Личностные особенности подростков с различным отношением к алкоголизации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Казанский педагогический журнал
5'- 2014
6. Psikhologiya lichnosti i obraz zhizni // Pod red. E.V. Shorokhovoy M.: Nauka, 1987. S. 2729.
7. Muzdybaev K. Psikhologiya otvetstven-nosti. Nauka. Leningrad. 1983. 8−9b
8. Shodmonova Sh.S. Oliy y^uv yurtlari talabalarida mustaEplliktafakkurini shakllantirish
va rivozhlantirish (kasb ta"limi yynalishi misolida) / ped. f. d. diss. T., 2010. 78−79 b.
9. Karimova V., Akramova F. Psikhologiya. Ma"ruzalar matni. T-2002 y., 43−44 b.
10. Khekkhauzen Kh. Motivatsiya i deyatel’nost'. V 2-kh t. Per. s nem. / Pod red. B.M. Velichkovskogo. M.: Pedagogika, 1986. T. 2. 392 s.
Зарегистрирована: 17. 10. 2014
Сагиндикова Наргиза Жубаткановна (г. Ташкент, Республика Узбекистан), Ташкентский Государственный педагогический университет имени Низами, кафедра психологии, старший научный сотрудник-исследователь. Тел.: (998 712)254−92−02. E-mail: sagindikovan@mail. ru
Sagindikova Nargiza Zhubatkanovna (Tashkent, Republic of Uzbekistan), Tashkent State pedagogical university of a name Nizami, department of psychology, senior scientific employee-researcher. Ph.: (998 712) 254−92−02. E-mail: sagindikovan@mail. ru
УДК 316. 6
ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ С РАЗЛИЧНЫМ ОТНОШЕНИЕМ К АЛКОГОЛИЗАЦИИ
Т.И. Палачева
Республиканский информационно-методический центр социальной помощи семье и детям «Гаилэ», г. Казань, Российская Федерация
В статье представлены результаты экспериментального исследования по выявлению значимых личностных особенностей подростков, влияющих на их отношение к алкоголизации.
У подростков 13-летнего возраста в большинстве прошли первые пробы алкоголя, и их отношение к алкоголизации определяется их решением, формирование которого взаимосвязано с личностными особенностями. В рамках реагирования на стресс в качестве факторов, связанных с употреблением алкоголя подростками, было выявлено преобладание эмоциональных вариантов при относительном снижении распространенности когнитивных ответов и деятельностных вариантов реагирования у девочек, прослежена взаимосвязь формирующегося у подростков решения об алкоголизации с выраженностью аутоагрессивных и агрессивных тенденций, а также депрессивных проявлений в рамках совладания со стрессом. Навыки когнитивного и деятельностного подходов к выработке личностных стратегий совладания со стрессом необходимо развивать у ребенка в доподростковом возрасте, что позволит снизить риск принятия подростком решения об алкоголизации.
Ключевые слова: аддиктивное поведение, личностные особенности подростков, психологические факторы риска.
162
Психология
PERSONAL FEATURES OF TEENAGERS WITH VARIOUS ATTITUDE
TOWARDS ALCOHOL
T.I. Palacheva
Republican information and methodical center of the social help to a family and children of
«Gaile», Kazan, Russian Federation
The results of the experimental research are presented in the article revealing significant personal features of teenagers, their attitude towards alcohol and its influence on them.
At teenagers of 13-year age passed the first tests of alcohol in the majority, and their relation to alcoholization is defined by their decision which formation is interconnected with personal features. Within response to a stress as the factors connected with alcohol intake by teenagers prevalence of emotional options at relative decrease in prevalence of cognitive answers and activity options of reaction at girls was revealed, the interrelation of the decision on alcoholization which is formed at teenagers with expressiveness the self-aggression and aggressive tendencies, and also depressive manifestations within a mastering with a stress is tracked. Skills of cognitive and activity approaches to elaboration of personal strategy of a mastering with a stress need to be developed at the child at preadolescent age that will allow to reduce risk of adoption by the teenager of the decision on alcoholization.
Keywords: addict behavior, personal features of teenagers, psychological risk factors.
