рассады растений для украшения садов и парков в летнее время, а также цветов для букетов и флористических композиций в интерьерах.

Следовательно, можно отметить сходство между парадными оранжереями и зимними садами, которое заключается в том, что с целью придания эффектности и значительности этим сооружениям, для повышения их привлекательности, использовались выразительные архитектурные формы внешних и внутренних решений, средства монументальной живописи и декоративно-прикладного искусства, скульптуры и архитектуры малых форм в интерьере. Отмеченное сходство приводит к тому, что в некоторых случаях функции парадных оранжерей и зимних садов с трудом поддаются разграничению. Схемы с & laquo-жесткими»- границами не всегда полноценно работают, следует иметь в виду отступления от принятых условий. Эти случаи будут специально оговариваться в нашем исследовании.

Зимние сады устраивались так, чтобы функционировать круглый год и представлять самодостаточную и законченную художественную композицию. Растения здесь находились постоянно, создавая живописные группы. Оранжереи, сохранявшие декоративные деревья и кустарники в холодное время года, часто пустовали в летние месяцы, так как находившиеся там растения или их значительная часть, выносились в сад с целью дополнительного украшения композиций на открытом воздухе. С другой стороны, это способствовало & laquo-укреплению»- самих растений из коллекции, так как им для роста и развития желателен прямой солнечный свет, а не только сквозь пусть даже самые прозрачные стекла. Со временем некоторые оранжереи, так же как и зимние сады, начали выполнять функции постоянного содержания ботанических коллекций. В этом случае оранжерейное садоводство рассматривается не как имеющее прикладную функцию, т. е. обеспечивающее нужды открытого сада, а как одна из малых форм садового искусства, обладающая самостоятельностью. Подобные факты известны в усадьбах знатоков и любителей ботаники, как в Западной Европе, так и в России. Наиболее характерно такое использование оранжерей в специальных научных и просветительских учреждениях, таких как ботанические сады или музеи живой природы, где важными составляющими процесса совместной жизнедеятельности человека и растений являются исследовательская и экспозиционная функции. Последние не являются объектом нашего рассмотрения и будут привлекаться лишь в качестве некоторых необходимых параллелей. Мы сознательно ограничиваем рамки научного исследования частными владениями.

Как встроенный в здание зимний сад, так и отдельно стоящая оранжерея, являются важными композиционными и стилистическими элементами в составе ансамбля усадьбы или дворца. Они могут играть, в одних случаях, подчиненную роль, в других — доминировать при создании отдельных участков, а иногда и целых композиций. Эти сооружения, с одной стороны, отражают архитектурные тенденции и художественные вкусы времени, с другой — научные представления эпохи и, конечно, уровень инженерно-технических достижений, и с третьей — интересы, увлечения и материальные возможности владельцев.

В нашей работе мы ставим задачу осмысления этой части наследия с точки зрения истории искусства, используя методологию искусствоведческой науки. Обозначим границы исследования: мы сосредоточимся на материале российских зимних садов. Таким образом, в поле нашего зрения будут находиться, прежде всего, частные зимние сады, устроенные во дворцах, домах и особняках в XVIII, XIX и начале XX века. Частично будет привлечен материал оранжерей, прежде всего, в оговоренных выше случаях, когда оранжереи являлись пристройками к дому, тем самым практически приняв на себя функции зимних садов, и в некоторых случаях, когда зимние сады создавались непосредственно как часть крупной оранжереи.

Обозначим еще одно важное различие. Содержание зимнего сада, в отличие от оранжереи, является делом затратным, требует больших материальных вложений, без которых трудно представить красивый благоустроенный и благоухающий сад. Тем более экономическая сторона важна, когда речь идет о выращивании растений в закрытом грунте, где их существование без помощи человека (средств владельца, а также труда садовников) практически невозможно. В хорошо поставленном усадебном хозяйстве оранжереи могли кормить владельцев выращенными плодами, и потому ряд документов повествует о значительных урожаях ананасов, груш, персиков, винограда, земляники и т. д., выращенных в оранжереях под Москвой и вблизи Петербурга, а также в других губерниях. Оранжереи даже могли приносить доход при продаже плодов, ягод овощей. Но в этом случае мы говорим об утилитарных оранжереях. Это, правда, не отрицает их своеобразной привлекательности и красоты: разве не красивы цветущие персиковые деревья? А как экзотически выразительны плодоносящие растения ананаса! При должной заботе и требовательности со стороны владельцев, а также профессиональном уходе садовников внешний облик теплиц и утилитарных оранжерей может быть достаточно выразительным. Конструкции с большой застекленной поверхностью, с предусмотренным наклоном или & laquo-изломом»- стены не могли (и не могут) не привлекать внимания, вызывая интерес, а, порой, восторг. Как, например, Американская оранжерея в усадьбе Кусково, построенная в XVIII столетии, но до сих пор поражающая своим & laquo-новаторским»- обликом. Или несохранившаяся оранжерея в усадьбе Буниных Мишенское, которую можно о видеть на одной из гравюр в собрании Государственного Исторического музея.

Еще раз подчеркнем, что наше внимание будет сосредоточено на группе парадных оранжерей и зимних садах. В них сильнее представлена эстетическая сторона. Они создавались для любования и наслаждения. Как изящные ларцы и шкатулки должны соответствовать своим видом хранящимся в них драгоценностям, так и оранжереи и зимние сады должны & laquo-обрамлять»- ценности растительного мира. Для их обслуживания часто требуется дополнительная оранжерея или теплица утилитарного назначения, в которой растения выращиваются до нужного размера и облика, доводятся до цветения, в случае необходимости & laquo-вылечиваются»-, как в & laquo-санатории»- и т. д. Повторим, что мы рассматриваем частные владения, практически не касаясь функционирования оранжерей и зимних садов научных, просветительских и других учреждений, где экономические принципы и назначение имеют иной характер.

Так сложилось, что словосочетание & laquo-зимний сад& raquo- не всегда применяется в текстах, как авторов прошлого, так и настоящего. Часто речь идет об оранжереях в целом без выделения специфики, которую мы уже обозначили и которую, на наш взгляд, обязательно подразумевает зимний сад. Мы видим свою задачу в том, что бы проследить указанные специфические отличия на историческом материале. В нашем исследовании мы постараемся это продемонстрировать, показав и доказав, что в ряде случаев (текстов), где понятие & laquo-зимний сад& raquo- авторами (а это может быть широкий круг владельцев, заказчиков, проектировщиков, строителей, исследователей и т. д.) не используется, речь все же идет о зимних садах. На наш взгляд, сегодня сформирована ситуация, которая позволяет определить границы понятий & laquo-оранжерея»- и & laquo-зимний сад& raquo-. Благодаря большому фактическому материалу, собранному к настоящему времени и разбросанному в обширной исследовательской литературе, о чем свидетельствуют подготовленный нами библиографический список и историографический обзор, можно проследить закономерности и систематизировать примеры из исторического наследия.

Осмысление самих понятий началось параллельно процессу создания оранжерей и зимних садов. По мере накопления опыта появились и рассуждения о них. & laquo-Под именем оранжерей подразумеваются здания построяемыя для содержания и воспитывания иностранных растений, которыя без помощи искусством произведенной теплоты, здешней зимней стужи перенести не могут& raquo-, — писал в 1793 году Н. П. Осипов, автор & laquo-Нового и совершенного русского садовника& raquo-, одного из первых изданий на русском языке, посвященного проблемам садоводства. & laquo-Оранжереи строятся различным способом, почему между собою различаются. Первой род оранжерей называется сухими- и строится таким образом, что трубы или дымовые обороты идут под землей, или восходят постепенно позади строения. В сих оранжереях растения ставятся на досках положенных на подмостки одна сверх другой. Хранятся в них самыя нежнейшия и сочныя растения, как напр.: алой, евфорбия, титималлы, и прочия не могущия сносить зимою никакой сырости и никаких паров происходящих от других растений. Другой род оранжерей называется парником. При содержании парников надлежит попечение о многом. »- 9. Так как парники, теплицы и другие сооружения хозяйственного, или утилитарного, назначения не являются объектами нашего исследования, оставим их в стороне. Из процитированного отрывка можно заключить, что в оранжереях, вопреки часто звучащему суждению, выращивались самые разнообразные растения, отнюдь не всегда для последующего употребления в пищу. Именно этот момент в рассуждениях теоретика садового искусства конца XVIII — начала XIX века нам очень важен, так как позволяет услышать в них подтверждение нашей мысли о том, что оранжереи в значительной мере обеспечивали художественные функции российских садов. Перечисленные алоэ, эуфорбия (так названия этих растений звучат сегодня) и другие выходцы из дальних стран и иных климатических зон могли представлять * собой коллекцию экзотических растений. Упоминание & laquo-коллекции»- позволяет нам I сопоставить здание оранжереи с & laquo-музеем»- - зданием, построенным для хранения собрания, или коллекции, художественных и культурно-исторических ценностей.

Словосочетание & laquo-зимний сад& raquo-, обозначающее особое решение в использовании и оформлении интерьера, давно известно. Оно появляется- и закрепляется в русском языке практически вслед за устройством в российских дворцах этих особых интерьеров. Его (понятие) можно встретить в текстах профессионалов: архитекторов и художников- в деловых бумагах, а также в мемуарах, переписке и художественной литературе, начиная с XVIII века. В значительной мере распространению словосочетания & laquo-зимний сад& raquo- и даже самой моды на них способствовала громкая известность Таврического дворца

I г' князя Г. А. Потемкина в Петербурге (1783−1789 гг., арх. И.Е. Старов), к одной из частей роскошно оформленного интерьера которого оно и прилагалось неоднократно современниками в восторженных описаниях. Оно закрепилось в сознании, и соответственно в языке, в силу необычности цветущего и благоухающего сада в закрытом помещении, воспринимаемого по контрасту с окружающим зимним пейзажем, столь выразительным на Руси. Это словосочетание стало широко употребляться в середине XIX в., хотя порой все же подменялось более привычным — & laquo-оранжерея»-.

В известный & laquo-Толковый словарь живого великорусского языка& raquo- В. И. Даля, впервые изданный в 1863—1866 гг. (тт. 1- 4) было включено понятие & laquo-оранжерея»- со следующим толкованием: & laquo-Оранжевый, ранжевый, цвета апельсина, красно-желтый, жаркой. Оранжерея ж. фран. Цветочная теплица, заведенье под пологой стекольчатой крышей на юг, которое отапливается по зимам, и в коем разводят растенья жарких стран. Кому жаль расстаться с фран. словом, зовет теплицей только жаркое строенье для тропических растений, а оранжереей теплое, для зимнего сбереженья растений, кои не по нашему погодью& raquo-10.

Крупная статья посвящена теплицам и оранжереям в Энциклопедическом словаре Ф. Брокгауза и И. Ефрона, издававшемся в 1890 — 1907 гг. В период, когда оранжерейное строительство и создание зимних садов достигли высокого уровня развития, такая публикация была необходима. Она суммировала накопленный опыт. Автор текста, известный в те времена садовод В. В. Пашкевич во всех подробностях изложил особенности разных типов оранжерей и теплиц, рассказав об их устройстве, отоплении, снабжении водой и вентиляции, показав различия между ними, связанные с требованиями содержащихся в них растений. В то же время он отметил: & laquo-Нередко под словом оранжерея понимают вообще теплицы больших размеров (курсивом выделено мною. — С.В.), не обращая внимания на поддерживаемую в них температуру& raquo-. На наш взгляд, уже в этих словах прослеживается мысль, которую мы постараемся продолжить и развить в нашем исследовании, а именно -настаивать на различиях внутри группы непосредственно оранжерей, позволяющих выделить особую типологию парадных оранжерей, обычно отличающихся крупными размерами, привлекательными архитектурными формами и изящной отделкой фасадов и интерьеров. Следующий шаг -проследить значительное сходство данной группы с зимними садами. Приведя традиционные рассуждения о происхождении, В. В. Пашкевич остановился на важных, на наш взгляд, моментах, указав, что при помощи оранжерей мы можем & laquo-знакомиться с растительностью всего земного шара и ее особенностями для отдельных видов, групп и целых местностей& raquo-. Тем самым автором были обозначены просветительские функции оранжерей, что лишний раз подтверждает возможность отделения этих сооружений, или хотя бы некоторой их части, от построек утилитарного назначения. Зимние сады в тексте Словаря оговариваются особо: & laquo-Наконец, нередко у богатых владельцев или при больших заведениях, при дворцах й пр., устраивают так наз. зимние сады, т. е. особые теплицы, в которых растения расставляются наиболее декоративными способами, ради прогулок среди зелени в зимнее время, а не ради удобства самих содержимых здесь растений, хотя в то же время обращается внимание и на наиболее удобное размещение растений ради их благосостояния& raquo-11. Это рассуждение садовода столетней давности для нас является одним из основополагающих.

Объяснение понятия & laquo-оранжерея»- практически не претерпело изменений с течением времени, но его содержание в силу исторических причин сузилось. Строка в Словаре русского языка С. И. Ожегова (1-ое изд. — 1949 г.) близка как словам В. И. Даля, так и строкам в Толковом словаре русского языка Д. Н. Ушакова (1935 г.): & laquo-Оранжерея — теплое застекленное помещение для выращивания растений, теплица& raquo-12. Всего несколько слов, которые свидетельствуют, что за прошедшие десятилетия (после 1917 г.) интерес к оранжереям в их прежнем многообразии в частном строительстве утрачен. (Да и о частном строительстве следует говорить с определенными ограничениями.)

Очень короткое объяснение, данное в словаре, не позволяет составить полное представление о возможностях и перспективах, но отражает реалии времени. На новом этапе за крупными оранжереями в Ботанических садах сохранились научно-исследовательские и просветительские функции, а за оранжерейно-тепличными комплексами в сельском хозяйстве и агрономии — утилитарные функции. В частном хозяйстве они & laquo-превратились»- в скромные теплицы и парники.

Достаточно полное и развернутое объяснение дает Большая Советская Энциклопедия (1950-е гг.). Наряду с традиционным указанием происхождения от французского слова, здесь можно прочитать о различных системах отопления, водоснабжения и вентиляции- о конструктивных особенностях фундаментов, стен, перекрытий, застекления- о способах содержания и расположения растений: посаженными в землю, в горшки, ящики и кадки, поставленными на настилы или стеллажи и т. д. В Энциклопедии даны сведения и о строительных материалах, ориентации по сторонам света различных типов оранжерей и ряд других. Авторы указали, что: & laquo-В СССР построено много крупных и мелких оранжерей, используемых для производственных (получение ранних овощей, плодов и выращивание декоративных растений) и научных целей& raquo-. (Курсивом выделено мною. — C.B.) Отметим, что культурно-просветительская, а тем более эстетическая или художественная функции в указанном тексте не обозначаются. Оставлены в стороне и экспозиционные возможности. Исходя из условий идеологических и экономических требований времени, подобная ситуация объективно понятна, но не всегда справедлива по отношению к таким сооружениям, как оранжереи. Может быть, не ко всем, но к целому ряду построек можно относиться как к памятникам архитектурной и инженерно-технической мысли, как это принято в отношении к мостам, акведукам, выставочным павильонам и другим сооружениям прошлого. Соответственно оценивать и обозначать их конструктивные и художественные особенности, сформировавшиеся со временем, следует, не только исходя из производственных потребностей, но и с точки зрения значения в истории русской архитектуры, а также их роли в культурном наследии.

Понятие & laquo-зимний сад& raquo- в Большую Советскую Энциклопедию не включено, как не рассматривается оно и в Советском энциклопедическом словаре (1979 г.), где есть следующее определение оранжереи: & laquo-Оранжерея (франц. orangerie, от orange — апельсин), застекленное помещение для выращивания и содержания растений (не выдерживающих на открытом воздухе климата данной местности) в определенных условиях влажности, температуры и освещения& raquo-14. Очень лаконичное и максимально сжатое определение, не оставляющее простора для фантазии. Тщетны будут поиски рассуждений о зимних садах, которые в XIX веке получили определение как & laquo-образцы русской роскоши& raquo-, а так как роскошь непременно рассматривалась как отголосок буржуазного прошлого, определения зимнего сада v в Советском энциклопедическом словаре не находим. Судя по всему, не подразумевалось и создания зимних садов, или они, по мнению редакционной коллегии и авторов статей словаря, являлись столь незначительным явлением, что при его составлении были & laquo-просто забыты& raquo-. На самом деле, можно было бы привести интересные примеры 15.

Автор Этимологического словаря русского языка Г. П. Цыганенко (1970 г.), как это уже принято, выводит слово оранжерея от слова «orange», которое & laquo-проникло в русский язык из французского в XVII в. Во франц. языке оно от итал. & laquo-ого»- - золото. Плод имеет золотистую окраску. От сущ. «orange» — & laquo-апельсин»- во франц. языке образовано с собирательным суффиксом -rie существительное «orangerie» — & laquo-апельсинная плантация& raquo- и & laquo-теплое помещение для выращивания апельсинов, а затем — всяких растений& raquo-. Со значением & laquo-теплица»- слово «orangerie» заимствовано русским языком в XVIII в. и преобразовано в нем в & laquo-оранжерея»- (по типу & laquo-галерея»-)»-16. Зимний сад и в этом словаре не обсуждается.