Распространенность употребления психоактивных веществ среди несовершеннолетних и молодежи на протяжении многих лет продолжает оставаться одной из ведущих социально значимых проблем нашего общества, определяющих острую необходимость организации решительного и активного противодействия. Данные официальной статистики и социологические исследования последних лет свидетельствуют о росте в целом по России злоупотребления алкоголем в подростковой среде. Пик массового приобщения к потреблению алкоголя сместился с возрастной группы 16−17 лет в возрастную группу 14−15 лет, а первые пробы алкоголя, кончающиеся случаями тяжелого опьянения, — в 12 лет. Злоупотребление алкоголем влияет на все стороны внутреннего мира подростка, определяя его отношения с другими людьми, вызывая расстройс-
тва личности, которые сопровождаются ухудшением здоровья.
Распространению алкоголизма среди подростков способствуют особенности возраста, системный кризис общества, снижение жизненного уровня населения, алкогольные традиции [1- 2- 3]. По мнению ряда исследователей, причины социального характера, приобретают в последнее время все большее значение [4- 5]. В работах Н. А. Дружининой, О. Ю. Калиниченко отводится ведущая роль семейным факторам в алкоголизации подростков [6- 7]. По мнению многих авторов, отсутствие эмоциональной теплоты к ребенку и между членами семьи приводит к своеобразной потере чувства безопасности и страху быть оставленным. Происходит ломка представлений об окружающей действительности, о своих возможностях и отношениях с окружающими людь-
163
Казанский педагогический журнал
5'- 2014
ми [8]. Освоение социальных ролей в процессе формирования личности реализуется, в том числе, и через подражание поведению взрослых, и это подражание может выражаться имитацией дезадаптивных стереотипов поведения взрослых: курения, употребления алкогольных напитков. Первые уроки так называемой «сухой алкоголизации» ребенок получает во время застолий в семье: «…с удовольствием и соблюдением мельчайших деталей дошкольники воспроизводят сценарий своей будущей жизни, где выпивка, „как у больших“, занимает важное место» [9]. Нормы, которые семья задает, в том числе норма отношения к алкоголю, обладают особой устойчивостью именно потому, что они фиксируются еще до созревания способности критически осмысливать и оценивать увиденное.
Исследования ученых подтверждают существование связи между поведением родителей и зависимым поведением детей. Нарушения личностной сферы родителей, по мнению Л. Ф. Блиновой, полученные в детстве или обусловленные собственными возрастными кризисами, также негативно могут сказаться на психическом развитии личности ребенка [10]. Среди неблагоприятных черт личности родителей, особенно матерей, являются следующие: сензитивность, тревожность, аффективность, эгоцентричность, авторитарность, истероид-ность, доминирование мужественности, склонность к психопатическому проявлению.
Отсутствие границ между поколениями, чрезвычайная психологичес-
кая зависимость членов семьи друг от друга играет существенную роль не только в происхождении, но и в поддержании зависимого поведения [6- 7]. По данным НИИ наркологии, 65−80% сыновей и 15−20% дочерей больных алкоголизмом отцов по достижении зрелого возраста сами заболевают алкоголизмом [11]. Для подростка существует повышенный риск алкоголизации в семьях, где родители постоянно заняты, не устанавливают четких норм поведения, непоследовательны в воспитании- где родители придерживаются жесткого стиля воспитания [8].
Макросоциальное окружение в подростковом возрасте также оказывают влияние на возможность возникновения алкогольного поведения. Социальное окружение может проявляться распространенностью алкоголизации в групповых объединениях подростков, значительным влиянием асоциальных групп и оказываемого ими давления в учебных заведениях, культивированием привлекательности асоциального поведения с одновременным понижением значения истинных духовных ценностей [11- 12].
Исследователи отмечают сегодня следующие особенности и тенденции подростковой алкоголизации: высокий темп роста подростковой алкоголизации- тенденция к снижению возраста лиц, употребляющих алкогольные напитки- феминизация, т. е. всё большее количество девочек-подростков начинает употреблять алкогольные напитки- все возрастающее стремление взрослых дистанцироваться, уйти от проблем подростковой алкоголиза-
164
Психология
ции, переложить их решение на правоохранительные органы [4- 5- 11].
Употребление ПАВ в немалой степени определяется личностными факторами, которые вносят больший вклад, чем социально-демографические [13]. В настоящее время имеют место различные точки зрения на вопросы, касающиеся связи личностных особенностей подростка и вероятностей его приобщения к алкоголю. В. Н. Косырев, Т. И. Попова, исследуя мотивы употребления алкоголя в подростковом возрасте, получили следующие данные: для трети подростков алкоголь выступает в роли «средства от неприятностей" — одному из семи он помогает снять напряжение и расслабиться- каждому восьмому — поднять настроение или поучаствовать в компании [14]. По результатам проведенного анализа, максимальные значения в экспериментальной группе авторами получены по следующим шкалам: нейротизм, психотизм, депрессивность, расторможенность, психическая неуравновешенность, асоциальность [14].
По исследованиям А. В. Давыдова, личностные особенности подростков, имеющих установку на употребление алкоголя, отличаются следующими особенностями. Испытуемые характеризовались конформными установками, склонностью следовать стереотипам и общепринятым нормам поведения, высоким уровнем социального контроля- низкой ценностью собственной жизни, склонностью к риску, выраженной потребностью в острых ощущениях, наличием агрессивных тенденций у испытуемых-
слабостью волевого контроля эмоциональной сферы, нежеланием или неспособностью контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций [5].
Как показали исследования А. Н. Алехина, условиями патохарактерологического формирования личности, как правило, являются: неспособность ребенка к продуктивному выходу из кризисной ситуации, недостаточная интегрированность в социуме, трудности социально-психологической адаптации [15].
Однако совокупность взглядов на психологические причины, приводящие к алкоголизации в подростковом возрасте, представляет собой довольно разнородную картину многочисленных, внутренне не упорядоченных ря-доположных друг другу когнитивных, мотивационных и поведенческих переменных, что затрудняет понимание механизма влияния их на изучаемое явление и управление им со стороны общественности [14].
Постановка проблемы прояснения зависимости личностных особенностей и вариантов отношений к употреблению алкоголя подростками предполагает изучение психологических характеристик подростков, связанных с формированием представлений подростков об алкоголизации и мотивации на употребление алкоголя. Изучение взаимодействия личностных особенностей и вариантов отношений к употреблению алкоголя подростками позволяет получить механизмы влияния на процесс алкоголизации подростков для создания профилактической модели сопровождения, помо-
165
Казанский педагогический журнал
5'- 2014
щи и поддержки в условиях школьного образовательного процесса. В связи с этим исследование посвящено изучению факторов и механизмов, способствующих алкоголизации подростков.
Выборку исследования составили 213 детей в возрасте 13 лет, учащиеся общеобразовательных школ, сопоставимые по гендерным характеристикам (106 мальчиков и 97 девочек). В ходе анонимного анкетирования при ответе вопрос „Будете ли вы употреблять алкоголь?“ дети распределились по следующим группам: в 1 группу вошли 52 ребенка (27 мальчиков и 25 девочек), которые ответили — „нет, не буду“, хотя они не исключали единичного употребления. Во 2 группу на фоне единичного употребления „скорее всего, буду, эпизодически по праздникам“ вошли 114 подростков- в 3 группу — 47 подростков, которые знакомы с алкоголем и периодически его употребляют не реже 2 раза в месяц. Таким образом, было получено 3 группы по отношению к алкоголю, остальные группы имели отличия по гендерным особенностям.
Для исследования личностных особенностей подростков с различным отношением к алкоголю и использовались методика Айзенка и тестовая программа „Что происходит с человеком, который испытывает горе/радость“ [16]. Методика Айзенка использовалась для исследования психологической конституции личности: уровня экстраверсии, интроверсии, уровня нейротизма. Тестовая программа „Что происходит с человеком, который испытывает горе/радость“ позволяет исследовать одно из эмоциональных со-
стояний — горя или радости, изучить представления подростков о вариантах совладания со стрессом и переживаниях положительных эмоций.