В упоминавшийся выше словарь С. И. Ожегова понятие & laquo-зимний сад& raquo- включено. Оно рассмотрено в статье, посвященной садам в целом. & laquo-Зимний сад& raquo- определен как особая разновидность сада в наших климатических условиях: & laquo-Помещение в доме, обставленное живыми растениями и

17 деревьями& raquo-. Подобное определение нуждается в комментариях и дополнениях. Трудно представить в замкнутом пространстве полевые цветы или дубы, липы, березы, но автор не оговорил, какие деревья имеются в виду. А речь идет, несомненно, о выходцах из жарких стран — разновидностях цитрусовых, пальмах, фикусах, а также некоторых деревьях, выращиваемых в форме бонсай. Отметим также, что обозначенная черта помещения в доме — & laquo-обставленное»- - не является обобщающим свойством всех зимних садов, а лишь некоторой их части. Зимние сады могут быть & laquo-засажены»- растениями. И все же важно, что это понятие не ускользнуло от внимания ученого, не исчезло из языка, а как тоненькая нить соединило эпохи увлечения коллекционированием экзотических растений и создания для них специальных помещений в прошлом и настоящем. Сегодня это направление творческой деятельности переживает очередной расцвет. Важно отметить, что С. И. Ожегов в словаре предлагает правильную методологию подхода к осмыслению понятия & laquo-зимний сад& raquo-, раскрывая его как разновидность садового искусства в целом и как сад в интерьере. Это положение принято нами за основу.

Современные издания по садово-парковому искусству часто сопровождаются словарями профессиональных терминов. Так, в книге А. П. Вергунова и В. А. Горохова & laquo-Русские сады и парки& raquo- читаем: & laquo-Оранжерея -сооружение под стеклянной крышей с искусственно созданным климатом, предназначенное для выращивания коллекции субтропических (откуда и название & laquo-оранж»- - апельсин) и других экзотических растений с целью их экспонирования. Иногда становится важным элементом архитектурной

1Я композиции парка (Кусково и др.)»-. Выделенные нами курсивом слова об экспонировании и возможной роли оранжерей в архитектурной композиции парка в свое время привлекли наше внимание и стали отправными точками в исследовании. В этом издании авторами дано и наиболее точное, на наш взгляд, объяснение понятия & laquo-зимний сад& raquo-. Он понимается как & laquo-пространство в интерьере зданий (холл, пристройка, обогреваемые галереи), художественно оформленные различными, преимущественно тропическими, растениями в кадках, контейнерах или высаженными в грунт или специальные поддоны- включает также декоративные элементы: керамику, камень, миниатюрные бассейны, скульптуру& raquo-19. Именно этого трактования зимнего сада мы придерживаемся в нашем исследовании.

В некоторые словари специальных архитектурных терминов введены оба понятия: и оранжереи, и зимние сады. Но их объяснения столь обобщающи и кратки, что не позволяют представить картину в правильном свете. Так, оранжерея рассматривается как & laquo-постройка со сплошным застеклением стен и потолка, предназначенная для выращивания растений, которым природные условия данной местности неблагоприятны из-за низких температур воздуха и грунта, а также недостаточного освещения& raquo-. А зимний сад — как & laquo-сад из декоративных растений, устроенный в закрытом помещении& raquo- 21.

В одном из современных изданий — Малой архитектурной энциклопедии -зимний сад не выделяется вовсе, несмотря на то серьезное внимание, которое уделяется и этой части нашего наследия, и практике строительства в наши дни. При объяснении & laquo-оранжереи»- авторы статей в Энциклопедии Н. И. Баторевич и Т. Д. Кожицева, прежде всего, обращают внимание на конструктивные особенности построек, отмечая, что они & laquo-могут быть односкатные, двускатные с внутренними поддерживающими стойками, блочные, ангарные, исполненные по типу двускатных, но без внутренних опор. Цокольная часть стены возводится из кирпича, камня или дерева, пол обычно земляной, рамы — деревянные или металлические, имеющие двойное остекление& raquo-22.

Важное добавление к традиционным представлениям об оранжереях и зимних садах появилось в последние годы и нашло отражение в современных интернет-изданиях, в частности, в энциклопедии Википедия. Оранжерея здесь рассматривается как & laquo-искусственная экосистема"2Ъ. Зимним садам специальной статьи не посвящено, но, несомненно, что и они соответствуют данному определению.

Все вышесказанное приведено нами для того, чтобы продемонстрировать недостаточную разработанность понятия & laquo-зимний сад& raquo- в современной научной литературе гуманитарной области. Здесь хочется еще раз обратить внимание на существующее в английском языке словосочетание indoor garden, в переводе означающее & laquo-сад в интерьере& raquo-, или & laquo-внутренний сад& raquo-, и часто используемое сегодня в англоязычных исследовательских текстах. Именно оно, на наш взгляд, наиболее емко раскрывает смысл обозначаемого явления, оставляя при этом возможность разнообразных и глубоких интерпретаций внутри выведенной краткой формулы. Близкое по смыслу значение, но фиксирующее внимание на несколько ином моменте, а именно — изобилии света в зимнем саду несет в себе другой английский термин sunroom, или солнечная комната, также используемый исследователями 25.

В наши дни можно говорить об очередном периоде увлечения оранжерейным делом и строительством зимних садов, или садов в интерьерах. Включение зимних садов в проекты зданий различного назначения — гостиниц, банков, офисных и торговых центров, больниц, госпиталей, учебных заведений — стало практически обязательным. И в частном строительстве, как в городе, так и за городом, при проектировании коттеджей и оформлении квартир современной планировки устройство зимнего сада является одним из частых требований, высказываемых заказчиками. Наряду со знанием ботаники и основ биологии, создание зимнего сада требует владения инженерными приемами строительства и определенными художественными навыками. На наш взгляд, сегодня возрастает потребность и в исторических знаниях. Опыт предшественников достоин изучения.

Главная проблема — значительные утраты в этой части культурного наследия, практически полное отсутствие функционирующих исторических зимних садов. Даже в тех случаях, когда до нашего времени дошли здания — дворцы и особняки, в которых в свое время были созданы зимние сады, их первоначальное убранство и наполнение живыми растениями за редким исключением не сохранились 26. Следовательно, источниками наших сведений об облике и внутреннем убранстве зимних садов являются, прежде всего, письменные документы. Это описи дворцов и усадеб разного времени- различная хозяйственная документация: отчеты, заказы, распоряжения, счета и т. д. А также мемуарная литература, переписка. Интересные примеры для осмысления содержит художественная литература, хотя созданные ею образы требуют особого подхода. Важным источником наших представлений о е внешнем и внутреннем облике зимних садов, их убранстве и наполнении, являются изобразительные материалы — живопись и графика художников

XVIII — начала XX вв., а также фотографические снимки, созданные в конце

XIX — начале XX вв.

Многое в российском культурном и хозяйственном обиходе Нового времени развивалось под влиянием западноевропейского опыта. Как в архитектурном творчестве, скульптуре и живописи работали представители иных художественных школ, так и среди мастеров садоводства и садового искусства встречаются имена выходцев из Германии, Голландии, Италии, Франции и Англии. Нельзя оставлять без внимания и общекультурного влияния этих стран. Стоит подчеркнуть, что в названной сфере деятельности, российско-немецкие контакты были на протяжении многих десятилетий наиболее тесными и постоянными. В какой-то мере этому способствовали родственные связи российского императорского семейства. Приноравливая к российским условиям свой опыт, западноевропейские мастера создавали роскошные г садовые композиции, в том числе, с использованием оранжерейных декоративных растений, а также формировали коллекции экзотических растений в зимних садах. Несомненно, в этом процессе приобретенные на родине знания и навыки играли значительную роль, хотя приходилось иметь в виду местные особенности, и не только климатические.

Как было отмечено, наше исследование построено на российском наследии, но для полноты картины периодически привлекается и западноевропейский материал, изученный автором, как через непосредственное ознакомление, так и с помощью обширной литературы. Оранжереям и зимним садам XIX в. посвящено обширное издание: Kohlmeier G. & von Sartory В. Houses of Glass: A nineteenth century buildings type (Boston, 1986). Опирающееся на многочисленные факты, снабженное чертежами и фотоцэафиями исследование может быть названо самым глубоким и обобщающим трудом по интересующей нас тематике. Методологией, предложенной авторами в книге можно воспользоваться, применив ее к российскому наследию. Наряду с этим изданием, максимально охватывающим западноевропейский материал, мы использовали и другие, в большей или меньшей степени затрагивающие проблемы малых форм садового искусства и создания садов в интерьерах. За некоторыми сведениями мы обращались к современным источникам информации — специальным интернет-ресурсам 28.

Как уже было отмечено, вместе с устройством зимних садов как особо оформленных интерьеров в российских дворцах и особняках появляются их описания. Одним из первых авторов, оставивших свои впечатления об облике знаменитого Зимнего сада в Таврическом дворце Г. А. Потемкина, был Г. Р. лл

Державин. К его текстам мы будем неоднократно обращаться в нашем исследовании. Как уже подчеркивалось выше, в специальных изданиях конца XVIII века, посвященных садоводству, обсуждалось понятие & laquo-оранжерея»- и способы ее устройства. В этот период не было осознано различий между оранжереями и зимними садами. Наиболее часто используется понятие & laquo-оранжерея»-, что в обобщающем смысле справедливо, но, к сожалению, не всегда позволяет современным исследователям выявить интересующие объекты. Оранжереи упоминаются в таких важных текстах, как издание И. -Г. Георги & laquo-Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного& raquo-30. Позднее встречаются

-з 1 в сочинениях П. П. Свиньина.

В изданиях рубежа XVIII — XIX вв., которые можно связать с практикой садоводства, описываются способы выращивания растений в оранжереях, разнообразные приемы ботанических операций, как то: прививки, черенкование и т. д. Подобные тексты, лишь на первый взгляд, не важны в искусствоведческом исследовании. При погружении в столь специфический материал, невозможно обойтись без специальной литературы.

На середину XIX в. приходятся попытки исторически осмыслить- особое направление садового искусства, а также оценить возможности и перспективы оранжерейного дела и создания зимних садов в России. Следует упомянуть одну из первых публикаций исторических материалов — статью И. Е. Забелина & laquo-Оранжереи и сады подмосковных вотчин кн. Д. М. Голицына в 1737 году& raquo- 33. Периодические издания позапрошлого столетия постоянно информировали своих читателей о том, что происходит в наиболее известных частных оранжереях и зимних садах, что и в какие сроки цветет, какое оснащение и технические приспособления используют владельцы. Регулярно помещались статьи, рассказывающие о тех или иных видах экзотических растений, которые были завезены в Россию и использовались как комнатные или оранжерейные. Это является косвенным свидетельством широкого интереса к созданию зимних садов и разведению цветов в интерьерах, тем более что авторы дают конкретные советы по содержанию и уходу за представляемыми образцами. В то же время начали устраиваться выставки, которые были призваны продемонстрировать достижения в российском садоводстве. Значительное место в их экспозиции предоставлялось декоративному оранжерейному и комнатному цветоводству, которые в этот период становятся всеобщим увлечением.

Так как изучаемый материал занимает особую нишу в нашем культурном наследии, находясь на стыке искусства и ботаники, архитектуры и садоводства нам приходится пользоваться как искусствоведческими исследованиями, так и заглядывать в поисках сведений в самые разные издания, в том числе в специальную садоводческую литературу. Например, в такие периодические издания XIX — начала XX в., как: московские & laquo-Журнал садоводства& raquo- и & laquo-Русское садоводство& raquo-, а также петербургские & laquo-Вестник садоводства& raquo- и & laquo-Прогрессивное садоводство и огородничество& raquo- с приложением & laquo-Садовая библиотека& raquo-, и ряд других. Нельзя обойти вниманием тексты, которые позволяют раскрыть некоторые детали не искусствоведческого свойства, но необходимые в процессе изучения интересующего нас материала 34. Техническое устройство и обеспечение оранжерей, теплиц и зимних садов, а также их конструктивные особенности затронуты в текстах специальных статей и брошюр, опубликованных в период интенсивного развития этого направления в строительстве во второй половине XIX века и на рубеже XIX — XX вв. Из обширного круга материалов стоит выделить статью в & laquo-Русском садоводстве& raquo- за 1886 г. Рассуждения ее автора в наибольшей степени близки нашему сегодняшнему подходу к проблеме. К некоторым подробностям этого текста мы обратимся позднее в нашем исследовании.

Важным изданием, в котором сделана попытка подвести некоторые итоги развития декоративного, или, как его называет автор & laquo-изящного»-, садоводства, в том числе и в России является книга А. Э. Регеля & laquo-Изящное садоводство и Художественные сады. Историко-дидактический очерк& raquo-, изданная в СПб в 1896

XI г. Несмотря на присутствующие в тексте фактические ошибки и неточности, что объективно обусловлено состоянием науки того & quot-времени и субъективными взглядами автора на процесс развития > садоводства в России, книга, несомненно, содержит ряд ценных для нас сведений и замечаний, прямо или косвенно касающихся вопроса строительства и функционирования оранжерей во дворцах и усадьбах. Тем более что автор, будучи владельцем питомника растений, непосредственно интересовался содержанием этой стороны садоводства 38. Имея значительный опыт строительства садов в разных регионах России, А. Э. Регель сумел показать необходимость такого важного элемента садового хозяйства, как оранжерея или теплица. В то же время, будучи истинным историком и зная колоссальный опыт прошлого и настоящего (второй половины XIX), Регель не оставляет без внимания и художественное оформление этих построек в разных стилях.

В этот период появились обширные по фактологии краеведческие и научно-популярные издания, путеводители, включающие описания дворцового и усадебного наследия, рассуждения, посвященные садовому искусству в целом, где определенное место занимают и включенные в тексты порой пространные, а порой краткие описания или хотя бы упоминания оранжерей и зимних садов. В наше время многие из книг и статей прошлого переизданы как имеющие непреходящую ценность и актуальность. В контексте нашего исследования важны тексты С. М. Любецкого (Московские окрестности ближние и дальние. для выбора дач и гулянья. М., 1877.), М. И. Пыляева (Старый Петербург. Разсказы из былой жизни столицы. СПб., 1889.- Старая Москва. Разсказы из былой жизни первопрестольной столицы. СПб., 1891.- и другие книги этого автора), Ю. И. Шамурина (Подмосковные. Культурные сокровища России. Ч. I и II. М., 1912−1914)39.

Рубеж XIX — XX веков характеризуется глубоким интересом к прошлому. Выходили в свет серьезные историко-художественные и искусствоведческие тексты, как в виде статей в периодических изданиях, посвященных отдельным усадебным и дворцово-парковым ансамблям, так и обобщающие публикации t статьи, книги). Сегодня их можно квалифицировать как источники наших сведений наряду с документальными материалами. Следует особо упомянуть книгу В. Я. Курбатова & laquo-Сады и парки& raquo-, изданную в Петрограде в 1916 г. 40 Автор рассматривает историю садового искусства на многочисленных примерах, сегодня ставших хрестоматийными. Для нас важны упоминания интересующих нас парадных оранжерей, на которых В. Я. Курбатов останавливается в тексте, а также приводит в чертежах и планах, сопровождающих издание.

Наряду с крупной обзорной работой наследие В. Я. Курбатова включает ряд очерков-путеводителей по историческим местам, дворцово-парковым ансамблям и музейным собраниям Санкт-Петербурга и его окрестностей (в частности, Павловска) 41, в которых упоминаются интересующие нас дома, дворцы, особняки и их интерьеры. Приводимые автором описания содержат информацию об утраченных к нашему времени деталях, что представляется особенно ценным. Отметим, что подобного рода издания столетней давности позволяют сегодня взглянуть на исторический материал глазами современников непосредственного развития тех культурных тенденций, о которых идет речь в нашем исследовании. В этом ключе интерес представляет юбилейный Путеводитель по Петергофу (1709−1909), а также каталоги и путеводители по дворцовым музеям и паркам Царского Села, подготовленные Г. К. Лукомским и Э. Ф. Голлербахом 2.

Рубежная эпоха, «fin de siecle», с одной стороны, — время собирания конкретного материала по памятникам усадебного и садового искусства, с другой, — период обобщения знаний, подведения итогов завершившегося этапа развития дворянской культуры, зарождения научных традиций изучения русской архитектуры. Непреходящее значение имеют тексты художника и историка искусства А. Н. Бенуа. Назовем, в частности, статью & laquo-Дворцовое строительство Николая I", опубликованную в журнале & laquo-Старые годы& raquo- (СПб. ,

1913, июль-сентябрь). В нашем контексте особенно важна книга & laquo-Царское Село в царствование императрицы Елисаветы Петровны& raquo- (СПб., 1910), представляющая время и место, которые непосредственно связаны с зарождением традиции устройства садов в интерьере. Будучи внимательным ко всему происходящему, А. Н. Бенуа оставил мемуары, которые, в свою очередь, содержат интересующие нас факты, но уже о периоде рубеже XIX — XX вв., например, об озеленении интерьеров собственного дома архитектора Цезаря Кавоса в Санкт-Петербурге 43.