Приведем результаты исследования. Исследование психологической конституции личности по методике Айзенка позволило выявить повышенный удельный вес экстравертов с повышенным уровнем нейротизма у мальчиков (2 группа — 19,9±2,6%, 3 группа — 24,6±2,7%) и девочек 2-ой и 3-ей групп (2 группа — 17,6±2,3%, 3 группа — 21,1±3,0%) (р& lt-0,05), употребляющих алкоголь. В то же время в этих же группах в меньшей степени оказался распространенным уравновешенный балансирующий вариант с умеренным нейротизмом (2 группа мальчики — 18,4±1,3%, девочки -10,6±1,4%), (3 группа мальчики — 7,2±0,7%, девочки — 11,7±1,9%). В отношении интровертов несколько повышенный удельный вес этого типа психологической конституции был отмечен у мальчиков 3-ей группы (32,6±4,3%) и у девочек 2-ой группы с различным уровнем нейро-тизма (р& lt-0,05).
Таким образом, результаты проведенного обследования по методике Айзенка позволили дифференцировать на основе выделенных личностных особенностей группы подростков в связи с различным отношением к алкоголю. У подростков первой группы было выявлено достоверное преобладание балансирующего варианта личности с низкими показателями, исключающими алкоголизацию. В группе подростков, допускающих эпизодическое употребление алкоголя, прослеживались экстраверты с
166
Психология
высоким уровнем нейротизма в группе мальчиков и девочек. Наличие этого фактора, характеризующего детей данной группы, указывает на формирование устойчивых установок на алкоголизацию. Дети с экстраверти-рованными наклонностями оказались более социализированными, но у них алкоголь выступил как часть подростковой инициации, т. е. оказался включенным в картину мира подростка, что является деформацией общества. В третьей группе подростков с решением периодически употреблять алкоголь также прослеживались экстраверты с высоким уровнем нейротизма, у которых формировались устойчивые установки на алкоголизацию. Другую группу риска алкоголизации составили дети-интроверты с высоким уровнем нейротизма, данная характеристика оказалась свойственной для мальчиков и девочек этой группы, у которых она интенсивно формировала установку на алкоголизацию.
Исследование по тестовой методике „Что происходит с человеком, который испытывает горе/радость“ позволило выявить при воспроизведении реакции на ситуацию „когда человек испытывает радость“ во 2-ой и 3-ей группах у мальчиков (2 группа — 21,1±2,12%, 3 группа — 19,8±2,2%) и девочек (2 группа — 18,8±2,4%, 3 группа — 17,1±1,4%) значимое отличие количества когнитивных ответов (р& lt-0,05), а у девочек 2-ой группы еще и деятельностных ответов (17,2±2,6%) при значимом повышении распространенности эмоциональных реакции (63,4±2,6%) (р& lt-0,05).
В группах, употребляющих алкоголь, за исключением мальчиков 2ой группы, эта тенденция не достигла порога значимости. Схожая тенденция с повышением распространенности эмоциональных ответов наблюдалась во 2-ой (мальчики — 58,2±5,9%, девочки -69,6±5,2%) и 3-ей (мальчики — 70,5±6,7%, девочки — 82,8±7,4%) (р& lt-0,05) группах, употребляющих алкоголь, как реакция на переживание негативной ситуации. Снижение удельного веса деятельностных ответов была отмечена у девочек 2-ой (12,3±1,7%), 3-ей (7,2±0,6%) групп, причем в последнем случае также имело место значимое снижение когнитивных ответов у девочек 3-ей (9,7±0,8%) группы (р& lt-0,05).
При общей высокой частоте признаки тревожности в группах сравнения распределились без значимых различий. Более показательными оказались результаты по следующим параметрам:
— признаки депрессивности выявлялись в ответах подростков при определении психологических реакции в случаях негативных ситуаций у мальчиков, употреблявших алкоголь эпизодически (29,4±2,8%) и периодически (32,2±3,6%), а также у девочек, выпивавших алкоголь не чаще 2-х раз в месяц (41,4±4,4%) (р& lt-0,05) —
— повышение распространенности агрессивных тенденций в рамках реакции совладания со стрессом выявлялись у эпизодически выпивающих девочек (36,1±3,8%) и периодически выпивающих мальчиков во 2-ой (27,9±3,3%) и 3-ей (36,3±4,4%) группах (р& lt-0,05).
167
Казанский педагогический журнал
5'- 2014
Характерным оказалось также повышение частоты аутоагрессивных проявлений в ответах вплоть до суицидальных конструктов, что было выявлено на значимом уровне у девочек 2-ой (24,3±2,5%) и 3-ей (30,1±3,6%) (р& lt-0,05) групп, а также у мальчиков 3-ей (28,4±2,9%) (р& lt-0,05) группы, причем во 2-ой (18,0±1,8%) группе у мальчиков схожая тенденция, не дошедшая до уровня статистически значимого различия.
Таким образом, результаты проведенного обследования по тестовой методике А. Г Жиляева „Что происходит с человеком, который испытывает горе/радость“ [16] позволили получить дифференциацию выделенных личностных особенностей группы подростков в связи с различным отношением к алкоголю.
В группе подростков с эпизодическим употреблением алкоголя эмоциональный ответ в ситуации радости прослеживался в большей мере у девочек, устойчиво формируя алкогольную инициацию. Деятельностный отклик на ситуацию радости не нашел явного выражения в этой группе. В ситуации „плохо“ наблюдалось снижение когнитивного ответа как у мальчиков, так и у девочек, что может влиять на сов-ладание со стрессом. Эмоциональный отклик имел нарастающий характер в ситуации „плохо“ без различия по полу в этой группе, в большей степени этот показатель оказался выраженным для девочек данной группы. Высокие показатели эмоционального отклика на ситуацию „плохо“ в этой группе свидетельствует о формировании устойчивых установок на алкоголиза-
цию. Деятельностные мотивы на ситуацию психологического дискомфорта оказались сниженными в этой группе, подростки данной группы бездействуют в стрессовой ситуации, что рассматривается как устойчивый фактор на алкогольную инициацию.
Тревожность как личностная особенность в ситуации „плохо“ неизменно прослеживалась в большей степени у девочек данной группы. Эта личностная особенность устойчиво формирует у них установку на алкоголизацию. Депрессивность выявлялась в ответах подростков при определении психологических реакции в случаях негативных ситуаций у мальчиков, у которых она интенсивно формировала алкогольную инициацию.
В группе подростков с периодическим употреблением алкоголя в переживаниях положительных эмоций у мальчиков наблюдалось снижение когнитивного ответа. Эмоциональный ответ в ситуации радости прослеживался в большей мере в этой группе у девочек, устойчиво формируя алкогольную инициацию. Интенсивно формировался эмоциональный отклик на положительные эмоции у мальчиков в этой группе. Деятельностный отклик на ситуацию радости („делает, идет“) не нашел явного выражения также в данной группе. В ситуации „плохо“ наблюдалось снижение когнитивного ответа как у мальчиков, так и у девочек, что может влиять на совладание со стрессом. Эмоциональный отклик имел нарастающий характер в ситуации „плохо“ без различия по полу в группе, в большей степени этот показатель оказался выраженным у дево-
168
Психология
чек, который интенсивно формировал у них установку на алкоголизацию. Деятельностные мотивы на ситуацию психологического дискомфорта оказались сниженными в рассматриваемой группе, подростки этой группы бездействуют в стрессовой ситуации, что устойчиво формирует установку на системную алкоголизацию. Тревожность как личностная особенность в ситуации „плохо“ неизменно прослеживалась в большей степени у девочек, формируя у девочек устойчивую установку на алкоголизацию. Депрессивность выявлялась в ответах подростков при определении психологических реакции в случаях негативных ситуаций у мальчиков и у девочек с периодическим употреблением алкоголя, у которых депрессивность интенсивно формировала алкогольную инициацию.