Архивные материалы, связанные со строительством и убранством исторических оранжерей в усадебных и дворцовых ансамблях, стали полноценной частью экспозиции, собранной в 1911 г. в залах Академии художеств & laquo-Исторической выставки Архитектуры& raquo-. В организации выставки и подготовке каталога приняли участие А. Бенуа (автор Предисловия), архитекторы JI. Рудницкий (автор Исторического очерка) и И. Фомин (автор Биографий архитекторов) 44.

Среди историко-художественных периодических изданий начала XX века в нашем контексте наиболее важны & laquo-Старые годы& raquo- (1907−1917) и & laquo-Столица и усадьба& raquo- (1913−1917), на страницах которых неоднократно появлялись материалы об усадебном, дворцовом и садово-парковом наследии. В том числе есть материал, касающийся непосредственно зимних садов и озеленения интерьеров, к которому мы не раз будем обращаться в дальнейшем. Значительным представляется иллюстративный материал, сопровождающий тексты. Одним из активных сотрудников и авторов журнала & laquo-Старые годы& raquo- являлся H.H. Врангель 45. Наше время проявило серьезный интерес к наследию ученого, и некоторые его тексты были переизданы: Барон H.H. Врангель. & laquo-Старые усадьбы. Очерки истории русской дворянской культуры& raquo- (СПб., 2000) и & laquo-Свойства века. Статьи по истории русского искусства& raquo- (СПб., 2001). & laquo-Русское самодурство, главный двигатель нашей культуры и главный тормоз ее, выразилось как нельзя ярче в быте помещичьей России& raquo-, — писал ученый в 1910 году. & laquo-Безудержная фантазия доморощенных меценатов создала часто смешные, чудаческие затеи, часто курьезные пародии, но иногда и очаровательные, самобытные и тем более неожиданные волшебства& raquo- 46. Приведенные слова как нельзя более подходят к теме зимних садов, которые нередко вызывали оценки современников не иначе как в сравнении с чудесами, волшебством, порой становились воплощенным результатом той самой & laquo-безудержной фантазии& raquo-, а зачастую выставлялись примерами чудачества и мотовства.

В другом месте H.H. Врангель отметил: & laquo-Любовь к земле, к саду, к деревьям — ко всей природе — была всегда сильна у русского человека. Ленивые помещики никогда не ленились, когда дело доходило до садов, и все приказания, сохранившиеся в & laquo-домовых конторах& raquo-, показывают, как Румянцевы, Разумовские, Шереметевы и даже бездушный Аракчеев любили, холили, берегли природу и заботились о своих садах& raquo- 47. В процедуру & laquo-заботы о садах& raquo- включалось создание оранжерей и зимних садов, упоминания которых неоднократно встречаются в текстах ученого. Перечисленные в приведенном отрывке семейства имели в своих садах и парках оранжереи, а в домах — зимние сады.

Назовем имена известных в предреволюционные десятилетия ботаников и мастеров садового искусства, которые наряду с упомянутым выше А. Э. Регелем занимались не только созданием садов, но и осмыслением своего опыта и опыта коллег по цеху, порой обращаясь и к историческому прошлому своего вида искусства. Это Н. И. Кичунов, К. П. Епанчин, JI.T. Лучинский, П. Н. Штейнберг, А. Смирновский, П. Андреев и другие, книги которых, в свою очередь, могут быть приравнены к источникам 48. Наследие российских мастеров рубежа XIX—XX вв.еков сегодня осмысляется как & laquo-Классика садово-паркового искусства& raquo- и возвращается к читателю. Так называется проект, реализуемый московским издательством & laquo-Фитон+»- 49 и направленный на переиздание старинных текстов, не утративших актуальности в наше время 50. Вышедшие в свет книги оказались востребованы как в кругах современных историков садового искусства, так и ландшафтных архитекторов и дизайнеров. В исследовательской работе подобные печатные труды прошлого, созданные параллельно процессу развития садового искусства, позволяют взглянуть на него глазами не просто современников, но профессионалов-практиков, и, порой, выявить то, что в наше время уже не прослеживается столь четко, потеряв актуальность как практический прием и не попав в научные издания в — качестве & laquo-штриха к портрету эпохи& raquo-.

Одним из наиболее важных и интересных для нас изданий рубежа XIX — XX вв. является книга известного немецкого автора М. Гесдерфера. Его & laquo-Комнатное садоводство& raquo- было переведено на русский язык российским ученым-ботаником А. Семеновым и впервые издано в 1897 г. 51 Переводчик дополнил текст и внес в него некоторые коррективы, что позволило книге лучше соответствовать местным вкусам и условиям жизни. Название имеет подзаголовок, который раскрывает основные задачи издания: & laquo-Уход за комнатными растениями, их выбор и размножение. Приспособление комнат для культуры в них растений. Практическое руководство для любителей и садоводов& raquo-. (Курсивом выделено мною. — C.B.) Издание позволяет погрузиться в повседневные заботы профессионалов и любителей комнатного садоводства столетней давности. Наряду со многими советами, связанными с жизнедеятельностью растений и их содержанием, М. Гесдерфер уделяет внимание и художественной стороне вопроса, рассуждает о приемах композиции, о колористических особенностях комнатных садов, об использовании различных предметов и приспособлений & laquo-для удобства и красоты& raquo-.

Заложенные в начале XX в. искусствоведческие и культурологические традиции были продолжены в деятельности членов Общества изучения русской усадьбы (1922−1931 гг.), существовавшего в Москве. Члены общества осуществляли поездки по оставленным прежними хозяевами усадьбам, писали статьи, заметки и брошюры, составляли путеводители, издавали специальный сборник & laquo-Русская усадьба& raquo-, старались содействовать открытию музеев в старинных загородных ансамблях, во дворцах и особняках Москвы. Так, одним из важных для нас изданий стала небольшая книга «Культурно-исторические экскурсии. Москва, московские музеи, подмосковные& raquo-, подготовленная под общей редакцией H.A. Гейнике (М., 1923). В тексте книги приводится описание типичного интерьера московского дома 1830−40-х гг., еще сохранившегося в то время, которое будет нами использовано.

Немаловажную роль в исследовательском процессе в 1920-е годы играл журнал & laquo-Среди коллекционеров& raquo-, ежемесячник искусства и художественной старины. В нем, в частности, была опубликована статья Н. Е. Лансере & laquo-Забытая пригородная усадьба XVIII века Жерновка на Охте& raquo-. В ней представлен замечательный памятник садово-паркового искусства, в свое время содержавший и комплекс различных по функциям оранжерей в саду, и зимний сад в составе главного усадебного дома. Публикация сопровождалась ценными фотоматериалами, ставшими для нас, наряду с текстом, важным источником информации.

Не так давно впервые стал доступен читателям текст председателя ОИРУ А. Н. Греча & laquo-Венок усадьбам& raquo-, написанный исследователем в Соловецком лагере в 1932 г. Первая публикация состоялась в Альманахе Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры в 1994 г., а в 2006 г. текст вышел отдельным хорошо иллюстрированным изданием 53. Многое из того, что удалось зафиксировать автору в 1920-е годы, недоступно нам сегодня в связи с утратами. Этот факт, а также образный язык сочинения, заставляет видеть в нем ценный памятник научной мысли первой половины XX века, достойный внимания и изучения в наше время. Для нас важно также то, что А. Н. Греч не оставляет без внимания сохранившиеся (на тот период) оранжереи и зимние сады, и приводит ряд фактов, не упоминавшихся в других текстах.

Значительным с точки зрения общей методологии и анализа конкретных сооружений в области архитектуры можно назвать труд Д. Е. Аркина & laquo-Образы архитектуры& raquo- (М., 1941). В центре внимания ученого находятся значительные произведения искусства архитектуры. Среди зарубежного материала автор анализирует & laquo-Хрустальный дворец& raquo- Д. Пакстона. Это была огромная оранжерея, предназначенная для демонстрации успехов в области промышленности, науки и техники, а также в области искусств и ремесел в период проведения Всемирной выставки в Лондоне в 1851 году. Сам павильон стал точкой отсчета в развитии новых тенденций в архитектуре и строительстве европейских стран. В нашем контексте без обращения к этому памятнику, к сожалению, утраченному в результате пожара в 1936 году, обойтись нельзя.

Важными вехами в развитии знаний в области истории русского садово-паркового искусства послевоенного времени стали 3 научных исследования — 3 диссертации: Палентреер С. Н. Приемы композиции подмосковных парков XVII — XVIII вв. (Канд. дисс. М., 1945) — Дубяго Т. Б. Русское садово-парковое искусство первой половины XVIII в. (Докт. дисс. Л., 1951) и Щукиной Е. П. Подмосковные усадебные сады и парки второй половины XVIII в. (Канд. дисс. М., 1951). В названных работах оранжереи не являлись предметом специального изучения, но они оказались неотъемлемой частью садово-парковых ансамблей и потому попали в поле зрения исследователей. Обобщая подход авторов всех трех работ, можно заключить, что они подчеркивают необходимость оранжерей для создания проектируемых садовых композиций. Без их содержимого невозможен полный декоративный эффект, к которому стремились мастера садового искусства прошлого. В разное время названные диссертационные тексты стали доступны широким кругам читателей. В 1963 году вышел в свет труд С. Н. Палентреер & laquo-Ландшафтное искусство. Построение пейзажей в парках и лесопарках& raquo-54.

В том же году стали доступны читателям результаты научно-исследовательской работы Т. Б. Дубяго, не утратившие своего значения и в наше время. Вышла книга & laquo-Русские регулярные сады и парки& raquo- (Л., 1963), рассматривающая значительный пласт в нашем наследии. Наряду с богатым фактическим материалом отметим очень важное для нашей темы замечание автора: & laquo-С ранних лет строительства Петербурга началось быстрое развитие в нем садоводства и цветоводства. Обязательной принадлежностью каждой усадьбы была оранжерея, где выращивались не только декоративные растения для летнего украшения садов, такие как лавр, букс, тисс, померанцевые и лимонные деревья. Широко развивалась также культура южных плодовых деревьев и других растений. Оранжереи поставляли виноград, персики, а иногда даже ананасы& raquo- 55. К этому стоит добавить экзотические растения в горшках и кадках для украшения интерьеров в праздники и даже будни, что скоро станет традицией. & laquo-Они строились в каждой, даже самой небольшой усадьбе на территории города и его пригородов, что способствовало большому развитию цветоводства. При каждой из них работал опытный садовод, одновременно ведавший и садом и оранжерейными растениями& raquo-56.

Лишь недавно выпущена в свет в виде книги последняя из перечисленных диссертаций & laquo-Подмосковные усадебные сады и парки конца XVIII века& raquo- Е. П. Щукиной 57. В книге опубликованы сведения как о существующих, так и несохранившихся усадебных ансамблях и их элементах. Очень важны для нас сведения об утраченных оранжереях в усадьбах Быково, Ольгово и других. Наряду с текстами непреходящее значение имеют выполненные автором-архитектором чертежи, представляющие планы, схемы ансамблей с фиксацией существующих и утраченных построек, что позволяет мысленно воссоздать наиболее полную картину, а также использовать материалы для научной реставрации памятников.

В середине 1950-х гг. был внесен значительный вклад в усадьбоведение, вышел в свет труд Н. Я. Тихомирова & laquo-Архитектура подмосковных усадеб& raquo-. Несмотря на то, что исследование было выполнено более полувека назад, его нельзя не учитывать и сегодня. Наряду с большим фактическим материалом, собранным на страницах этой книги, она обладает и другими важными качествами. Автор концентрирует внимание на проблематике, связанной с развитием московского региона с древности до XIX века. Подчеркивает связующие нити, которые можно проследить на всех этапах, вплоть до строительства XX века. В иллюстрациях к книге использованы фотографии, запечатлевшие облик усадеб, недоступный нам сегодня, автор приводит чертежи — планы, как целых усадебных комплексов, так и отдельных, наиболее выразительных участков парковых ансамблей. В контексте нашей темы важно следующее замечание Н. Я. Тихомирова: & laquo-В большинстве усадеб имелись оранжереи. Обыкновенно это были длинные остекленные сооружения с прекрасно отделанным высоким залом посередине для пальм и померанцев, в центре которого нередко помещался фонтан. Залы оранжерей, как, например, в Архангельском, украшались скульптурой. Такие зимние сады иногда служили для приемов гостей. В подмосковных особенно известны были оранжереи в Горенках, Кускове, Нескучном, Покровском-Стрешневе, Пехре-Яковлевском, го

Архангельском и Люблине& raquo-. Как видим, автор не отделяет в своем высказывании оранжерей от зимних садов, чередует понятия, считая их равноправными. Подчеркнем, что в приведенном высказывании речь идет именно о парадных оранжереях.

Важным шагом в исследовании усадебного мира стала книга, подготовленная в 1979 г. М. А. Аникстом, B.C. Турчиным и В. И. Шередегой, «. В окрестностях Москвы. Из истории русской усадебной культуры& raquo-, отметившая начало нового этапа в усадьбоведении в целом. Она практически впервые вывела в свет многие материалы, связанные с архитектурным и художественным наследием московских и подмосковных ансамблей, причем на высоком уровне издательского искусства, достойном самого предмета исследования. В ней наряду с иными сооружениями в садах, как то: эрмитажи, гроты, театры, картинные галереи, беседки-бельведеры и т. д., упоминаются парадные оранжереи. Важны приводимые авторами высказывания садоводов прошлого, а также опубликованные живописные и графические материалы, позволяющие рассмотреть облик интересующих нас построек 59. Один из авторов упомянутого издания, B.C. Турчин и в других книгах и статьях не оставлял без внимания садово-парковую тематику 60. Рассуждая о цветочном оформлении русских садов начала XIX в. в книге & laquo-Александр I и неоклассицизм в России& raquo-, B.C. Турчин отметил следующее: & laquo-Человек начала века вглядывался в природу не с тем, чтобы понять себя, но с тем, чтобы укрепиться в своем представлении о мире. И выбор растений, культивируемых в саду, ему в этом помогал. Потому формы и значения цветов, деревьев и кустарников тщательно продумывались& raquo- 61. И далее: & laquo-Сад или цветник являли собой как бы поэзию, написанную травами и цветами, кустарником и мебелью садовой, истуканами по саду расставленными, беседками и всевозможными затеями, лес был, конечно, романом (там они завязывались, а порой и трагически кончались), <. > а само гуляние <. > представлялось tисключительно затеей романтической, оранжерея же, ясное дело, — являлась азбукой истории природы& raquo-. Последние слова, выделенные нами курсивом, имеют принципиальное значение для нашего исследования.

Нельзя обойти вниманием издание, предложившее особый путь осмысления садово-паркового искусства. Это книга академика Д. С. Лихачева & laquo-Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст& raquo-. Д. С. Лихачев сумел обозначить множество значительных проблем, связанных с историей западноевропейского и русского садово-паркового искусства. Некоторые из них он раскрыл подробно, на некоторых остановился лишь кратко, некоторые только наметил. Для нашей работы очень важен ряд замечаний исследователя, как общего, так и частного характера, на которых здесь следует остановиться. & laquo-Сад всегда был неким микромиром и должен был давать представление о богатстве Вселенной& raquo- 64. Имеющая отношение к садам под открытым небом эта фраза может быть соотнесена и с наполнением зимних садов. Их замкнутое пространство, несомненно, является микромиром, а задача продемонстрировать & laquo-богатства Вселенной& raquo- под силу и комнатным растениям, выходцам из разных земель, которые часто становились предметом особой гордости своих владельцев.

На самом деле садово-парковое искусство остро откликается на все те изменения в эстетических представлениях, которые охватывают всю культурную ситуацию каждой из эпох в развитии человечества& raquo-, — отмечал Д. С. Лихачев. И далее, развивая эту мысль: & laquo-Сады и парки были теснейшим образом связаны не только с идеями и вкусами общества, но также с бытом их хозяев, с укладом жизни современников& raquo- 65. Все сказанное можно отнести и к интересующему нас миру зимних садов, а на более тесную связь с бытом и укладом жизни хозяев врядли может претендовать какой-то иной сад.

Сейчас разведение многих редчайших (редчайших для XVII и XVIII вв.) растений в эстетических целях, — писал Д. С. Лихачев, — могло бы показаться неуместным и бессмысленным чудачеством, но сбросить его со счетов садово-паркового искусства прежних веков никак нельзя& raquo- 66. Книга & laquo-Поэзия садов& raquo- создавалась во второй половине XX века, и потому обстоятельство времени & laquo-сейчас»- в приведенной цитате относится именно к той эпохе. Сегодня же, в начале века XXI, следует заметить, что & laquo-разведение редчайших растений в эстетических целях& raquo-, как и в прежние века, не покажется & laquo-неуместным и бессмысленным чудачеством& raquo-. Это вновь широко распространенное увлечение, а порой и серьезное занятие.