Таким образом, экспериментальное исследование позволило изучить личностные характеристики подростков, влияющие на отношение подростков к алкоголизации: варианты сов-ладания со стрессом и переживаний положительных эмоций. У подростков 13-летнего возраста в большинстве прошли первые пробы алкоголя, и их отношение к алкоголизации определяется их решением, формирование которого взаимосвязано с личностными особенностями подростков. В рамках реагирования на стресс в качестве факторов, связанных с употреблением алкоголя подростками, было выявлено преобладание эмоциональных вариантов при относительном снижении распространенности когнитивных ответов и деятельностных вариантов
реагирования у девочек. Также была прослежена взаимосвязь формирующегося у подростков решения об алкоголизации с выраженностью аутоагрессивных и агрессивных тенденций, а также депрессивных проявлений в рамках совладания со стрессом. Следовательно, навыки когнитивного и деятельностного подходов к выработке личностных стратегий совлада-ния со стрессом необходимо развивать у ребенка в доподростковом возрасте, что позволит снизить риск принятия подростком решения об алкоголизации.
Источники:
1. Лисецкий К С. Психологические
основы предупреждения наркотической зависимости личности. Самара: Универс -группа, 2007. 308 с. [Lisetsky K.S. Psychological bases of the prevention of drug addiction of the personality. Samara: U — group, 2007. 308 p. (In Russ.)]
2. Ляхович А. В., Маркова, А. И. Здоровый образ жизни — альтернатива наркомании: Учебное пособие для врачей, педагогов образовательных учреждений. Москва-Воро-неж. 2004. 292с. [Lyakhovich A.V., Markova, A.I. A healthy lifestyle — alternative of drug addiction: Manual for doctors, teachers of educational institutions. Moscow-Voronezh. 2004. 292р. (In Russ.)]
3. Максимова Н. Ю. Психологическая
профилактика алкоголизма и наркомании несовершеннолетних. Ростов-на-Дону:
„Феникс“, 2000. 100с. [Maximova, N. Yu. Psikhologicheskaya prevention of alcoholism and drug addiction of minors. Rostov-on-Don: „Phoenix“, 2000. (In Russ.)]
4. Васина В. В. Особенности и ценностносмысловые ориентации аддиктивной личности как субъекта затрудненного взаимодействия / Васина В. В., Грязнов И. М. // Казанский педагогический журнал. 2013. № 2 (97). С. 152−159. [Vasina V.V. Features and valuable and semantic orientations of the addiktivny personality
169
Казанский педагогический журнал
5'- 2014
as subject of the complicated interaction / Vasina V.V., Gryaznov I.M. // Kazanskiy pedagogicheskiy zhurnal, 2013. № 2 (97). Р. 152−159. (In Russ.)]
5. Давыдов А. В. Роль микросоциального окружения подростков в формировании их отношения к употреблению алкоголя // Вестник Ярославского педагогического университета. № 2 (55) 2008. С. 51−54. Davydov A.V. Rol of a microsocial environment of teenagers in formation of their relation to alcohol intake // Vestnik Yaroslavskogo pedagogicheskogo universiteta. 2008. № 2 (55). P. 51. -54. (In Russ.)]
6. Дружинина Н. А., Назарова А. И., А., Муталов А. Г, Ширяев Г Г, Шагарова С. В., Боровски И. В. Психологические особенности подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью // Медицинский вестник Башкортостана. 2009. № 1. С. 50−54. [Druzhinina N.A., Nazarova A.I., And., Mutalov A.G., Shiryaev G.G., Shagarova S.V., Borowski I.V. Psychological features of teenagers which parents suffer from alcoholic dependence // Meditsinskiy vestnik Bashkortostana. 2009. No. 1. P. 50−54. (In Russ.)]
7. Калиниченко О. Ю. Социальные факторы формирования зависимого поведения в подростковом и юношеском возрасте // Вестник новых медицинских технологий. 2006. Т. ХШ. № 2 С. 188−190. [Kalinichenko O. Yu. Social factors of formation of dependent behavior at teenage and youthful age // Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy. 2006. T. XIII. № 2. P. 188−190. (In Russ.)]
8. Ждакаева Е. И. Деструктивные детско-родительские отношения как фактор
девиантного поведения подростков // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2010. № 4 (43). С. 56−59. [Zhdakayeva E.I. The destructive child parental relations as a factor of deviant behavior teenagers // Psikhopedagogika v pravookhranitel’nykh organakh. 2010 № 4 (43). P. 56−59. (In Russ.)]
9. Рыбакова Л. Н. Скрытые смыслы алкогольного поведения // Социальные аспекты здоровья. 2011. Т. ХГХ. № 3. С. 1−13. [Rybakova L.N. Hidden meanings of alcoholic behavior // Sotsial’nye aspekty zdorov’ya. 2011 T. XIX. № 3. P. 1−13. (In Russ.)]
10. БлиноваЛ.Ф. Зависимость как иллюзия независимости или причины обращения ребенка к наркотикам: Пособие для практического психолога. Казань, 2006. 30 с. [Blinova L.F.
Zavisimost as illusion of independence or the reason of the address of the child to drugs: A grant for the practical psychologist. Kazan, 2006. 30 р. (In Russ.)]
11. Егоров А. Ю., Игумнов С. А. Расстройства поведения у подростков: клиникопсихологические аспекты. СПб.: Речь, 2005. 436 с. [Egorov A. Yu., Igumnov S.A. Frustration of behavior at teenagers: kliniko-psychological aspects. SPb.: Speech, 2005. 436 p. (In Russ.)]
12. Сирота Н. А., Ялтонский, В. М. Профилактика наркомании и алкоголизма. Издательство: Академия, серия: Высшее профессиональное образование. 2008. 176 с. [Sirota N.A., Yaltonsky, V.M. Prevention of drug addiction and alcoholism. Publishing house: Academy, series: Higher education. 2008. 176 p. (In Russ.)]
13. Слободская Е. Р. Соотношение лич-ностныхмоделей» Большойпятерки", Г. Айзенка и Дж. Грея / Слободская Е. Р., Ахметова О. А., Сафронова М. В. // Психологический журнал. 2007. № 4. С. 75−81. [Slobodskay E.R. Sootnosheniye of personal models «Big five», G. Ayzenk and J. Gray / Slobodskaya E.R., Akhmetova O.A., Safronova M. V // Psikhologicheskiy zhurnal. 2007. № 4. P. 75−81. (In Russ.)]
14. Косырев В. Н., Попова, Т.М. Индивидуально-психологические предпосылки алкоголизации подростков // Вестник ТГУ. 2005. № 3. С. 110−116. [Kosyrev V.N., Popova T.M. Individual and psychological prerequisites of alcoholization of teenagers // Vestnik TGU. 2005. № 3. P. 110−116. (In Russ.)]
15. Алёхин А. Н. Формирование личности подростка с донозологическими формами алкоголизации // Ученые записки университета имени П. Ф. Лесгафта. 2013. № 11 (95) С. 7-
11. [Alyokhin A.N. Formation of the identity of the teenager with donozologichesky forms of alcoholization // Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta. 2013. № 11 (95). Р. 7−11. (In Russ.)]
16. Палачева Т. И. Психологическая про-
филактика алкоголизации подростков (личностно-ориентированный подход): методи-
ческое пособие // Жиляев А. Г, Палачева Т. И. Изд-во: Офсет-сервис, 2014. 228 с. [Palacheva T.I. Psikhologicheskaya prevention of alcoholization of teenagers (the personal focused approach): methodical Grant (s). A.G. Zhilyaev, T.I. Palacheva. Publishing house: Offset service, 2014. 228 p. (In Russ.)]
170
Психология
References
1. Lisetskiy K.S. Psikhologicheskie osnovy preduprezhdeniya narkoticheskoy zavisimosti lichnosti. Samara: Univers -gruppa, 2007. 308 s.
2. Lyakhovich A. V., Markova, A.I. Zdorovyy obraz zhizni — al’ternativa narkomanii: Uchebnoe posobie dlya vrachey, pedagogov obrazovatel’nykh uchrezhdeniy. Moskva-Voronezh. 2004. 292s.
3. Maksimova N. Yu. Psikhologicheskaya profilaktika alkogolizma i narkomanii nesover-shennoletnikh. Rostov-na-Donu: «Feniks», 2000. 100s.