Д.С. Лихачев рассуждает также об & laquo-эстетизации»-, которой подвергались & laquo-растительные редкости& raquo-, экзотические цветы и деревья. Подобные высказывания для нашего исследования особенно важны и являются ключевыми. Они подтверждают правильность и справедливость нашего обращения к избранной теме диссертации. В другом месте & laquo-Поэзии садов& raquo- находим еще одно ценное замечание: & laquo-Совершенно очевидно, что стремление насадить как можно больше редкостей в саду делало необходимым устройство больших и разнообразных оранжерей. Огромное число растений так и оставалось в оранжереях, куда приходили ими любоваться хозяева, куда приводили гостей, где отдыхали и размышляли. Оранжереи становились одним из самых престижных участков сада, а сад & laquo-рекомендовал»- вкус и богатство своих хозяев.

Стремление к устройству богатых оранжерей было чрезвычайно существенно и в русских садах Барокко, а затем и Романтизма& raquo- 68. Высказанные замечания справедливы и в отношении зимних садов, которые Д. С. Лихачевым не выделяются и не рассматриваются особо, но, так или иначе, попадают в поле зрения ученого. Сегодня владельцы обширных городских квартир и загородных особняков более склонны к созданию именно зимних садов.

Процесс углубленного исследования памятников дворцово-паркового и усадебного искусства послевоенных десятилетий часто был связан с необходимостью поиска документальных материалов с целью их восстановления, так как события Отечественной войны (1941−1945 гг.) нанесли огромный ущерб нашему наследию. Издания не только отражали результаты колоссальной работы, проводившейся во дворцах, садах и парках, но и открывали новые возможности для исследовательской деятельности. Опыт реставрационных работ и сопутствовавших им открытий был освещен в специальных изданиях: & laquo-Восстановление памятников архитектуры Ленинграда& raquo- 69 и & laquo-Восстановление исторических объектов ландшафтной

7П архитектуры& raquo-. В первом, в частности, приведен материал, связанный с историей и восстановлением интерьеров Юсуповского дворца на Мойке и Мариинского дворца в Петербурге. Упомянутые объекты для нас особенно важны, так как и в Юсуповском и в Мариинском дворцах в середине XIX в. были созданы роскошные зимние сады, которые приводятся авторами наряду с другими интерьерами, существовавшими прежде. Во втором наше внимание привлекли описания композиций цветников и клумб, а также извлеченные из архивов списки использованных растений.

Современный исследовательский процесс включает такие имена как Вергунов А. П. и Горохов В. А., уже упоминавшиеся нами. Книги этих авторов, часто выступающих вместе, на протяжении ряда лет восполняли недостаток в обобщающих трудах по истории садово-паркового искусства России. Определенное место в рассуждениях заняли такие сооружения в садах, как оранжереи. В некоторых случаях упоминаются и зимние сады в интерьерах

71 дворцов. Специальный раздел & laquo-Зимний сад& raquo- включен в авторский учебник В. А. Горохова. Здесь предложен один из вариантов современной классификации зимних садов, а также приведен ряд важных фактов из истории оранжерейного строительства и создания зимних садов, хотя большее внимание автор уделяет проблемам современного развития. 1

Новый этап в изучении истории садово-паркового искусства России начался в связи с возрождением деятельности Общества изучения русской усадьбы в 1992 году. Публикации документальных материалов по отдельным усадебным ансамблям, их творцам и владельцам, а также статьям по проблемам садового искусства в России на различных этапах его развития отданы страницы издаваемого Обществом сборника & laquo-Русская усадьба& raquo-. На сегодняшний день издано 15 выпусков. Практически в каждом из них можно обнаружить интересующие нас материалы. Многое на этом поприще сделано М. В. Нащокиной, на протяжении ряда лет последовательно и многосторонне разрабатывающей усадебную и садовую проблематику, как в качестве автора книг и статей, так и в качестве научного редактора сборника & laquo-Русская усадьба& raquo-, а также организатора различных проектов и мероприятий. Важный аспект, на котором сосредоточены исследования М. В. Нащокиной, — выявление национального своеобразия русских садов и парков. Следует особо отметить обращение автора к материалу рубежа XIX — XX столетий. Недавно вышедшие книги М. В. Нащокиной 73 подвели своего рода итог целеустремленной деятельности ряда исследователей, в частности, Е. И. Кириченко, Е. А. Борисовой, Г. Ю. Стернина, Т. П. Каждан и др., направленной на изменение отношения к этому периоду74. Вышедшие тексты, а также обширный иллюстративный материал (тем более качественно изданный) позволяют высоко оценить историческое наследие этой эпохи, которая ранее часто оценивалась как период упадка усадебной культуры. Использованные авторами документы и материалы: письменные, изобразительные, фотографические, позволяют представить иную картину. Благодаря их усилиям в наше время сформировано объективное понимание многогранности и разнонаправленности протекавших процессов,. порой крупных достижений, а порой острых противоречий, свойственных тому времени, а, главное — представление о сохраненном (пусть не всегда, но в целом ряде случаев) высоком духовном потенциале старых дворянских и новых купеческих гнезд. Для нас важным является тот факт, что исследователи не оставляют без внимания оранжерейные и зимние сады, признавая их роль в развитии садово-паркового искусства на рубеже XIX -XX вв., существенно обогатившего & laquo-парковую типологию& raquo- (М.В. Нащокина). & laquo-Зимние сады, широко распространившиеся именно в рассматриваемый период, также можно поставить в выстраиваемый типологический ряд. Они как нельзя лучше отвечали устремлениям своего времени к познанию природно-географического разнообразия мира, к преодолению естественной бедности& raquo- 75.

Оранжереи и зимние сады упоминаются в коллективных монографиях, сборниках статей и научных периодических изданиях, где в центре внимания исследователей находится русская усадьба во всем многообразии ее социокультурной жизни, включающей садовую и ботаническую проблематику. В опубликованных текстах обычно представлен богатый фактический материал, в том числе сведения об отдельных зимних садах, их владельцах и создателях, которые позволяют, опираясь на них, строить обобщения и выводы. Некоторые из интересующих нас объектов, преимущественно сохранившиеся до нашего времени, включены в издания справочного и просветительского характера 11. Некоторые сведения можно почерпнуть из материалов, опубликованных в журналах & laquo-Наше наследие& raquo-, & laquo-Памятники Отечества& raquo-, & laquo-Художник»-, & laquo-Русское искусство& raquo-, & laquo-Жизнь в усадьбе& raquo- 78 и других современных периодических изданиях. Важен также иллюстративный материал, сопровождающий публикации.

Авторы обобщающих работ обычно кратко упоминают оранжереи и зимние сады в анализируемых ансамблях дворцов и парков, созданных в различные периоды, но не уделяют им достаточно внимания в силу поставленных более широких задач. Так, в известном учебнике & laquo-История русской архитектуры& raquo-, выдержавшем несколько изданий, авторы в нескольких словах обозначили интересующую нас проблему, указав лишь, что & laquo-зимние сады — обязательное дополнение дворцов& raquo-, а & laquo-тропические растения поселяются в городских

70 квартирах& raquo-. Архитектурные формы парадных оранжерей и зимних садов, их художественное оформление, место и роль этих сооружений в российских дворцовых и усадебных ансамблях не становились ранее предметом специального искусствоведческого или архитектуроведческого исследования. Хотя упоминания об этом типе сооружений и особо устроенных помещений встречаются в монографиях, рассматривающих этапы развития русской

80 архитектуры — и в исследованиях, связанных с деятельностью того или иного мастера — создателя интересующих нас построек 81- а также в книгах и альбомах, посвященных отдельным сооружениям и дворцово-парковым ансамблям.

Некоторые методологические аспекты подхода к рассмотрению материала мы почерпнули из книги известного немецкого ученого-архитектуроведа 3. Гидиона & laquo-Пространство, время, архитектура& raquo- 83. Исследуя процесс развития строительных технологий и материалов западноевропейской архитектуры XIX в., автор определяет революционное значение внедрения металлических конструкций и сплошного застекления, вошедших в практику создания оранжерей и зимних садов84.

Свидетельства ранних шагов русского садово-паркового искусства приведены в книгах В. Д. Черного, предметом исследования которого стали сады Древней Руси 85. Упоминаемые автором привозные растения, появившиеся в русских садах еще в XVII столетии, заставляют задуматься о необходимых им средствах и способах защиты от зимних морозов 86. Важны в

87 нашем контексте и рассуждения автора о висячих и комнатных садах.

Постоянным вниманием исследователей пользуется наследие садово-паркового искусства XVIII века. Обращение к литературе, посвященной этому периоду, при изучении истории зимних садов необходимо в силу объективных причин. Именно в недрах XVIII столетия происходило зарождение интересующей нас малой формы садового искусства. Оранжереи и зимние сады дополняли представления о богатстве растительного царства, особенно в тех его формах и видах, которые невозможны в открытом русском саду. Здесь следует упомянуть диссертационные исследования О. В. Докучаевой, А.Ю. по

Веселовой, A.B. Ананьевой. Различные аспекты развития пейзажного стиля в российском садово-парковом искусстве и архитектуры эпохи Просвещения

ЯО являются предметом научных интересов Д. О. Швидковского.

Результаты многолетней исследовательской работы нашли отражение в монографии О. С. Евангуловой & laquo-Художественная & laquo-Вселенная»- русской усадьбы& raquo- (М., 2003). Программно для нас звучит фраза: & laquo-Оранжерея составляет типичную часть архитектурного ансамбля многих усадеб (Кусково, Рузаевка, Почеп). Не только фасад, но и специфический интерьер ее стремятся обыграть художественно& raquo- 90. Здесь находим важные замечания, касающиеся как садов и парков в целом: & laquo-Парковая — & laquo-одомашненная»- и украшенная природа с ее рощицами, дорожками, лужайками, прудами и прочими затеями, как известно, изначально предполагает художественное вмешательство, ибо призвана воплотить образ идеальной Натуры. В этом смысле она далеко не свободна в своем состоянии& raquo- 91. Так и оранжерей конкретно: & laquo-На следующей ступени еще заметнее выраженной & laquo-несвободы»- находятся оранжереи, где растения, покинувшие родину, приживаются в красивой неволе, подобно экзотической птице в золоченой клетке. »-92. И в другом месте, обобщая материал, О. С. Евангулова отметила: & laquo-Таким образом, усадьба исторически готова раскрыть дверь посторонним веяниям и не только допускает соседство старых регулярных и новых пейзажных садов, древнерусских храмов и классицистической архитектуры, но, как выясняется, может найти место и заморским затеям. С их помощью она с удовольствием пополняет свою & laquo-Вселенную»-, подобно тому, как украшает новыми поступлениями минералогические кабинеты, библиотеки, картинные собрания и оранжереи, увеличивает & laquo-население»- дома арапчатами и калмыцкими детьми, обогащает

93 т-& raquo- конюшни и псарни редкими породистыми животными& raquo-. В последнем отрывке для нас важно, что пополнение оранжерей, а можно добавить и зимних садов, экзотическими растениями исследователь рассматривает в одном ряду с пополнением новинками из мира искусства картинных собраний и новыми изданиями — библиотек.

Наряду с научно-исследовательскими текстами следует выделить современное издание альбомного характера & laquo-Три века русской усадьбы& raquo- (2004 г.). Созданная. на материале музейных собраний книга представляет & laquo-изобразительную летопись& raquo- российских усадеб и их владельцев, многие изображения опубликованы впервые 94. Выстроенный авторами зрительный ряд позволил нам задуматься, в частности, о том, что изображения оранжерей и зимних садов могут стать предметом специального искусствоведческого исследования. Т. е., может быть поставлена особая проблема, связанная с художественной спецификой подобного круга изображений в живописном и графическом наследии. В этом контексте упомянем каталоги монографических и тематических выставок, прошедших за последнее время в Третьяковской галерее, Русском музее, Историческом музее, Эрмитаже, музеях-усадьбах и дворцово-парковых комплексах, в которых собран интересующий нас изобразительный материал, а также & laquo-предметный мир& raquo-, входивший некогда в убранство зимних садов и украшенных живыми растениями интерьеров 95.

Стоит обозначить еще один корпус научной литературы. Это издания, связанные с проблематикой интерьера. Авторы книги & laquo-Русский интерьер XVIII—XIX вв.еков& raquo- не выделяют зимних садов как особую группу интерьеров, имеющую свою специфику и свои приемы оформления, но в некоторых случаях, как, например, при анализе Таврического дворца отмечают: & laquo-Его облик и особенно интерьеры приобрели в свое время огромную популярность. Дворец стал мерилом художественных достоинств и образцом для бесконечного числа усадебных сооружений в России и за границей& raquo- 96. В описании известного памятника авторы неизбежно останавливаются на важных в нашем контексте деталях, подчеркнув особую роль созданного во дворце зимнего сада. А в другом месте отмечают: & laquo-Во второй четверти XIX века особое значение в интерьерах приобретает зелень. Она входила активным элементом в убранство комнат. Ранее зелень вводилась в интерьеры, как правило, в зимних садах и в оранжереях. Сейчас она проникает в гостиные и жилые комнаты. Зелень образует или трельяжи — своеобразные зеленые по изгороди, или же уподобляется кустам& raquo-. Приведенные слова справедливы лишь отчасти, но они затронули именно те проблемы, которые кажутся нам существенными и требующими осмысления, что и будет сделано в нашей работе.

Подчеркнем, что зимний сад, как особая & laquo-изюминка»- в интерьере жилого дома, или озелененный интерьер упоминаются прямо или косвенно в различных текстах наряду с другими комнатами и залами императорских дворцов, роскошных особняков российской аристократии и буржуазии, и даже более скромных обывателей, обитателей небольших домов и квартир Огромное значение имеют книги, выводящие в свет многочисленные разрозненные изобразительные материалы. Они дают возможность ознакомиться с выстроенными автором & laquo-рядами»-, сделать новые наблюдения и, соответственно, прийти к определенным выводам. В этом плане необходимо указать на альбомное издание: & laquo-Интерьер в России. Традиции, мода, стиль& raquo-. Текст Ю. И. Демиденко (СПб, 2003). Наряду с основным авторским текстом для нас важны комментарии к публикуемым иллюстрациям, среди которых есть изображения зимних садов и иных озелененных интерьеров.

Следует подчеркнуть, что в нашем исследовании мы будем обращаться не только к зимним садам в узком смысле конкретного толкования этого словосочетания. Для нас также интерес представляют интерьеры различного назначения, оформленные живыми растениями. Мы берем во внимание и зимние сады & laquo-в миниатюре& raquo-, т. е. в специальных стеклянных ящиках, и & laquo-зеленые уголки& raquo-, и & laquo-сады на подоконниках& raquo-. Тогда свидетельствами присутствия живых растений в интерьерах в прежние времена становятся такие сегодняшние музейные экспонаты, как кашпо, подвесные корзины, столы-жардиньерки, подставки различной конструкции, трельяжи, боскетные ящики и т. п. Они неоднократно попадали в поле зрения исследователей, но не становились объектом специального изучения, выступая в одном ряду с другими предметами убранства жилого интерьера, без выявления их специфики

100 тт и надлежащей роли в пространстве дома. На наш взгляд, изделия, связанные с миром Флоры, заслуживают особого внимания.

Несмотря на кажущееся обилие упоминаний в исторической и искусствоведческой литературе, проблематика зимних садов на сегодняшний день представляется мало изученной. Здесь следует заметить, что даже в таких специальных научных изданиях, посвященных устройству и планировочным структурам российских домов, как книги JI.B. Тыдмана & laquo-Изба. Дом. Дворец. Жилой интерьер России с 1700 по 1840-е годы& raquo- (М., 2000) и JI.В. Никифоровой & laquo-Дворец в истории русской культуры. Опыт типологии& raquo- (СПб, 2006) зимний сад как особый тип интерьера не рассматривается и даже не упоминается. В последней книге важным вкладом в исследование обозначенной автором проблематики является обширный библиографический раздел101.

В настоящее время все заметнее проявляется интерес к российскому садово-парковому наследию со стороны зарубежных исследователей. Иногда взгляд со стороны позволяет острее почувствовать специфические черты и особенности, что, в частности, может продемонстрировать текст Питера Хэйдена 102. Все чаще российские императорские и аристократические ансамбли (Петергоф, Павловск, Царское Село, подмосковное Архангельское, Алупкинский дворец в Крыму), в том числе входящие в их состав оранжереи и зимние сады, упоминаются в зарубежных исследованиях, энциклопедиях и справочных изданиях по садовому искусству103.

Более конкретно обращается к интересующему нас материалу американский исследователь Присцилла Рузвельт. Результатом изучения российской усадебной жизни стала ее книга: Roosevelt, Priscilla. Life on the Russian Country Estate. A Social and Cultural History. Yale University. 1995. В 2008 г. книга была переведена на русский язык и издана в России104. Описывая разные стороны усадебной культуры и усадебного времяпрепровождения, порой идеализируя их, автор останавливается и на ботанических пристрастиях многих российских помещиков, отразившихся на их серьезном отношении к созданию и содержанию оранжерей и зимних садов. Включение соответствующего материала в западноевропейские и американские исследования садово

Ю5 тупаркового искусства — это уже хорошо закрепившаяся в науке традиция. Как уже было отмечено, некоторые оранжереи и зимние сады из исторического наследия стран Западной Европы будут использованы нами в качестве необходимых параллелей, а порой образцов для подражания. Выработанные зарубежными исследователями методологические подходы к изучению памятников также учтены в нашем исследовании.

Проблемы связей русского искусства и искусства западноевропейских стран рассматриваются в исследовании Д. В. Сарабьянова & laquo-Россия и Запад. Историко-художественные связи XVIII — начала XX века& raquo-106. Не обращаясь непосредственно к садово-парковому наследию, автор предлагает общий методологический принцип сопоставления материала на интересующем нас хронологическом отрезке. А также затрагивает целый комплекс вопросов, связанных с развитием архитектуры и живописи, например, пейзажного жанра, так или иначе близких или параллельных тенденциям в искусстве создания зимних садов. Непосредственно к взаимосвязям западноевропейского и русского садово-паркового искусства наряду с авторами, упомянутыми выше,

1С1 обращается в своих работах Б.М. Соколов

Введению садовой проблематики в искусствоведческое русло во многом помогают книги Г. Ю. Стернина, посвященные художественной жизни России

1ПЯ

XIX — начала XX вв. Авторские тексты, а тем более прилагаемые хронологические таблицы событий формируют общий художественный контекст эпохи, на фоне которого и в тесной связи с которым протекают интересующие нас процессы. А в статье & laquo-Абрамцево: от & quot-усадьбы"- к & quot-даче"-»- автор обращается конкретно к некоторым культурно-историческим аспектам художественного развития, характерным для середины и второй половины XIX столетия, осмысляет столь важные и в нашем исследовании понятия, как & laquo-усадьба»- и & laquo-дача»- 109. Внимание ученого направлено на те изменения, которые происходили в духовной, общественной и экономической жизни страны и влияли на облик и функциональное назначение русских усадеб, а вместе с ними садов. Для нас важными стали рассуждения Г. Ю. Стернина о & laquo-чувстве времени& raquo- и теме памяти, пронизывающих жизненный уклад в Абрамцеве, да и к самому подмосковному владению Аксаковых — Мамонтовых мы будем обращаться в нашей работе.

К сказанному следует добавить, что усадебная и садовая тематика оказалась привлекательной и для литературоведов. Важно упомянуть книгу Е. Дмитриевой и О. Купцовой & laquo-Жизнь усадебного мифа: утраченный и обретенный рай& raquo- по. В монографии предпринята попытка, с одной стороны, проанализировать ту роль, которую играла усадьба в развитии русской культуры, литературы и театра, а, с другой стороны, проследить и обратный процесс: влияние литературы, театра, философии на усадебный быт, усадебное пространство и т. д. Как в усадебном пространстве, так и в усадебном быту обязательно находилось место ботаническим разновидностям.

Растительность и цветы, или мир Флоры, находятся на стыке внимания специалистов из различных областей. В нашем контексте хочется упомянуть книги петербургских филологов: & laquo-"-Страстоцвет"- или Петербургские подоконники& raquo- О. Кушлиной (СПб, 2001) и & laquo-"-Алфавит Флоры& quot- в образном языке литературы пушкинской эпохи. Источники. Семантика. Формы& raquo- К. Шарафадиной (СПб, 2003). Названные тексты позволяют окунуться в мир литературных образов и их ботанических прототипов в разные эпохи (в. книге О. Кушлиной в центре внимания находится поэзия Серебряного века). В этом же ряду назовем недавнее издание историка-музееведа Э. Басмановой & laquo-И Флора уронила к ним цветок. Цветочные традиции и цветочный этикет в частной и общественной жизни России XVIII — начала XX века& raquo- (М., 2010). Эти издания близки нам как своим научно-методологическим подходом к материалу, так и эмоциональным содержанием текстов.

Ряд ценных наблюдений по интересующей нас теме сделан в глубоком историческом исследовании, выдержавшем несколько переизданий за короткий срок, это книга JI.B. Милова & laquo-Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса& raquo- ш. Особенно важен для нас Очерк восьмой: & laquo-Огороды в городе& raquo- - парадоксы русского огородничества и садоводства112. Рассуждая, прежде всего, о хозяйственной стороне дела, автор точно подмечает особенности городского садоводства, порой & laquo-достигавшего больших успехов, чем садоводство сельской местности& raquo- ш. Именно городское садоводство и его составляющая — комнатное садоводство наиболее широко представлены в нашем исследовании.

Углубляясь в искусствоведческую проблематику, связанную с созданием и функционированием зимних садов, тем не менее, нельзя не ознакомиться с кругом изданий, относящихся к сфере научных и практических знаний в области ботаники, сельского хозяйства, садоводства и цветоводства, географии и интродукции растений 114, а также современного ландшафтного проектирования. Некоторые факты, связанные с развитием оранжерейного садоводства в XVIII в., включены в исследование по истории садоводства России, подготовленное В. И. Кашиным, A.C. Косякиным и В. А. Одинцовым 115. Текст книги рассчитан, прежде всего, на ученых, преподавателей и студентов, связанных с сельскохозяйственными областями науки и практической деятельности. Небольшой раздел & laquo-Создание оранжерейного и декоративнопаркового садоводства& raquo-, раскрывает профессиональные стороны интересующего нас процесса 116. Как актуальную проблему современного ландшафтного проектирования малых пространств обозначает создание зимних садов В.П. Панкратов117. Так он отмечает: & laquo-Забытое понятие зимний сад в наш обиход вошло совсем недавно. Хотя в дореволюционной России и отдельно стоящие оранжереи, и зимние сады были почти непременным атрибутом fio богатой дворянской усадьбы& raquo-. Для нас важно то разделение понятий, которое принципиально проводит автор — историк, теоретик и практик современного ландшафтного проектирования. Авторы другого издания выделяют специальный раздел & laquo-Декоративные растения в интерьере& raquo- 119, в котором следующим образом формулируют определение зимнего сада: & laquo-Это наиболее совершенная и самая сложная в архитектурном, инженерном и

10П художественном отношении форма озеленения интерьеров& raquo-. К этой & laquo-совершенной и сложной форме& raquo- мы и намерены обратиться с искусствоведческих позиций.

Необходимо подчеркнуть, что в большинстве современных изданий, так или иначе затрагивающих зимние сады, их историческому прошлому отводится несколько абзацев или даже строк. Редким исключением является книга Т. К. Горышиной & laquo-Зеленый мир старого Петербурга& raquo- (2003 г.), в которой отдельные главы посвящены непосредственно интересующей нас теме. И хотя в центре внимания автора петербургский материал, но проблемы поставлены широко и позволяют выявить параллели с процессами в Москве и провинции. Многочисленные собранные факты могут быть использованы в дальнейших исследованиях при развитии и углублении отдельных направлений поиска и изучаемых проблем. Это позволит выйти на новый уровень рассуждений и выводов. В нашем контексте важны слова Т. К. Горышиной о том, что & laquo-на долю комнатных растений — этих осколков живой природы в замкнутых стенах -выпало сразу несколько ролей: служить отрадой для души, но также быть предметом роскоши и престижа. Далеко не последней была и еще одна роль

121 у-ч служить для украшения и отделки интерьеров& raquo-. Следует также отметить, что автор абсолютно верно указывает на неразработанность данной проблематики в искусствоведческой литературе. В своем тексте Т. К. Горышина ставит иную конкретную задачу, а именно & laquo-разобраться в ассортименте зеленых сообитателей петербуржцев в XIX веке& raquo-, а также некоторые другие, в большей или меньшей степени связанные с ботанической стороной дела. Во введении автор, ботаник по специальности и любитель истории Петербурга, сознательно ограничивая поле своего исследования, отмечает: & laquo-В книгу не вошли вопросы искусствоведческие и архитектурные, касающиеся паркостроения и декоративного озеленения (это тема отдельного

1 'У'У большого исследования, она ждет своих авторов)& raquo-. Последние слова можно воспринимать как своего рода призыв к действию.

Как известно, экономические, социальные и научно-технические факторы любого времени находят отражение в развитии архитектуры, строительства и ландшафтного дизайна. Одной из ярких граней современного проектирования является возрожденный интерес к созданию зимних садов. Подтверждения тому находим на профессиональных выставках и конкурсах, где можно видеть реальные проекты. Например, на ежегодной экспозиции московской международной выставки-конкурса в Доме на Брестской & laquo-Ландшафтная

10i архитектура. Взгляд из дома. »-. Об этом свидетельствуют и издания, содержащие проектные предложения домов, коттеджей, квартир, решенных в современной стилистике. Многие из них имеют в своем составе этот особый тип интерьера 124. Осенью 2010 г. в Петербурге в рамках выставки & laquo-Международный ландшафтный форум& raquo- была устроена научно-практическая конференция & laquo-Искусство создания зимних садов& raquo- (Выставочный комплекс & laquo-Гарден Сити& raquo-, 30 октября) с участием специалистов-практиков в этой области.

Существует специальная литература не искусствоведческого характера, посвященная непосредственно зимним садам, в которой рассматриваются их инженерно-технические и конструктивные особенности, способы обеспечения их жизнедеятельности, приемы украшения и т. д. Это издания преимущественно практической направленности. В этой области сегодня превалируют переводные издания 125. Без ознакомления с данным кругом проблем невозможно объективно рассуждать о функционировании зимних садов, даже для анализа художественных приемов убранства требуются некоторые представления о технической стороне дела.

Из отечественной литературы необходимо упомянуть книгу современного архитектора М. Харита & laquo-Новый век российской усадьбы& raquo- (М., 2001). Это издание имеет своей целью, с одной стороны, подчеркнуть преемственность современного строительства коттеджей и вилл, их & laquo-генетическую»- связь с усадебным наследием России через стилизацию форм и приемов прошлого, с другой, показать новые возможности современного дизайна, новые технологии и т. д. Помимо авторских рассуждений о частной архитектуре Западной Европы и России книга содержит реальные проекты, включающие, в том числе, предложения по устройству и художественному оформлению зимних садов. При знакомстве с этой книгой трудно не заметить ее сходства с изданием столетней давности архитектора B.C. Карповича & laquo-Особняки в городе и деревне& raquo- 126. Два издания, столь отдаленных друг от друга во времени, сближает один и тот же подход к излагаемому материалу: на фоне рассмотрения общих проблем предложить свои проекты, отвечающие современным эстетическим требованиям и научно-техническим возможностям, продемонстрировав актуальные дизайнерские решения. И в прошлом, и в настоящем — среди них немалая роль принадлежит зимним садам.

Профессионалы — проектировщики и создатели современных зимних садов откликнулись на возросшие потребности в данной области, предлагая в своих текстах, как примеры конкретных практических решений, так и факты, у иллюстрирующие прошлое и позволяющие ощутить преемственность традиций. На истории появления зимних садов в западноевропейских странах и России останавливается Ю. В. Рычкова, автор книги & laquo-Зимний сад. Из истории. Строительство. Оборудование. Устройство. Уход за растениями& raquo- (М., 2005). Строки о российском наследии в этой области не позволяют представить картину исторического прошлого во всей полноте и по заслугам оцененной. Этот пробел стремились частично восполнить в другом издании: Л. В. Озерова, С. С. Веселова. & laquo-Зимние сады: прошлое, настоящее, будущее& raquo- (М., 2007). В книге затронуто историческое прошлое парадных оранжерей и зимних садов, вопросы художественного оформления и стилистики. Небольшой объем (5 п.л.) не позволил остановиться на исторических и искусствоведческих проблемах подробно. Но в наименование издания неслучайно введено & laquo-прошлое»-. По мнению авторов, без знания & laquo-истории вопроса& raquo- трудно двигаться вперед в его развитии. Глава 1-я, состоящая из двух частей, кратко освещает процесс появления и развития оранжерей и зимних садов в странах Западной Европы и России 127.

В настоящее время выходит целый ряд периодических изданий, связанных с теоретической и практической сторонами интересующих нас видов искусства. Мы имеем в виду ландшафтное искусство и искусство озеленения интерьера, или флористический дизайн (термин, который сегодня предпочитают специалисты). Это журналы & laquo-Ландшафтная архитектура. Дизайн& raquo-, & laquo-Архитектура. Строительство. Дизайн& raquo-, & laquo-Дом и сад& raquo-, & laquo-Ландшафтный дизайн& raquo-, & laquo-100%-ный загородный дом& raquo- и др. Особый раздел, связанный с садами и парками, существует в журнале & laquo-Мезонин»- и существовал в журнале & laquo-Новый дом& raquo- (до его закрытия). На их страницах находится место историческому и искусствоведческому материалу 128. Выходит множество журналов, посвященных практическому садоводству и цветоводству, освещающих проблематику, основываясь на современном уровне научных знаний. На смену длительному & laquo-периоду озеленения& raquo- и «садово-огородных товариществ& raquo-, когда в городах разбивались только клумбы, и то преимущественно в центре, на загородных участках сажалась картошка, в теплицах созревали огурцы и помидоры для засолки на зиму, снова приходит высокое искусство создания садов и парков, или ландшафтный дизайн. Если в прежние десятилетия в квартирах на подоконниках преимущественно цвели фиалки, пеларгония (более известная как герань) и изредка кактусы, а цветение розы или амариллиса вызывало восторг, сегодня вновь возвращается искусство создания & laquo-роскошных»- зимних садов как совершенно особое направление в современном дизайне интерьера и одновременно малая форма садового искусства.

На подъеме интереса к зимним садам была сделана попытка выпускать специальное приложение к изданию & laquo-Красивые дома. Журнал для архитекторов, строителей, дизайнеров& raquo- - & laquo-Оконные системы и зимние сады& raquo-. Вышло всего два выпуска в 2000 г., в которых были опубликованы материалы как практического, так и исторического характера, последние — кратки и отрывочны. Современная фотография Большой оранжереи в Кусково была помещена в качестве иллюстрации к статье & laquo-Зимний сад — комфорт и экономия энергии& raquo-, в которой из российского наследия были упомянуты & laquo-каменные обогреваемые оранжереи& raquo- Соловецкого, Валаамского и других монастырей, а также оранжереи с зимними садами в усадьбах Кусково, Поречье, Павловск, Архангельское 129'. О зимних садах, характерных для дворцовых интерьеров Петербурга и Москвы в прошлом, авторы названного издания за короткий период его существования опубликовать материалов не успели. В результате, многие (к сожалению, часто даже профессионалы-практики, на которых и рассчитаны, прежде всего, подобные издания) сегодня уверены в том, что появление в России эффектных зимних садов — это достижение нынешнего времени, не имеющее традиции в прошлом. Такое положение дел должно быть изменено усилиями профессионалов, владеющих историческими материалами.

В данном русле отрадно отметить, что параллельно процессу строительства зимних садов можно наблюдать усиление внимания научной и конкретно искусствоведческой среды к историческому наследию в этой области. Свидетельства находим в программах научных конференций, прошедших в последние годы в Москве и Петербурге. Среди значительных примеров назовем Х11-ю Царскосельскую научною конференцию & laquo-Плантомания. Российский вариант& raquo- (СПб., 2006). Опубликованные доклады содержат исторические сведения по строительству, художественному оформлению и конкретному растительному наполнению интересующих нас зимних садов, существовавших

1П в крупных дворцовых ансамблях Санкт-Петербурга. Некоторые проблемы, связанные с зимними садами и оранжереями, были затронуты в докладах участников конференции, прошедшей в музее-заповеднике & laquo-Царицыно»-, & laquo-История садов в России: опыт, проблемы, перспективы& raquo- (Москва, 2008 г.) Упомянем также & laquo-Отаровские чтения& raquo-, которые проходят в Институте культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева (Москва). Чтения

2009 г. были посвящены теме: & laquo-Путешествия: жизнь, литература, искусство& raquo-. Емкое название позволило включить в программу наш доклад, построенный на материале зимних садов и оранжерей. В докладе был рассмотрен особый прием организации внутреннего пространства сада в интерьере, позволяющий на примере сформированных с помощью живых растений & laquo-климатических зон& raquo-

132 осуществить мысленное путешествие по различным странам и континентам

В заключение историографического обзора хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на значительное количество приведенных нами изданий, проблематика зимних садов остается не раскрытой. Введенный в научный обиход фактологический материал нуждается в систематизации. Назрела необходимость обратиться к обобщениям, наметить хронологические этапы строительства зимних садов, осмыслить их отличительные особенности- проследить эволюцию конструктивных и художественных решений, связав их со стилистическими приемами садово-паркового искусства и & laquo-большими»- стилями русского искусства XVIII — начала XX вв. Наряду с этим необходимо & laquo-реконструировать»- облик утраченных зимних садов, выявить и показать высокий профессиональный уровень мастеров архитектуры и садового искусства, проявившийся при создании зеленых растительных композиций в закрытых пространствах дворцов, домов и особняков обозначенного периода. К решению намеченных проблем мы обратимся в диссертационной работе. В исследовании удалось выстроить определенную систему возможного подхода к материалу. Он может быть рассмотрен под несколькими углами зрения, что предопределило структуру основной части диссертации:

Заключение

Предпринятое нами исследование ставило своей целью рассмотреть историю строительства и существования зимних садов, создававшихся в российских дворцах, домах и особняках на протяжении относительно долгого периода — от зарождения в недрах XVIII столетия до & laquo-кризиса»- в первой четверти XX века. В результате, мы пришла к следующим выводам:

— с позиций искусствознания зимние сады следует рассматривать как малую форму садового искусства и как особый тип решения интерьера, что было сделано в нашем исследовании.

— зимние сады имеют общее происхождение с такими сооружениями в садовом пространстве, как оранжереи. Общим является возникновение интереса к привозным растениям и украшение российских садов с помощью растений, неприспособленных к местным климатическим условиям. Зимние сады сформировались как разновидность оранжереи, но они имеют свои определенные функции. Эти функции, с одной стороны, сближают зимние сады с оранжереями, но с другой стороны, — проводят между ними границу. Близость ощущается, прежде всего, с парадными оранжереями. Различия мы продемонстрировали в нашей работе. Таким образом, были определены основные положения, на которые опиралось исследование. Сведя к краткой формулировке, их можно обозначить следующим образом. <

— оранжереи являются отдельно стоящими зданиями в. саду или & iexcl-парке. Зимние сады являются встроенным или пристроенным сооружением (объемом). В центре внимания нашего исследования были зимние сады, находившиеся в частном владении, являвшиеся частью интерьеров жилых домов в городе и усадьбе. /

— важное отличие, которое нами не раз подчеркивалось, заключается в том, что многие оранжереи могли пустовать в летнее время. Зимние сады функционируют круглый год. V

— отмечены различные задачи, которые ставились при возведении оранжерей и зимних садов: оранжереи создаются для растений (отсюда происходит различие внутри группы оранжерей) — зимние сады человек создает для себя, для комфортного пребывания в особом, украшенном растениями пространстве, для любования их красотой.

Обратившись к типологическим чертам непосредственно внутри группы зимних садов, нам удалось показать, что зимние сады могли быть как специально спроектированными помещениями — это наиболее яркая и интересная часть наследия в данной области- так и представлять собой помещения, приспособленные под зимние сады. Нами были рассмотрены примеры и тех, и других. На основании изученного материала можно заключить, что местоположение зимних садов в пространстве жилого дома бывало различным. Приведем наиболее часто встречающиеся решения. Итак, зимние сады могут: замыкать перспективу парадной анфилады, являясь, соответственно, одним из парадных залов (Таврический дворец, Мариинский дворец, особняк Половцова на Каменном острове в Петербурге, дома в усадьбах Горки и Черемушки под Москвой и др.) — примыкать к парадным покоям, так же являясь парадным залом (Юсуповский дворец на Мойке, ос. Коншиной в Москве и др.) — I примыкать к жилым покоям (зимний сад в Мраморном дворце, в подмосковной усадьбе Мураново и др.) — местоположение могло быть

• различным — в углу композиции, по одной из осей дома, в месте пересечения осей- размещаться на стыке 2-х осей анфилад (Зимний садик Александры Федоровны в Зимнем дворце). Это стало характерной чертой для зимних садов эпохи модерна (особняк Кшесинской в Петербурге, дом князя С. А. Щербатова в Москве и др.) —

— соединять различные здания или его части, находясь в галерее (Большой Кремлевский дворец в Москве, Воронцовский дворец в Алупке), располагаясь в узком проходном зале (& laquo-Цветочная»- Марии Федоровны в Зимнем дворце) — частный случай — превращение в зимний сад прежней сквозной аркады (зимний сад в Стрельнинском дворце) —

— являться центром композиции здания или его части, представляя собой & laquo-атриумный»- зимний сад, напоминающий замкнутый внутренний двор, перекрытый стеклянным сводом (Зимний сад дома Вонлярлярских в Петербурге) —

— занимать выступающий объем, с окнами или застекленный с трех сторон: балкон, террасу, 2-ой этаж парадного подъезда (Зимний сад над Посольским подъездом Зимнего дворца, зимний сад Аничкова дворца в Петербурге), эркер (ос. Кшесинской и др.) —

— являться специальной пристройкой (зимний сад в проекте Нижней дачи в Александрии (Петергоф), во дворцах усадьбы Верки (Вильно) и подмосковной усадьбы Усово).

Зимние сады могли находиться на разных уровнях (этажах) здания, как, например, в доме князя Щербатова на Новинском бульваре — на 5-м этаже. По своему внутреннему устройству они бывали:

— мобильными, или передвижными, т. е. такими, в которых пространство уставлено растениями в горшках, кадках и других емкостях (зимние сады в усадьбах Мураново, Горки, Черемушки и мн. др.) — сегодня подобное решение в специальной литературе называют & laquo-контейнерным»- зимним садом-

— стационарными, в которых посадка растений произведена непосредственно в грунт (Зимний сад Таврического дворца, зимний сад Мраморного дворца, зимние сады в императорском Зимнем дворце и Малом Эрмитаже, и др.).

В последнем случае возможны варианты решения:

— один — & laquo-висячий»- зимний сад, т. е. на сводах нижнего этажа с кюветами для почвы и растений (зимние сады над Посольским подъездом в Зимнем дворце и в Малом Эрмитаже) — «,

— другой — & laquo-грунтовый»-, или & laquo-подошвенный»-, т. е. связанный с почвой, где растения посажены в естественный грунт на том же уровне, что и деревья, кустарники, цветы в открытом саду за пределами стен дома (Зимний? сад Таврического дворца, зимний сад в усадьбе Верки на окраине г. Вильно и др.).

Зимние сады часто представляли собой варианты комбинированных решений, в которых часть растений находится в мобильных емкостях, а, часть размещается на постоянном месте — в специально устроенных нишах, кюветах, не изменяющих своего местоположения (Зимний садик Александры Федоровны в Зимнем дворце). ,

Была отмечена относительная зависимость облика зимних садов от & laquo-больших стилей& raquo- искусства. Следует сказать, что зимние сады, благодаря своей специфике испытывают воздействие с двух сторон. Со стороны искусства убранства интерьеров, подчиненного общим стилевым веяниям времени. А также со стороны непосредственно садового искусства, в котором, вследствие внутренних закономерностей этого вида искусства, произошла смена регулярной планировки на пейзажную, что отразилось и на организации внутреннего пространства зимних садов. Как и в открытых садах, в них часто совмещались две системы. Наиболее часто применявшиеся в убранстве зимних садов стилистические приемы: & laquo-помпейские»-, & laquo-готические»-, & laquo-египетские»- и & laquo-мавританские»-. Понятия сознательно взяты нами в- кавычки, так как их использование часто имело относительный, ассоциативный характер. Были обозначены и другие, менее распространенные приемы. Выбор той или иной стилистики, как убедительно показывают изученные материалы, зависел чаще всего от желания заказчика и веяний времени. Для достижения искомого художественного эффекта создатели садов в интерьерах задействовали предметы и произведения разных видов искусства. Рассмотренный материал позволил отметить стилевую полифоничность зимних садов. Порой допускались внестилевые приемы. Целью всех усилий было не только создать привлекательный интерьер, оформленный с помощью растений, но, главное представить определенную картину мира, входящую в пространство жизни человека. В этом огромную роль играл синтез искусств, выступавший в качестве одного из способов достижения максимального эффекта. Немаловажная роль отводилась живым растениям. Тем самым, они становились и объектом, и субъектом художественных процессов в интерьере.

Созданные в результате значительных усилий людей разных специальностей — художников, архитекторов, инженеров, ботаников, садовников — образы особых интерьеров были запечатлены пером и кистью в произведениях литературы и изобразительного искусства, изучение которых и позволило нам сегодня восстановить облик утраченных зимних садов. Эта группа памятников художественного наследия была собрана нами с целью продемонстрировать последовательное развитие самого образа зимнего сада и граней его интерпретации. '

Существует материал, который не вошел в исследование и остался вне проведенной систематизации. Следует подчеркнуть, что, будучи известным автору, он не опровергает высказанных положений, а лишь мог бы дополнить и подтвердить намеченные подходы. Добавим, что ряд памятников требует особого внимания к себе, ждет дальнейших углубленных исследований. Так, нами практически не было затронуто наследие общественных зимних садов, за исключением нескольких необходимых примеров. Считаем необходимым < в Заключении отметить ряд фактов, связанных с развитием зимних садов в прошлом, которые могут рассматриваться как перспективные направления в будущем. Среди них — пример создания зимнего сада в Клиническом повивальном институте (родильном доме) в Санкт-Петербурге (Менделеевская линия Васильевского острова, 3). Зимний сад здесь не только предполагал возможность прогулок и любования растениями, но и был соединен с вентиляционной системой, и воздух, насыщенный ароматами, подавался в палаты. Это был проект архитектора Л. Н. Бенуа, реализованный в 1897—1904 гг., в период интенсивного развития процесса строительства зимних садов в частных домах, о чем шла речь в нашем исследовании. Этот опыт, несомненно, не должен быть забыт, он мог бы найти применение в современных проектах.

Формы и конструкции, использованные при строительстве зимних садов, можно считать катализатором новаторских идей в архитектуре жилого дома в частности, и в архитектуре в целом. Прежде всего, мы имеем в виду металлические каркасы и стеклянные поверхности стен, ставшие в зрелый период проектирования неотъемлемыми приметами садов в интерьерах.

Еще в XVII веке Фрэнсис Бэкон в сочинении & laquo-О садах& raquo- (1625 г.) назвал садоводство величайшим из искусств. Конечно, создание сада в замкнутом пространстве, как мы старались показать, имеет свои ограничения, но при этом не теряет своего величия и художественных свойств. Преодоление трудностей, как известно, порой приводит к созданию замечательных произведений искусства. Создание зимнего сада — это явление столь же сложное и многогранное, как и создание сада под открытым небом, сада на большом свободном пространстве. Зимний сад — это сад в миниатюре, где все необыкновенно концентрировано. Здесь, на наш взгляд, можно провести параллель в аналогичном сравнении мастерства художника, пишущего портреты крупного формата, и мастерства создателя миниатюрного портрета. Зимний сад мы рассматривали как одну из малых форм садового искусства, одновременно как своеобразный пример решения интерьера. На основании проведенного исследования можно заключить, что зимние сады в лучших своих примерах демонстрируют блистательный и наиболее гармоничный синтез искусств и природы.

Вспомним неоднократно упоминавшуюся в нашем исследовании книгу Д. С. Лихачева & laquo-Поэзия садов& raquo- с подзаголовком & laquo-Сад как текст& raquo-. Хочется добавить: сад как театр. У сада-текста есть читатель — это посетитель сада, он же созерцатель, зритель. Оранжерейные и зимние сады, или сады за стеклом, позволяют сопоставить созданный, или срежиссированный, в них & laquo-мир»- с театральным действием. Это действие имеет как минимум четыре акта: лвесна, лето, осень и зима. Пусть они не столь выражены, как в саду под открытым небом, но даже в закрытом пространстве определенные циклы развития должны быть пройдены. Как и открытые сады, сады в интерьере обладают

5 * ч своим пространством, в них есть условная & laquo-сцена»-, скорее похожая на приемы современного театра, в котором зрители и актеры не разделены, а находятся в одном общем пространстве. Есть декорации, как в традиционном театре, существует драматургия, прочитывается & laquo-текст»-, он же — замысел композиции — своего рода сценарий. Есть в этом саду и исполнители — & laquo-актеры»-, причем среди них есть главные герои, есть & laquo-примадонны»-, на языке садового дизайна -солитеры. А есть и статисты, этот термин часто используется современными мастерами ландшафтного искусства при создании растительных композиций в садах и парках. Сады, в том числе оранжерейные, зимние и небольшие комнатные сады, развиваются и изменяются в пространстве и времени, в соответствии с законами природы, они имеют цвет, несут в себе свет и даже звук, они обладают объемом и пластикой, фактурой и ритмом. Их специфическое свойство — аромат, а плоды сада можно попробовать на вкус. Но при этом искусство создания сада вполне сопоставимо с живописью и скульптурой. А также является неотъемлемой составной частью искусства архитектуры. В свою очередь, если архитектура — & laquo-музыка в камне& raquo-, тогда — искусство сада в замкнутом помещении, а именно зимнего сада и сада в оранжерее, это музыка природных форм, осмысленных и воссозданных человеком, в пространстве, максимально приближенном к месту его обитания.

В результате проведенного диссертационного исследования можно сделать обобщающий вывод, что искусство создания зимних садов являлось значительной составляющей культуры и искусства России XVIII — начала XX вв. Ряд затронутых в работе проблем в дальнейшем может стать предметом более глубокого, специального рассмотрения. Изучение этой части нашего наследия важно, как с точки зрения восстановления полноты картины исторического прошлого, так и с точки зрения современного развития этого вида творческой деятельности.

Показать Свернуть

Содержание

Введение. Постановка проблемы, определение границ и содержания понятий & laquo-оранжерея»- и & laquo-зимний сад& raquo-, историография стр.

Глава 1. Зимние сады в пространственной композиции дворцов, домов, особняков стр.

1.1. Предпосылки появления зимних садов

1.2. От оранжерей Петровского времени к зимним садам Екатерининской эпохи

1.3. Зимние сады XIX века

1.4. Зимние сады эпохи модерна

Глава 2. Организация внутреннего пространства и художественное убранство зимних садов стр.

2.1. Общие принципы устройства садов в интерьерах

2.2.1. Зимний сад Таврического дворца и его роль в дальнейшем развитии

2.2.2. Приемы убранства и организации внутреннего пространства зимних садов Зимнего дворца в сер. XIX в.

2.3. Показательные примеры организации внутреннего пространства зимних садов

2.4. Стилистические приемы оформления садов в интерьерах

2.5. Малые архитектурные формы в убранстве зимних садов

2.6. Скульптура в пространстве зимних садов

2.7. Мебель, осветительные и обогревательные приборы в зимних садах

2.8. Декоративно-прикладное искусство в убранстве зимних садов

2.9. Традиционные и новаторские приемы в оформлении зимних садов эпохи модерна

Глава 3. Зимние сады в изобразительном искусстве и литературе стр. 152 Заключение стр.

Примечания стр.

Список литературы

1. АкимовА. Кусково. М., 1946. Александрова JI.Б. Луиджи Руска. Л., 1990. Алексеев С. С. Декоративная живопись. М., 1949.

2. Алексеева Т. В. В. Л. Боровиковский и русская культура на рубеже 18 -t19 веков. М., 1975.

3. Алленов М. М. Русское искусство XVIII начала XX века. М., 2000.

4. Антонов Б. И. Императорские дворцы в Санкт-Петербурге. СПб, 2004.

5. Анциферов Н. П. Пригороды Ленинграда. Литературные места. Вып. 1. М., 1946.

6. Аркин Д. Е. Искусство бытовой вещи. Очерки новейшей художественной промышленности.1. М., 1932.

7. Аркин Д. Е. Рождение и гибель Хрустального дворца // Образы архитектуры. М., 1941.

8. Архитектор В. П. Стасов: материалы к изучению творчества. М., 1950.

9. Архитектор Д. В. Ухтомский (1719−1774). Каталог. М., 1973.

10. Архитектура и эмоциональный мир человека. М., 1985.

11. Архитектура русской усадьбы. Коллективная монография. М., Наука, 1998.

12. Архитектурная композиция садов и парков // Сб. ст. под общ. ред. Вергунова А. П. М., 1980.

13. Архитектурное и декоративное решение русского интерьера XVIII середины XIX веков.

14. Тезисы докладов научной сессии Государственного Эрмитажа. Л., 1968.

15. Баженов В. И. Мир художника. Письма. Пояснения к проектам.

16. Свидетельства современников. Биографические документы. Составление, вступ. статья и примечания Ю. Я. Герчука. М., Искусство, 2001.

17. Басманова Э. Б. & laquo-И Флора уронила к ним цветок. »- Цветочные традиции и цветочный этикет в частной и общественной жизни России XVIII начала XX века. М., 2010. Белякова З. И. Мариинский дворец. СПб., 1996.

18. БерезинА.Д. Музеи литературы и искусства Москвы и Подмосковья. М., 1963.

19. Бессонов C.B. Архангельское, подмосковная усадьба. М., 1937.

20. Безсонов C.B. Архангельское. Подмосковная усадьба. Изд. 2-ое, испр. и доп. М., 2004.

21. Беспятых Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л., 1991.

22. Борисова Е. А. Русская архитектура второй половины ХЕХ века. М., 1979.

23. Борисова Е. А. Русская архитектура и английская псевдоготика (к вопросу о местеанглийских художественных традиций в русской культуре середины XIX века) //

24. Взаимосвязь искусств в художественном развитии России второй половины XIX века.

25. Идейные принципы. Структурные особенности. Сб. статей. М., 1982. С. 60−108.

26. Борисова Е. А. Русская архитектура в эпоху романтизма. СПб, 1997.

27. Борисова Е. А., Стернин Г. Ю. Русский модерн. М., 1990.

28. Борисова Е. А., Стернин Г. Ю. Русский неоклассицизм. М., 2002.

29. Борисовский Г. Б. Красота и польза в архитектуре. М., 1975.

30. Валицкая А. П. Русская эстетика XVIII века. М., 1983.

31. Вейнерт H.B. Росси. М.- JL, 1939.

32. Вергунов А. П., Горохов В. А. Русские сады и парки. М., 1988.

33. Вергунов А. П., Горохов В. А. Вертоград. Садово-парковое искусство России. М., 1996. Вергунов А. П., Горохов В. А. Садово-парковое искусство России от истоков до начала XX века. М., 2007.

34. Вергунов А. П., Денисов М. Ф., Ожегов С. С. Ландшафтное проектирование. М., 1991. Веселова А. Ю. Эстетика А.Т. Болотова (литературная критика и садово-парковое искусство). Дисс. канд. филолог, наук. СПб., 2000.

35. Веселова С. С. & laquo-Хрустальные дворцы& raquo- в России: фантазии и реалии // Архитектура. Строительство. Дизайн. 2009, № 4. с. 58−63.

36. Веселова С. С. Кругосветное путешествие под & laquo-хрустальным сводом& raquo- // Отаровские чтения 2008−2009. Рос. НИИ культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева. Сборник статей. Вып. 2. М., 2010. С. 225−237.

37. Веселова С. С. Роль живых растений и растительных композиций в убранстве русского жилого интерьера XIX в. // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 2011. № 3. С. 129−143.

38. Веселова С. С. Искусство озеленения интерьеров и создания зимних садов от Древней Русигдо эпохи модерна. М., 2011.

39. Виппер Б. Р. Архитектура русского барокко. М., 1978.

40. Воронихина Л. Н. Виды залов Эрмитажа и Зимнего дворца в акварелях и рисунках художников середины XIX века. Л., 1983.

41. Всеобщая история архитектуры. Том X. Архитектура капиталистических стран XIX века. М., 1972.

42. Галиченко A.A. Старинные усадьбы Крыма. Симферополь, 2008. Гейрот А. Описание Петергофа. 1501 -1868. СПб, 1868.

43. Георги И. -Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей оного, с планом. СПб, 1996. Гидион 3. Пространство, время, архитектура. М., 1984.

44. Гоголицын Ю. М., Гоголицына Т. М. Памятники архитектуры Ленинградской области. Л., 1987.

45. Голлербах Э. Ф. Детскосельские дворцы-музеи и парки. Петербург, 1922. Голлербах Э. Ф. Дворцы музеи. Собрание Палей в Детском Селе. М., б/г. Голлербах Э. Архитектор И. Е. Старов. М., 1939.

46. Горбатенко С. Б. Архитектура Стрельны. СПб, 2008. Горохов В. А. Зеленая природа города. М., 2003. Горышина Т. К. Зеленый мир старого Петербурга. СПб, 2003. Горышина Т. К. Архитектурная флора Петербурга. СПб, 2006. Грабарь И. О русской архитектуре. М., 1969.

47. Греч А. Н. Венок усадьбам. Вступ. ст., комм, и указатель Л. Ф. Писарьковой, М. А. Горячевой. М., 2006.

48. Гримм Г. Г. Архитектор Андреян Захаров. М., 1940.

49. Гуренок М. К. История создания архитектурного ансамбля усадьбы Поречье // Труды Гос. Исторического музея. Вып. 58. Материалы по истории русской культуры XVIII первой половины XIX века. М., 1984.

50. Гусева Н. Ю. Зимний дворец. Очерки жизни императорской резиденции. В 3-х томах. СПб., 2000.

51. Дворянская и купеческая сельская усадьба в России XVI XX вв. Исторические очерки. М., 2001.

52. Дворянские гнезда России& raquo-. История, культура, архитектура. Сб. ст. под ред. М. Нащокиной. М., 2000.

53. Декоративная скульптура садов и парков Ленинграда и пригородов XVIII XIX веков. Альбом. Авторы-составители Р. Д. Люлина, А. Г. Раскин, М. П. Тубли. Л., 1981. Демиденко Ю. И. Интерьер в России. СПб., 2000.

54. Дмитриева Е. Е., Купцова О. Н. Жизнь усадебного мифа: утраченный и обретенный рай. М., 2002.

55. Докучаева О. В. Пейзажный парк в России второй половины XVIII века в сознании современников. Дисс. канд. иск. М., 1989.

56. Долгих Е. В. Бидермайер и русский интерьер XIX века // Русское искусство. 2007, № 3. С. 2331.

57. Дубяго Т. Б. Летний сад. М.- Л., 1951.

58. Дубяго Т. Б. Русские регулярные сады и парки. Л., 1963.

59. Евангулова О. С. Дворцово-парковые ансамбли Москвы первой половины XVIII века. М., 1969.

60. Евангулова О. С. Художественная & laquo-Вселенная»- русской усадьбы. М., 2003.

61. Евангулова О. С. Русское художественное сознание XVIII века и искусствозападноевропейских школ. М., 2007.

62. Евсина H.A. Русская архитектура в эпоху Екатерины И. Барокко, классицизм, неоготика. М., 1994.

63. Естественнонаучные знания в древней Руси. Сборник статей. М., 1980. Жирнов А. Д. Искусство паркостроения. Львов, 1977. Забелин И. Е. Московские сады в XVII столетии. М., 1856.

64. Забелин И. Е. Оранжереи и сады подмосковных вотчин кн. Д. М. Голицына в 1737 году // Журнал садоводства, издаваемый Российским обществом любителей садоводства. Т. III. М., 1857. С. 52−58.

65. Забелин И. Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. М., 1862. (Соврем, изд. -М., 2005.)

66. Залесская Л. С. Курс ландшафтной архитектуры. М., 1964. Залесская Л. С., Микулина Е. М. Ландшафтная архитектура. М. 1979.

67. Иванов А. Дома и люди. Из истории петербургских особняков. М.- СПб, 2005. Иллеш Е. Э. Тайны нашего сада. М., 2001.

68. Ильин М. А. Архитектура русской усадьбы // История русского искусства. Под ред. И. Э. Грабаря. М., 1961. Т. 6. С. 296−315. Ильин М. А. Подмосковье. М., 1966.

69. Ильин М. А. К вопросу о русских усадьбах 18 века // Русский город. Вып. 4. М., 1981. С. 157 173.

70. История архитектуры в избранных отрывках. Составили М. Алпатов, Д. Аркин, Н. Брунов. М., 1935.

71. История русской архитектуры. Изд. второе, перераб. и дополн. Под общей ред. Ю. С. Ушакова и Т. А. Славиной. СПб., 1994.

72. КажданТ.П. Художественный мир русской усадьбы. М., 1997. Карев A.A. Искусство XVIII века в России. М., 2004.

73. Карпович B.C. Особняки в городе и деревне. Введение Д. Д. Протопопова. СПб, Издание журнала & laquo-Городское дело& raquo-, б.д. (1913).

74. Кириков Б. М. Архитектура Петербурга конца XIX начала XX века. Эклектика. Модерн. Неоклассицизм. СПб., 2006.

75. Кириченко Е. И. Русский интерьер 30 60-х годов XIX столетия // Декоративное искусство СССР. 1970, № 7 (152). С. 39−45.

76. Кириченко Е. И. Русский интерьер 70 90-х гг. XIX века // Там же. 1971, № 3 (160). С. 24−34. Кириченко Е. И. Интерьер русского модерна (1900 — 1910 гг.) // Там же. 1971, № 10 (167). С. 40−47.

77. Кириченко Е. И. Федор Шехтель. М., 1973.

78. Кириченко Е. И. Москва. Памятники архитектуры 1830 1910-х годов. М., 1977. Кириченко Е. И. Русская архитектура 1830−1910-х годов. М., 1982.

79. Кириченко Е., Сайгина Л. Романтический зодчий модерна Федор Шехтель. Альбом. М., 2000. Княжицкая Т. В. Витражи Санкт-Петербурга. СПб., 2006. Козьмян Г. К. Чарльз Камерон. Л., 1987.

80. Коробко М. Ю. Москва усадебная. Путеводитель. М., 2005. Косаревский И. А. Искусство паркового пейзажа. М., 1977. Культура и искусство России до XIX века. Сборник статей. JI., 1985.

81. Культурно-исторические экскурсии. Москва, московские музеи, подмосковные. Под общ. ред. H.A. Гейнике. М., 1923.

82. Курбатов В. Я- Петербург. Художественно-исторический очерк. СПб., 1913.

83. Курбатов В. Я. Павловск. Художественно-исторический очерк и путеводитель. СПб., б/г.

84. Курбатов В. Я. Сады и парки. История и теория садового искусства. Пг., 1916.

85. Кучумов A.M. Убранство русского жилого интерьера XIX века. Л., 1977.

86. Кучумов A.M. Русское декоративно-прикладное искусство в собрании Павловского дворцамузея. Л., 1981., ,

87. Кушлина О. & laquo-Страстоцвет»- или Петербургские подоконники. СПб, 2001.

88. Кючарианц Д. А. Антонио Ринальди. Л., 1984.

89. Кючарианц Д., Раскин А. Сады и парки дворцовых ансамблей Санкт-Петербурга ипригородов. СПб, 2003.

90. Лебедев Ю. С. Архитектура и бионика. М., 1977.

91. Ленинград и окрестности. Справочник-путеводитель. Автор текста и составитель альбома Алешина Л. С. М., 1986. ЛефеврА. Парки и сады. СПб, 1871.

92. Лихачев Д. С. Слово и сад. Сад и культура России // Д. С. Лихачев. Русское искусство: от древности до авангарда. СПб, 2009. С. 303−358.

93. Логвинская Э. Я. Интерьер в русской живописи первой половины XIX века. М., 1978. Ломоносов. Дворцово-парковый музей заповедник. Сост. альбома Иванова Л. П., Румянцева H.A. Л., 1986.

94. Лосева A.C. & laquo-Себя как в зеркале я вижу. »- Царские резиденции глазами заказчиков. СПб., 2006.

95. Лотман Ю. М. & laquo-Сады»- Делиля в переводе Воейкова и их место в русской литературе // Делиль Ж. Сады / Изд. подг. Жирмунская H.A., Лихачев Д. С., Лотман Ю. М., Шафаренко И. Я. Л., 1987. С. 191−209.

96. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII -начала XIX века). СПб., 1994.

97. Лотман Ю. М. Художественный ансамбль как бытовое пространство // Декоративное искусство СССР. 1974, № 4. С. 49−51.

98. Максимова М. И. Античные архитектурные сады Италии // & laquo-Советская археология& raquo-, VII, 1941. С. 199−219.

99. Малая архитектурная энциклопедия. Авторы-составители Н. И. Баторевич, Т. Д. Кожицева. СПб., 2009.

100. Малиновский А. Ф. Обозрение Москвы. / Сост. С. Р. Долгова. М., 1992. Маркова Г. А. Большой Кремлевский дворец. М., 1979. Матвеев А. Растрелли. Д., 1938.

101. Милов JI.B. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. Изд. 2-е, дополненное. М., 2006.

102. Милюгина Е. Г. Обгоняющий время. H.A. Львов поэт, архитектор, искусствовед, историк Москвы. М., 2009.

103. Музей 10. Художественные собрания СССР. Искусство русского модерна. Сб. статей. Сост. A.C. Логинова. М., 1989.

104. Музей-усадьба & laquo-Горки»- и его коллекция. Альбом. М., 2005. Мураново. Сост. и автор текста А. Петров. М., 1985. Мурина Е. Б. Проблемы синтеза пространственных искусств. М., 1982. Нащокина М. В. Московский модерн. М., 2005.

105. Нащокина М. В. Архитекторы московского модерна. Творческие портреты. М., 2005.

106. Нащокина М. В. Русские сады. XVIII первая половина XIX века. М., 2007.

107. Нащокина М. В. Русские сады. Вторая половина XIX начало XX века. М., 2007.

108. Нащокина М. В. Русская усадьба Серебряного века. М., 2007.

109. Неизвестные и предполагаемые постройки В. И. Баженова. М., 1951.

110. Неверов О. Частные коллекции Российской Империи. М., 2004.

111. Немчинова Д. И. Дворцово-парковый ансамбль Елагина острова. СПб., 2000.

112. Несин В. Н. Зимний дворец в царствование последнего императора Николая II (1894−1917).1. СПб., 1999.

113. Никифорова Л. В. Дворец в истории русской культуры. Опыт типологии. СПб., 2006.

114. Николаев Е. В. Классическая Москва. М., 1975 г.

115. Николаева Т. И. Виктор Шретер. Иероним Китнер. СПб., 2007.

116. Никулина Н. И., Ефимова Н. Г. К. И. Росси. Каталог архитектурных чертежей и проектов предметов прикладного искусства. Л., 1975.

117. Ожегов С. С. История ландшафтной архитектуры. Краткий очерк. М., 1993. Ожегов С. С. История ландшафтной архитектуры. М., 2004.

118. Ожегова Е. С. Ландшафтная архитектура. История стилей. Под ред. Д. О. Швидковского. М., 2009.

119. Олейников Д. Александр Бакунин и его поэма & laquo-Осуга»- // Наше наследие. № 29−30. 1994. С. 50−62.

120. Оль Г. А. Александр Брюллов. Л., 1983.

121. От Александра Брюллова до Ивана Фомина. Проекты и рисунки русских архитекторов середины XIX начала XX века. Каталог выставки. Л., 1981. Палентреер С. Н. Садово-парковое и ландшафтное искусство. М., 2003. Памятники архитектуры Ленинграда. Л., 1972.

122. Памятники архитектуры Московской области. Под общ. ред. E.H. Подъяпольской. Тт. 1, 2. М., 1975.

123. Памятники архитектуры Москвы. Выпуски I IX. М., 1982 — 2009.

124. Памятники архитектуры пригородов Ленинграда. Л., 1983.

125. Памятники Отечества. Альманах ВООПИК. Вып. 25. & laquo-Мир русской усадьбы& raquo-. М., 1992. Памятники Отечества. Альманах ВООПИК. Вып. 45 46. Серия & laquo-Музеи России& raquo-, вып. 1. & laquo-Царицыно — & laquo-сущий рай& raquo-»-. М., 2000.

126. Памятники русской архитектуры и монументального искусства. Стиль, атрибуции, датировки. М., 1983.

127. Пастон Э. В. Абрамцево. Искусство и жизнь. М., 2003. Петров А. Н. Архитектор В.П. Стасов. Л., Петров А. Н. Савва Чевакинский. Л., 1983.

128. Петров Г. Ф. Дворец у Синего моста. Мариинский дворец в Санкт-Петербурге. СПб., 2001.

129. Петрова Т. А. Андрей Штакеншнейдер. Л., 1978.

130. Петрова Т. А. Павильонный зал Малого Эрмитажа. СПб., 2004.

131. Петрова Т. А. Комнаты императрицы Марии Александровны в Зимнем дворце. СПб., 2007.

132. Пилявский В. И. Зодчий Росси. М.- Л., 1951.

133. Пилявский В. И. Зимний дворец. Л., 1960.

134. Пилявский В. И. Стасов архитектор. Л., 1963.

135. Пилявский В. И. Зодчий В.П. Стасов (1769−1848). Л., 1970.

136. Пилявский В. И. Джакомо Кваренги. Архитектор. Художник. Л., 1981.

137. Пилявский В. И. История Эрмитажа. Краткий очерк. Материалы и документы. М., 2000.

138. Плантомания. Российский вариант. Материалы XII Царскосельской научной конференции.1. СПб., 2006.

139. Плужников В. И. Термины российского архитектурного наследия. М., 1995.

140. Полякова М. А., Савинова E.H. Русская провинциальная усадьба. XVII начало XX века. М., 2011.

141. Пономарева Е. С. Интерьер гражданских зданий. Минск, 1991.

142. Премацци Луиджи. Акварели и рисунки. Каталог. Авт. вступ. ст. М. Ф. Коршунова. СПб., 1996.

143. Пунин А. Л. Архитектура Петербурга середины XIX века. Л., 1990. Путеводитель по Петергофу. СПб., 1909.

144. Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. СПб., 1889. (Совр. репр. изд. М. -Л., 1990)

145. Пыляев М. И. Забытое прошлое окрестностей Петербурга. СПб., 1889. (Совр. изд. СПб., 2003.)

146. Пыляев М. И. Старая Москва. Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы. СПб., 1891. (Совр. изд. -М., 1995)

147. Пыляев М. И. Старое житье. Замечательные чудаки и оригиналы. СПб., 2003. Рандхава М. Сады через века. М., 1981. РаскинА.Г. Ораниенбаум.

148. Регель А. Э. Изящное садоводство и художественные сады. СПб., 1896.

149. Ривош Я. Н. Время и вещи. Очерки по истории материальной культуры в России начала XXвека. М., 1990.

150. Ротач А. Л., Чеканова O.A. Монферран. Л., 1979.

151. Рузвельт П. Жизнь в русской усадьбе. Опыт социальной и культурной истории. Авторизов. перевод с англ. H.A. и A.B. Вознесенских. СПб., 2008.

152. Русская старина. Путеводитель по XVIII веку. Авт.- сост. Кургатников A.B. М СПб., 1996.

153. Русская усадьба в старинной открытке. М., 2003.

154. Русская усадьба. Сборники ОИРУ. Вып. 1−15. М., 1994 2009.

155. Русские изразцы. Сост. и автор вступ. статьи Ю. М. Овсянников. Л., 1968.

156. Русские художники XVIII XX веков. Справочник. Автор-составитель Соловьев В. Д. 3-еизд. М., 2005.

157. Савинова E.H. Сельские усадьбы московских предпринимателей. Конец XIX начало XX в. М., 2008.

158. Савицкий Ю. Ю. Архитектура капиталистических стран. М., 1973. Сад: Символы. Метафоры. Аллегории. Сб. статей. Отв. ред. Федотова Е. Д. М., 2010. Садовников Василий Семенович (1800−1879). Каталог выставки. Автор текста Капарулина О. ГРМ. СПб., 2000.

159. Сады и парки Санкт-Петербурга XIX нач. XX вв. Городское садовое хозяйство. М. -СПб., 2004. '

160. Самарин А. Ю. Представления русского дворянина XVIII века о природе // Историческая антропология. М., 1998. С. 201−203.

161. Сарабьянов Д. В. Стиль модерн. Истоки. История. Проблемы. М., 1989.

162. Сарабьянов Д. В. Россия и Запад. Историко-художественные связи XVIII начала XX века.1. М., 2003. '

163. Свиньин П. П. Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей. Ч. 1 4. СПб., 1816 -1828. (Совр. изд. СПб., 1997)

164. Свиньин П. П. Странствия в окрестностях Москвы // Отечественные записки, СПб., 1822, ч. 9, № 21.

165. Свирин А. О роли природы в русском интерьере XVIII в. // Художественная культура XVIII века. Материалы науч. конф. М., 1974.

166. Снегирев B. JI. Знаменитый зодчий Василий Иванович Баженов. М., 1950.

167. Соколов Б. М. Английская теория пейзажного парка в XVIII столетии и ее русскаяинтерпретация // Искусствознание 1/2004. М., 2004. С. 157−190.

168. Соколов Б. М. Томас Вейтли и Екатерина II: у истоков Царскосельской плантомании // Плантомания. Российский вариант. Материалы XII Царскосельской научной конференции. СПб., 2006. С. З 84−406.

169. Соколов Б. М. Садовая литература Европы и России: типология, поэтика, культурный диалог // Литература в диалоге культур 4. Материалы международной научной конференции. Ростов-на-Дону, 2006. С. 320−326.

170. Соколов М. Н. Интерьер в зеркале живописи. Заметки об образах и мотивах интерьера в русском и советском искусстве. М., 1986. Соколова Т. М. Зимний дворец. Л., 1958. Соколова Т. М. Здания и залы Эрмитажа. Л., 1973.

171. Соколова Т. М., Орлова К. А. Глазами современников. Русский жилой интерьер первой трети XIX века. Л., 1982.

172. Старая Москва. Графическая летопись старой Москвы в работах русских и иностранных мастеров XVI & mdash-начала XX века. М., 1990.

173. Старая Москва глазами современников (Москва перед Отечественной войной 1812 года). Альбом. М., 1997.

174. Старые годы& raquo-, 1910, июль-сентябрь. Тематический выпуск: & laquo-Старые усадьбы. Очерки русского искусства и быта& raquo-. СПб., 1910.

175. Стасов B.B. После Всемирной выставки (1862) // Стасов В. В. Избранные сочинения в 3-х тт. М., 1952. Т.1. С. 65−112.

176. Стасов В. В. Нынешнее искусство в Европе // Стасов В. В. Избранные сочинения в 3-х тт. М., 1952. Т.1. С. 525−600.

177. Стернин Г. Ю. Абрамцево: от & laquo-усадьбы»- к & laquo-даче»- // Стернин Г. Ю. Русская художественная культура второй половины XIX начала XX века. Исследования и очерки. М., 1984. С. 184 208.

178. Суслов A.B. Зимний дворец (1754−1927). Исторический очерк. JL, 1928. Сыркина Ф. Я. Пьетро ди Готтардо Гонзага. 1751−1831. Жизнь и творчество. М., 1974. Талепоровский В. Н. Павловский парк. Пг., 1923. Талепоровский В. Н. Чарльз Камерон. М., 1939.

179. Тарановская М. З. Карл Росси. Архитектор, градостроитель, художник. JL, 1980. Тихомиров Н. Я. Архитектура подмосковных усадеб. М., 1955. Торопов С. А. Подмосковные усадьбы. М., 1947.

180. Три века петербургского интерьера. Тезисы докладов научно-практической конференции. СПб., 1999.

181. Три века русской усадьбы. Изобразительная летопись. М., 2004. < Турчин B.C. Эпоха романтизма в России. М., 1971. Турчин B.C. Александр I и неоклассицизм в России. М., 2001. ТыжненкоТ.Е. Василий Стасов. Л., 1990.

182. Урок рисования& raquo-. Каталог выставки. ГМЗ & laquo-Царское Село& raquo-. СПб., 2006. Успенский А. И. Императорские дворцы. СПб., 1913. Тт. 1−5. Успенский А. И. Павловские дворцы и дворцовый парк. М., 1914.

183. Успенский А. И. Историческая панорама Санкт-Петербурга и его окрестностей. М., 1914. Фарфор в русской усадьбе XVIII века. Из собрания Останкинского дворца-музея. Каталог выставки. М., 1990.

184. Федоров-Давыдов A.A. Русский пейзаж XVIII начала XX вв. М., 1957. Федоров-Давыдов A.A. Русский пейзаж конца XIX — начала XX века. М., 1974. Федорова H.H., Раскин А. Г. Петродворец. Л. -М., 1954.

185. Фрейлины и кавалерственные дамы XVIII начала XX. Каталог выставки & laquo-За любовь и Отечество& raquo-. ГИМ. М., 2004.

186. Хачатуров C.B. & laquo-Готический вкус& raquo- в русской художественной культуре XVIII века. М., 1999. Хейден П. Русские сады и парки. М., 2009.

187. Шамурин Ю. И. Подмосковные // Культурные сокровища России. Вып. 3, 1912- Вып. 9, 1914.

188. Шарафадина К. И. & laquo-Алфавит Флоры& raquo- в образном языке литературы пушкинской эпохи. Источники. Семантика. Формы. СПб., 2003.

189. Швидковский Д. О. Архитектор Чарльз Камерон. Новые материалы и исследования. Дисс. канд. иск. М., 1984.

190. Шербюлье В. Искусство и природа. Новая теория изящных искусств. Перевел с франц. М. Калмыков. СПб., 1894.

191. Шторх П. Путеводитель по саду и городу Павловску, составленный П. Шторхом, сдвенадцатью видами, рисованными с натуры В. А. Жуковским, с планом. СПб., 1843.

192. Шторх А. К. Письма о саде в Павловске, писанные в 1802 году. / Перевод с немецкого Ю.А.1. Ходосова. СПб., 2004.

193. Шуйский В. К. Тома де Томон. Л., 1981.

194. Шуйский В. К. Карло Росси. СПб., 2001.

195. Шуйский В. К. Опост Монферран. М.- СПб., 2005.

196. Щеблыгина И. В. А. Т. Болотов. Гармония мира и души. М., 2003.

197. Щукина Е. П. Подмосковные усадебные сады и парки конца XVIII века. М., 2007.

198. Эрмитаж. История и архитектура зданий. Науч. ред. В. И. Пилявский и В. ФЛевинсон1. Лессинг. Л., 1974.

199. Эрмитаж. История строительства и архитектура зданий. Л., 1989.1. Специальная

200. Бишофф 3., Копп У. Зимний сад. Планирование. Строительство. Выбор растений. М., 2002.

201. Болотов А. Т. Избранное. Псков, 1993.

202. ГесдерферМ. Комнатное садоводство. СПб., 1904.

203. Глуздаков С. И. География культурных растений. М., 1960.

204. Горбачева Г. Н., Мамедова Э. Т. Комнатные растения. Энциклопедия. М., 2001.

205. Декоративное садоводство. Под ред. проф. Н. В. Агафонова. М., 2003.

206. Дженик Дж. Основы садоводства. Пер. с англ. Н. С. Тарасенко. Под ред. проф. З. А. Метлицкого. М., 1975.

207. Елина О. Ю. От царских садов до советских полей. История сельскохозяйственных опытных учреждений. XVIII 20-е гг. XX века. В 2-х тт. М., 2008. Епанчин К. П. Ландшафтный сад. СПб., 1878.

208. Епанчин К. П. Цветочный сад. Устройство цветников с планами и чертежами. СПб., 1891. Ильина Е. Я., Стерлигова Е. И. Комнатные растения и их использование в интерьере. Свердловск, 1991.

209. Йени К. Зимний сад и современные конструкции из стекла. М., 2000.

210. Каталоги выставки-конкурса современной ландшафтной архитектуры & laquo-Взгляд из дома. »-. М., 1999−2010 гг.

211. Кашин В. И., Косякин A.C., Одинцов В. А. История садоводства России. Рязань, 1999. Кичунов Н. И. Цветники и партеры. Устройство ковровых клумб, рабаток, арабесок, цветочных и лиственных групп. СПб., 1904 г.

212. Колесникова Т. Н. Эволюция архитектуры тепличных сооружений и предприятий. М., 2005. Лучинский Л. Т. Устройство декоративных садов на открытом воздухе. Пенза, 1891. Новикова Н. В. Архитектура теплиц и оранжерей. М., 2006.

213. Озерова Л. В., Веселова С. С. Зимние сады: прошлое, настоящее, будущее. М., 2007. & laquo-О полезных искусствах и художествах для садов& raquo-. Советы и наставления придворного садовника Екатерины II. (По изданию 1779 г.) М., 2003.

214. Проекты частных домов. & laquo-Ваш дом& raquo-. Каталог. 2002.

215. Промышленность и техника. Энциклопедия. Перевод с немецкого. Т. 1. Строительное искусство. СПб., 1901.

216. Рычкова Ю. В. Зимний сад. М., 2005. ': '

217. Хантер М., Хантер Э. Зимний сад. Проектирование, строительство, оборудование. Перевод с англ. М& bdquo- 1985.

218. Хессайон Д. Г. Все о комнатных растениях. Перевод с англ. О. И. Романовой. Науч. консультант В. Р. Филин. М., 1996.

219. Хессайон Д. Г. Все о теплицах и зимних садах. Перевод с англ. О. И. Романовой. Науч. консультант В. Р. Филин. М., 2009.

220. Штайн, Пинске. Теплицы в вашем саду. Планировка, рациональное оснащение, круглогодичное использование. М., 1993. Ямщиков Г. М. Наследие Арнольда Регеля. М., 2009.

221. Мемуары и художественная литература

222. Благово Д. Д. Рассказы моей бабушки. Л., 1989.

223. Болотов А. Т. Записки Андрея Тимофеевича Болотова 1737−1796. т. I-II. Тула, 1988.

224. Брюсов В. Я. Стихотворения. М., 1990.

225. Булгаков М. А. Мастер и Маргарита. М., 1989.

226. Булгаков М. А. Великий канцлер. М., 1992.

227. Вигель Ф. Ф. Записки. М., 2000.

228. Гаршин В. М. Сочинения. М., 1983.

229. Головина В. Н. Мемуары // & laquo-История жизни благородной женщины& raquo-. М., 1996. Горький М. Собрание сочинений. М., 1963. Т. 16,17.

230. Готье Теофиль. Путешествие в Россию. Перевод с франц, комментарии и подбор илл. Н. В. Шапошниковой. (Источник: Theofile Gautier. Voyage en Russie. Paris, 1867.) M., 1990.

231. Делиль Ж. Сады. Изд. подг. Жирмунская H.A., Лихачев Д. С., Лотман Ю. М., Шафаренко И. Я. Л., 1987., ~

232. Державин Г. Р. Собрание сочинений. Т. 1. СПб., 1895.

233. Державин Г. Р. Сочинения. Л., 1987.

234. Добужинский М. В. Воспоминания. М., 1987.

235. Дурылин С. Н. В своем углу. М., 1991.

236. Записки графа М. Д. Бутурлина. В 2-х тт. М., 2006.

237. Каменская М. Ф. Воспоминания. М., 1991. ч

238. Коровин К. А. Свое. // Легенда о счастье. Проза и стихи русских художников. М., 1987.

239. Крылов И. А. Сочинения в 2-х тт. М, 1984.

240. Кшесинская М. Ф. Воспоминания. М., 1992.

241. Надсон С. Я. Стихотворения. С. -Пб., 1898.

242. Мандельштам О. Избранное. В 2-х тт. М., 1991.

243. Майн Рид. Охотники за растениями. М., Т-во И. Д. Сытина, 1896.

244. Одоевский В. Ф. Повести и рассказы. М., 1959.

245. Осоргин М. А. Сивцев вражек. М., 1990.

246. Осоргин М. А. Времена. Екатеринбург, 1992.

247. Петров-Водкин К. С. Хлыновск. Пространство Эвклида. Самаркандия. Л., 1982. Петербург в русской поэзии. XVIII начало XX века. Поэтическая антология. Л., 1988. Пушкин A.C. Соч. в 3-х тт. М., 1985.

248. Русская поэзия & laquo-Серебряного века& raquo-. 1890−1917. Антология. М., 1993. Северянин И. Стихотворения. Поэмы. Архангельск, 1988. Серебряный век. Петербургская поэзия конца XIX начала XX в. Л., 1991. Соллогуб В. А. Повести и рассказы. М., 1988.

249. Сонет серебряного века. Русский сонет конца XIX начала XX века. М., 1990.

250. Тэффи. Ностальгия. Рассказы. Воспоминания. Л., 1991.

251. Уварова П. С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни. М., 2005.

252. Федин К. А. Первые радости. Саратов, 1947.

253. Фет A.A. Воспоминания. М., 1983.

254. Хлебников В. Избранное. М., 1988.

255. Чернышевский Н. Г. Что делать? Из рассказов о новых людях. М., 2002.

256. Шмелев И. С. Лето Господне: Праздники. Радости. Скорби. Богомолье. Статьи о Москве.1. М., 1990.

257. Щербатов С. А. Художник в ушедшей России. М., 2000.

258. Юлия, или встречи под Новодевичьим& raquo-. Московская романтическая повесть конца XIX -начала XX века. М., 1990.

259. Юсупов Ф. Ф. Перед изгнанием. 1887−1919. Вступ. ст., прим. и публикация писем Н. Б. Стрижовой. М., 1993.

260. Японская поэзия Серебряного века. В переводах Александра Долина. СПб., 2004.

261. Литература на иностранных языках

262. Art of the Formal Garden. By Arend Jan van der Horst. London. 2000.

263. Arts and Crafts Gardens (by Gertrude Jekyll and Lawrence Weaver). Garden Art Press. 1999.

264. Beckett Kenneth A. Growing under Glass. London. 1982.

265. Bisgrove Richard. The Gardens of Gertrude Jekyll. London. 1992. Blick auf Potsdam. Ansichten des 18. und 19. Jahrhunderts. Potsdam. 1990. Botanical Gardens. London. 1996.

266. Cooper Paul. The New Tech Garden. Mitchell Beazley. London. 2002.

267. Classic Garden Style. Planters, Furniture, Accessories and Ornaments. By Ines Heugel. New York. 2005.

268. Fryberger Betsy G. The Changing Garden. Four Centuries of European and American Art. Catalogue of the Exhibition. Iris & B. Gerald Cantor Centre for Visual Arts at Stanford University. 2003.

269. The Garden. A World View. History. Evolution. Design etc. Edited by Howard Loxton. London. 1991.

270. The Garden Book. Phaidon. NY. 2000.

271. Garden mania. By Philip de Bay & James Bolton. Preface by Monty Don. Thames & Hudson. 2000. ! Gardens in Central Europe. Germany. Poland. Czechoslovakia. Hungary. Yugoslavia. Rumania. NY. 1991.

272. Gardens in France. Taschen. 1997.

273. The Gardens of William Morris. By Jill Duchess of Hamilton, Penny Hart & John Simmons. Foreword by Sir Roy Strong. New York. 1998.

274. Gartenlust Lustgarten. Die schonsten historischen Garten in Deutschland. Schnell & Steiner. Berlin. 2003.

275. Great English Gardens. By Andrew Lawson & Jane Taylor. London. 1996. Great Houses of England & Wales. London. 2000. Haddad Hubert. Le Jardin des Pentres. Paris. 2000.

276. Hayden Peter. Russian Parks and Gardens. Frances Lincoln edition. London. 2005.

277. Hunter M., Hunter E. The Indoor Garden. Design, construction and furnishing. John Willey & sons. 1978.1. ons of Garden Design. Prestel. Munich-London-New York. 2001. Irish Gardens by Olda FitzGerald. London. 1999.

278. Kluckert Ehrenfried. European Garden Design. From Classical Antiquity to the Present Day. (English edition) Tandem Verlag GMbH, KONEMANN. 2005.

279. The Modem Garden. By Jane Brown. Thames & Hudson. London. 2002.

280. Musee d’Orsay. Art & Architecture. By Peter J. Gartner. Konemann English Edition. 2001.

281. Ornements de Jardins. Paris. 1999.

282. Pizzoni Filippo. The Garden. A History in Landscape and Art. London. 2003.

283. Plumptre George. Royal Gardens of Europe. London. 2005. Roudaut Richard. Le Notre. L’Art des jardins a la francaise. Paris. 2000. Tinniswood A. The Arts & Crafts House. London. 1999. Traditional English Gardens. Text by A. Lennox-Boyd. London. 2003.

284. Visions of Paradise. Themes and Variations on the Garden. Text by M. Schinz, S. Littlefield. New York. 1985.

Заполнить форму текущей работой