4. Vasina VV Osobennosti i tsennostno-smyslovye orientatsii addiktivnoy lichnosti kak sub"ekta zatrudnennogo vzaimodeystviya / VV. Vasina, I.M. Gryaznov // Kazanskiy peda-gogicheskiy zhurnal, 2013, № 2 (97). S. 152−159.
5. Davydov A.V. Rol' mikrosotsial’nogo okruzheniya podrostkov v formirovanii ikh otnosheniya k upotrebleniyu alkogolya // Vestnik Yaroslavskogo pedagogicheskogo universiteta. 2008.№ 2 (55). S. 51−54.
6. Druzhinina N.A., Nazarova A.I., A., Mutalov A.G., Shiryaev G.G., Shagarova S.V., Borovski I.V. Psikhologicheskie osobennosti podrostkov, roditeli kotorykh stradayut alkogol’noy zavisimost’yu/ N.A. Druzhinina i dr. // Meditsinskiy vestnik Bashkortostana. 2009. № 1. S. 50−54.
7. Kalinichenko O. Yu. Sotsial’nye faktory formirovaniya zavisimogo povedeniya v podrostkovom i yunosheskom vozraste/O. Yu. Kalinichenko // Vestnik novykh meditsinskikh tekhnologiy. 2006. T. XIII, № 2 S. 188−190
8. Zhdakaeva E.I. Destruktivnye detsko-roditel'skie otnosheniya kak faktor deviantnogo
povedeniya podrostkov // Psikhopedagogika v pravookhranitel’nykh organakh. 2010 № 4 (43). S. 56−59.
9. Rybakova L.N. Skrytye smysly alkogol’nogo povedeniya // Sotsial’nye aspekty zdorov’ya. 2011. T. KhIX, № 3. S. 1−13.
10. Blinova L.F. Zavisimost' kak illyuziya nezavisimosti ili prichiny obrashcheniya rebenka k narkotikam // Posobie dlya prakticheskogo psikhologa. Kazan', 2006. 30 s.
11. Egorov A. Yu., Igumnov S.A. Rasstroystva povedeniyaupodrostkov: kliniko-psikhologicheskie aspekty. SPb.: Rech', 2005. 436 s.
12. Sirota N.A., Yaltonskiy, V.M. Profilaktika
narkomanii i alkogolizma. Izdatel’stvo: Akademiya, seriya: Vysshee professional’noe obrazovanie.
2008. 176 s.
13. Slobodskaya E.R. Sootnoshenie lich-nostnykh modeley «Bol'shoy pyaterki», G. Ayzenka i Dzh. Greya / Slobodskaya E.R., Akhmetova O.A., Safronova M.V. // Psikhologicheskiy zhurnal. 2007. № 4. S. 75−81.
14. Kosyrev V.N., Popova T.M. Individual’no-psikhologicheskie predposylki alkogolizatsii podrostkov / Kosyrev V.N., Popova T.M. // Vestnik TGU. 2005. № 3. S. 110−116.
15. Alekhin A.N. Formirovanie lichnosti podrostka s donozologicheskimi formami alkogolizatsii // Uchenye zapiski universiteta imeni P.F. Lesgafta. 2013. № 11 (95) S. 7−11.
16. Palacheva T.I. Psikhologicheskaya profilaktika alkogolizatsii podrostkov (lichnostno-orientirovannyy podkhod): metodicheskoe posobie // A.G. Zhilyaev, T.I. Palacheva. Izd-vo: Ofset-servis, 2014. 228 s.
Зарегистрирована: 29. 11. 2014
Палачева Татьяна Ивановна (г. Казань), Республиканский информационно-методический центр социальной помощи семье и детям «Гаилэ», старший методист, соискатель. Тел.: 8−917−29−74 360- E-mail: tpalacheva@mail. ru
Palacheva Tatyana Ivanovna (Kazan), Republican information and methodical center of the social help to a family and children of «Gaile», senior methodologist, competitor. Тек: 8−917−29−74−360- E-mail: tpalacheva@mail. ru
171

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой