Собственность как фактор структурирования социального пространства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

www. volsu. ru
УДК 316. 344. 23 ББК 60. 5
СОБСТВЕННОСТЬ КАК ФАКТОР СТРУКТУРИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА
Марат Павлович Бузский
Доктор философских наук, профессор кафедры философии, Волгоградский государственный университет metamarat 1 @уаМех. ги, socphil@volsu. ru
просп. Университетский, 100, 400 062 г. Волгоград, Российская Федерация
Жанна Владимировна Корниленко
Аспирант кафедры социологии, Волгоградский государственный университет zhanna-komilenko@yandex. ги, socpol@volsu. ги
просп. Университетский, 100, 400 062 г. Волгоград, Российская Федерация
Аннотация. В статье раскрывается важная социологически выраженная функция собственности — ее воздействие на изменение социального пространства, что становится фактором развития и самого общества. Проанализированы понятия «собственность», «социальное пространство», «социальная структура». Рассмотрены концепции социального пространства П. Сорокина, В. Ильина, Т. Заславской и др. Основное внимание уделяется трактовке социального пространства П. Бурдье, которая является методологически наиболее близкой к позиции авторов статьи.
Ключевые слова: собственность, социальное пространство, социальная структура, стратификация, функции собственности.
Среди факторов, воздействующих на развитие современного общества, важное место занимает феномен собственности. Рост и перемещение рейтинговых позиций собственников — важная тема мировой прес-?2 сы. Воздействие собственности на власть -сЗ также актуальная и всесторонне рассматри-И ваемая тема. Однако гораздо меньше пуб-^ ликаций, раскрывающих связи собственнос-й ти с изменением социальной инфраструкту-5 ры. Среди многообразия таких воздействий, а в данной статье рассматривается воздей-" ствие собственности на изменение структуры социального пространства: так как это § пространство выражает все социальные свя-2 зи и процессы в обществе, то его структур-^ ные модификации позволяют видеть и соот-© ветствующие изменения общества.
Социальное пространство — предмет рассмотрения социальной философии, социологии, экономики, истории. Представляя собой общую форму организации и структурирования, «распределения» социальных отношений и связей, это пространство порождается самой деятельностью людей, представленной как реально — в настоящем, так и потенциально -в виде предметной среды, содержания культурных артефактов, традиций и символов, созданных деятельностью прошлых поколений. Социальное пространство охватывает социальные институты, социальные роли и статусы субъектов, выражает свое содержание по отношению к социальному времени. Здесь сосуществуют «близкое» и «далекое», «центр» и «периферия», актуальное и не актуальное, личностное и коллективное и т. д.
В социологии социальное пространство является постоянно рассматриваемой категорией, связанной с различными теоретическими направлениями и концепциями. Можно указать на связь трактовок социального пространства с двумя основными подходами к категориям пространства и времени, которые раскрыты в философии: субстанциальным и реляционным. Эти подходы принципиально отличаются друг от друга. Если представители субстанциального подхода отделяют пространство и время от его материального «наполнения», то их оппоненты, наоборот, отказывают этим феноменам в самостоятельном существовании вне их содержания.
Так, четкий вариант субстанциального подхода мы находим в работах И. Ньютона, который рассматривает пространство и время как самостоятельную, независимую от материи реальность — как «пустое вместилище тел» и как «чистую длительность» [8].
Реляционная точка зрения обосновывается В. Лейбницем. Он считал на основе своей монадологии, что пространство возникает как порядок сосуществования монад — вещей самих по себе [9]. Реляционная точка зрения на пространство и время преобладает в неклассической науке, и важные аргументы для ее обоснования даны в общей и специальной теории относительности А. Эйнштейна, согласно которой свойства пространства и времени зависят (меняются) под воздействием силы тяготения и скорости движения тела (частицы), прежде всего, если она приближается к скорости света. В этом случае время ее существования замедляется, а пространственные координаты сокращаются, «сжимаются».
Социальное пространство, как и время, -порождение не природы, а самой деятельности и общения людей, взаимодействия общественных структур. И в этом плане эти формы общественной жизни реляционны, так как они сами по себе, вне создаваемого общественного содержания, не существуют. Как же трактуется социальное пространство в социологической теории?
Один из наиболее ранних подходов здесь стратификационный: структура социального пространства рассматривается через соотношение социальных слоев (классов, прослоек и др.), которые в пространстве приобретают
свою взаимную дистанцию и обособленность, свой собственный статус. Так, П. Сорокин утверждает, что множественные модели социальной стратификации могут быть сведены к трем основным формам: экономической, политической и профессиональной. Им утверждается трехмерная стратификационная модель: «Как правило, все они тесно переплетены. Люди, принадлежащие к высшему слою в каком-то одном отношении, обычно принадлежат к тому же слою и по другим параметрам- и наоборот» [10]. Однако четкие иерархически построенные ранги стратификации мы находим у П. Сорокина лишь во внутри-профессиональной стратификации. Он разделяет индивидов, выполняющих определенные функции на рабочих местах, по трем слоям: первый слой — предприниматели (экономически независимые хозяева), второй слой — служащие высшей категории (менеджеры, директора, главные инженеры, члены совета директоров, которые заняты интеллектуальным трудом) и третий слой — наемные рабочие.
В. Ильин делит социально-классовое пространство на четыре поля. Под «полем» исследователь подразумевает пространство пересечения нескольких социальных классов, когда индивид является не постоянным представителем своего класса, а лишь тогда, когда находится в нем [6]. Это следующая стратификационная модель: социальное поле рабочего класса, социальное поле буржуазии, социальное поле традиционного среднего класса, социальное поле нового среднего класса.
Т. И. Заславская за основные критерии социальной стратификации общества принимает политический потенциал, экономический потенциал, социокультурный потенциал (отражающий уровень образования, квалификации и профессионализма работников, особенности образа и качества жизни) и социальный престиж, являющийся концентрированным отражением названных выше признаков. Анализируя постсоветское общество, Т. И. Заславская выделяет пять слоев в его стратификации. К «верхнему» слою исследователь относит реально правящую элиту (элитные, субэлитные группы). «Средний» слой представлен мелкими предпринимателями, менеджерами средних предприятий, средним звеном бюрократии. Этот слой называется автором соци-
альной опорой. Следующий ниже слой — «базовый», самый массивный из всех, составляющий 2/3 общества и представленный средним профессионально-квалифицированным потенциалом. «Нижний» слой характеризуется Т. И. Заславской низким деятельностным потенциалом и неспособностью адаптироваться к жестоким социальным условиям [5].
Стратификационный подход является несколько абстрактным, так как он дает лишь результат — структуру распределения субъектов в социальном пространстве, но не показывает оснований процесса его формирования.
О. С. Чернявская отмечает, что «для специального изучения социального пространства необходимо различать, в каких значениях оно может быть использовано, выделить более или менее отдельные подходы…» [11]. Так, автор различает три аспекта:
— пространство взаимодействия социальных акторов (при этом внимание уделяется «близости/удаленности» акторов друг от друга в процессе взаимодействия, а также значению пространства как с субъективной позиции исследователя, так и с позиции учитываемых критериев ценности пространства для членов социума) —
— иерархическое социальное пространство, структурируемое статусами социальных акторов-
— пространство как место расположения тел (физически ощутимое). К примеру, «размещение слоев населения с различными социально-экономическими статусами связывают с образованием и закреплением за ними собственных территорий поселения, пространство как место соотносится со смыслами, которые оно обретает благодаря акторам в процессе взаимодействия» [11].
Таким образом, здесь вводится субъектный компонент — отношение субъективного и объективного, что, безусловно, присуще социальному пространству. Однако все еще требуется прояснение того, каким же образом формируется это пространство его «акторами» -субъектами. И здесь значительный интерес представляет концепция социального пространства П. Бурдье. Французский социолог считает, что социальные акторы взаимодействуют, создавая и осваивая социальное отношение, а во-вторых, социальное отношение выражает-
ся пространственно, проявляя себя либо как распределение условий социального действия, либо, если его рассматривать в аспекте практик и представлений, как силу.
Н. А. Шматко в послесловии к работе П. Бурдье «Социальное пространство: поля и практики» [3] пишет: «П. Бурдье представляет устанавливаемый социологией социальный мир в виде социального пространства, сконструированного исходя из принципов деления и распределения совокупности активных свойств (индивидуальных и коллективных) агентов. Речь идет о свойствах, способных придавать агентам силу и власть, понимаемую в самом общем виде — как способность добиваться результатов. Макропеременные, обобщающие исходные социологические величины — активные свойства, положенные в основу построения социального пространства, П. Бурдье называет «капиталами». Капитал -это ресурс, позволяющий распоряжаться материальными, общественными и символическими доходами от производства, что порождает власть и властные отношения.
Социальное пространство конструируется социальными агентами, которые изменяют свои позиции в социуме под воздействием у них сил (капиталов), проявляя активность. Но социальное пространство не создается целиком на основе лишь практик акторов. С точки зрения П. Бурдье, социальная действительность структурирована уже существующими (объективно для акторов) социальными отношениями, которые уже осваиваются акторами в своих представлениях, интересах, действиях. Таким образом, он подчеркивает объективность социальных пространственных структур, которые напрямую воздействуют на восприятие и мышление, а также индивидов. Важно отметить, что П. Бурдье связывает с социальным пространством идею «двойного структурирования». Ее суть заключается в том, что, во-первых, социальные отношения существуют объективно, а во-вторых, распределение в них сил (капиталов) не соответствует интересам существующих в пространстве субъектов (акторов), что приводит к постоянной борьбе за перераспределение капиталов и сфер влияния. Это и есть вторичное структурирование, в котором открывается активная роль субъектов социального про-
странства. Здесь он в общем воспроизводит аргументы П. Сорокина о причинах изменения страт в социуме, связанных с перераспределением уже существующих статусов, получаемого дохода, отношения к власти и др.
Объективность пространственных структур порождает феномен «поля» — тех позиций, в которых распределены в пространстве сами его акторы. Поле — это часть социального пространства, которое определяется различием статусов, позиций авторов, система отношений между статусами индивидов, это структурированное пространство позиций. Таким образом, встроенные в сеть позиций индивиды (субъекты) действуют в этих пространственных «ячейках» в соответствии с объективными «регулярностями» этих ячеек, каждая из которых отличается от других ячеек (полей), но в целом подчиняющимися одним и тем же структурам, и с общими взаимодействиями или практиками, которые характерны для данного социального пространства.
Таким образом, мы получили некоторые результаты, существенные для раскрытия темы статьи. Во-первых, активность людей в перераспределении своих интересов выражается в «каналах» воздействия на среду существования, представляющую собой социальное пространство. Во-вторых, неравномерность распределения благ в обществе является одной из существенных причин «переработки» социального пространства через стратификацию и ее динамику. В-третьих, содержанием такого воздействия на пространство являются вещественные и невещественные (символические, культурные, политические и др.) ресурсы, которые активизируются субъектами для укрепления их социального статуса, престижа, изменения места в социальном пространстве и др.
Такими ресурсами выступают категории широкого диапазона рассмотрения. Так, учеными рассматриваются такие критерии социальной дифференциации, как экономический капитал, образование, семейное положение, профессиональная принадлежность, актив здоровья [4].
В этом процессе важной пространственной подструктурой, или слоем (уровнем), которые участвуют в перераспределении и изменении структуры социального простран-
ства, является собственность. Пространство собственности — это отношение ее субъекта (собственника) к ее статусу: экономическому, политическому, социальному, культурному и др. В пространстве собственности пересекаются объективное и субъективное, личностное и социально-нормативное. Собственность является тем особым «полем» в социальном пространстве, которое пронизывает любые его структуры и тем самым формирует «облик» социального пространства определенной эпохи (в контексте воздействия производственных отношений на институты и другие сферы общества). Основная «задача» собственности — формирование ведущих социальных субъектов и пространство их отношений, что в целом определяет экономические, политические, культурные, социальные и другие стороны жизни общества. Но это пространственное воздействие собственности определяется ее реальной материальной силой -содержанием собственности, а также правом собственника на владение, присвоение, распоряжение своим капиталом.
Итак, что такое собственность? Согласно определению, принятому в социологии, это отношения между людьми по поводу присвоения и распределения материальных и духовных благ с определением долей, которыми владеют индивиды. Таким образом, это приводит нас к социальной стратификации, когда распределительная функция собственности проявляется в разделении доходов, присваиваемых представителями отдельных социальных групп.
И. Г. Афанасьева рассматривает собственность в рамках функционального подхода, в результате чего выделяется ряд функций собственности: функция взаимосвязи личности и общества, распределительная, социализирующая, стимулирующая, контролирующая, статусная и классообразующая функции.
Функция взаимосвязи личности и общества предполагает, что каждый человек обладает собственностью по своему усмотрению, но в пределах правил и норм, установленных обществом. «С социальной точки зрения, обладание вещами выражает отношения между владельцем и остальными членами общества — невладельцами данной конкретной вещи, которые имеют институциональную
природу, основанную на представлениях о том, что собственность является наиболее полным воплощением личности в вещи, из-за чего исключительность характеризует саму суть собственности» [2]. Используя в своем подходе гегелевскую категорию собственности -«свободу», И. Г. Афанасьева указывает на институциональную взаимосвязь собственности и власти, которая выливается в отдельную подфункцию функции собственности — властную подфункцию. На примере частной собственности, с политической точки зрения, защита прав собственности создает большую независимость от государственной власти и дает индивиду больше политических свобод, сдерживая таким образом аппетиты государства в принуждении граждан к чему-либо через распределение жизненно необходимых благ. «Считается, что в обществе, где большинство людей зависят в распределении от государства, свободы нет. Зато децентрализация власти через институт частной собственности способствует распределению долей власти между всеми членами общества и образованию правовой основы. Поэтому экономическая свобода невозможна без политической, в то время как экономический контроль неотделим от контроля над всей жизнью людей, так как, контролируя средства, нельзя не контролировать и цели» [2].
Суть распределительной функции заключается в отношениях собственности. Это отношения между людьми по поводу распределения благ. И именно распределение называется автором «сущностной социально-экономической функцией собственности» [1].
Социализирующая подфункция у данного автора выражается в том, что процесс социализации формирует образцы поведения относительно объектов собственности и правил обращения с ними, которые транслирует общество.
Стимулирующая функция собственности у данного автора выявляется с позиции эффективности экономической деятельности [2].
Отмечая перспективность функционального подхода к раскрытию темы данной статьи, все же отметим отсутствие у рассмотренного подхода связи с социальным пространством. Именно отсутствие четкой проработки такой связи приводит к тому, что в слова-
рях и справочниках преобладает экономическое и правовое определение собственности при дефиците ее социологических показателей и свойств. Так, в Словаре С. И. Ожегова собственность рассматривается как «материальные ценности, имущество, принадлежащие кому-нибудь или находящиеся в полном распоряжении кого-нибудь, чего-нибудь- право на владение кем-нибудь, чем-нибудь» [9]. В Энциклопедическом словаре экономики и права собственность определяется как «принадлежность материальных и духовных ценностей определенным лицам, юридическое право на такую принадлежность и экономические отношения между людьми по поводу принадлежности- раздела, передела объектов собственности» [12].
Если подвести краткие итоги трактовок понятия «собственность» в нашей литературе, то становится видно, что собственность понимается как система общественных отношений между людьми по поводу материальных и духовных благ. С этой позиции философы и социологи исследовали данный феномен в динамике как смену форм в процессе эволюции общества.
В большей мере социологический аспект исследования собственности представлен институциональным анализом ее реализации в виде определенности и взаимодействия соответствующих социальных ролей и статусов.
Позиция авторов статьи заключается в том, что собственность в социологическом плане представляет собой некоторую «матрицу» или «алгоритм» формирования структур социального пространства. Выражая позицию отдельного владельца и вместе с тем совокупности владельцев как социальных субъектов, представляющих определенный класс или слой, собственность как социальное отношение «вносит» в социальное пространство (и в целом в общественную систему) противоречивость субъективной и объективной сторон. Субъекты собственности стремятся расширить свое «присутствие» в обществе и его пространстве через усиление своих статусных позиций в обществе как собственников (власть, влияние, оформление групп интересов, статусные позиции и др.). Тем самым субъективная сторона социального простран-
ства является постоянно активной, воздействующей на его содержание.
Но, с другой стороны, собственность как пространственное выражение уже оказывается ограниченной интересами других субъектов (классов), статусом государства, законодательством, традициями и другими проявлениями объективной стороны социального пространства. Субъекты собственности, расширяя через нее свое воздействие на социум и его структуры, тем самым изменяют прежде установленные структуры социального пространства, что проявляется в динамике власти, ценностей, социальных институтов, идеологии и других проявлений социума.
Так, необходимость расширения собственности является основой формирования сети партнерских связей, различных инвестиционных действий, альянсов и др. Расширение и усложнение сети политических отношений и соответствующего пространства также можно рассматривать как проявление этого процесса. Собственники — особенно крупные -обязательно стремятся войти во властные структуры, купить или присвоить новые объекты собственности, которые гарантируют прибыль и т. д. Получается, что пространство частной собственности существует в режиме постоянного переструктурирования, изменения, формирования новых позиций и отношений с существующими социальными институтами, субъектами, статусами. Именно такое изменение социального пространства является одним из самых значительных факторов, детерминирующих изменение и развитие общественной системы.
Таким образом, если возникший в древности институт общественной (родоплемен-ной) собственности выражал функцию обособления данного племени от других племен, но не являлся приоритетным условием развития самого племени, то появление частной собственности становится не только основой борьбы классов (что уже доказано в марксистской социологии), но и важным фактором развития социального пространства, обеспечивая тем самым и динамику общественной системы через изменение социальной структуры и взаимодействие социальных субъектов.
Таковы некоторые особенности взаимодействия собственности и социального пространства, дальнейшее исследование которых перспективно, так как является актуальным и социально, теоретически и практически востребованным.
СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ
1. Афанасьева, И. Г. Собственность и распределение: к вопросу о распределительной функции собственности / И. Г. Афанасьева // Общество. Среда. Развитие. — 2012. — № 1. — С. 8−11.
2. Афанасьева, И. Г. Социальные функции собственности (на примере анализа распределения авторских прав) / И. Г. Афанасьева. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http: //spbu. ru/disser/
%7BzashШ_disser___id%7D/afanaseva. pdf (дата
обращения: 10. 06. 2015). — Загл. с экрана.
3. Бурдье, П. Социальное пространство: поля и практики / П. Бурдье. — СПб.: Алетейя, 2005. -576 с.
4. Василенко, И. В. Здоровье как социальный актив в борьбе за удовлетворение потребностей / И. В. Василенко, О. Э. Боровкова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 7, Философия. Социология и социальные технологии. — 2014. — № 2 (22). — С. 72−81.
5. Заславская, Т. И. Социальная структура современного российского общества / Т. И. Заславская // Общественные науки и современность. -1997.- № 2. — С. 5−23.
6. Ильин, В. Классовая структура. Проблемы методологии анализа / В. Ильин // Рубеж. — 2000. -№ 15. — С. 86−109.
7. Лейбниц, Г. В. Сочинения. В 4 т. Т. 1 / Г. В. Лейбниц. — М.: Мысль, 1982. — 636 с.
8. Ньютон, И. Математические начала натуральной философии / И. Ньютон. — М.: Наука, 1989. — 690 с.
9. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http: //www. ozhegov. org/words/33 431. shtml (дата обращения: 10. 06. 2015). — Загл. с экрана.
10. Сорокин, П. Социальная стратификация и мобильность / П. Сорокин. — М.: Изд-во полит. лит., 1992. — 543 с.
11. Чернявская, О. С. Социальное пространство: обзор теоретических интерпретаций / О. С. Чернявская // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «Социология. Психология. Философия». — 2008. — № 5. — С. 329−335.
12. Шестаков, А. В. Экономика и право. Энциклопедический словарь / А. В. Шестаков. — М.: Дашков и К, 2000. — 568 с.
REFERENCES
1. Afanasyeva I.G. Sobstvennost i raspredelenie: k voprosu o raspredelitelnoy funktsii sobstvennosti [Property and Distribution: on the Issue of Property Distributional Function]. Obshchestvo. Sreda. Razvitie, 2012, no. 1, pp. 8−11.
2. Afanasyeva I.G. Sotsialnye funktsii sobstvennosti (na primere analiza raspredeleniya avtorskikh prav) [Social Functions of Property (the Case of Copyright Distribution)]. Available at: http: //
spbu. ru/disser/%7Bzashiti_disser___id%7D/
afanaseva. pdf (accessed June 10, 2015).
3. Bourdieu P. Sotsialnoe prostranstvo polya i praktiki [Social Space of Field and Practice]. Saint Petersburg, Aleteya Publ., 2005. 576 p.
4. Vasilenko I.V., Borovkova O.E. Zdorovye kak sotsialnyy aktiv v borbe za udovletvorenie potrebnostey [Health as the Social Asset in Fight for Status and Satisfaction of Needs in Modern Russian Society]. Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 7, Filosofiya. Sotsiologiya i sotsialnye tekhnologii [Science Journal of Volgograd State University. Philosophy. Sociology and Social Technologies], 2014, no. 2 (22), pp. 72−81.
5. Zaslavskaya T.I. Sotsialnaya struktura sovremennogo rossiyskogo obshchestva [Social
Structure of Modern Russia'-s Society]. Obshchest-vennye nauki i sovremennost, 1997, no. 2, pp. 5−23.
6. Ilyin V. Klassovaya struktura. Problemy metodologii analiza [The Class Structure. The Problems of Analysis Methodology]. Rubezh, 2000, no. 15, pp. 86−109.
7. Leybnits G.V. Sochineniya. V 4 t. T. 1 [Collection of Works. In 4 vols. Vol. 1]. Moscow, Mysl Publ., 1982. 636 p.
8. Newton I. Matematicheskie nachala natural-noy filosofii [Mathematical Principles of Natural Philosophy]. Moscow, Nauka Publ., 1989. 690 p.
9. Ozhegov S.I., Shvedova N. Yu. Tolkovyy slovar russkogo yazyka [Explanatory Dictionary of Russian Language]. Available at: http: //www. ozhegov. org/words/33 431. shtml (accessed June 10, 2015).
10. Sorokin P. Sotsialnaya stratifikatsiya i mobilnost [Social Stratification and Mobility]. Moscow, Izd-vo politicheskoy literatury, 1992. 543 p.
11. Chernyavskaya O.S. Sotsialnoe prostranstvo: obzor teoreticheskikh interpretatsiy [Social Space: a Review of Theoretical Interpretations]. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevs-kogo. Seriya & quot-Sotsiologiya. Psikhologiya. Filosofiya& quot-, 2008, no. 5, pp. 329−335.
12. Shestakov A. V. Ekonomika i pravo. Entsiklo-pedicheskiy slovar [Economics and Law. Encyclopedic Dictionary]. Moscow, Dashkov h K Publ., 2000. 568 p.
PROPERTY AS A FACTOR OF SOCIAL SPACE STRUCTURING
Marat Pavlovich Buzskiy
Doctor of Philosophical Sciences,
Professor, Department of Philosophy,
Volgograd State University
metamarat 1 @yandex. ru, socphil@volsu. ru
Prosp. Universitetsky, 100, 400 062 Volgograd, Russian Federation
Zhanna Vladimirovna Kornilenko
Postgraduate Student, Department of Sociology,
Volgograd State University
zhanna-kornilenko@yandex. ru, socpol@volsu. ru
Prosp. Universitetsky, 100, 400 062 Volgograd, Russian Federation
Abstract. The article reveals the peculiarities of property and social space interaction. This predetermines the analysis of property as sociological phenomenon, which opens its characteristics on the base of the subject as owners being in the social space. Being one of space characteristics, the property on the base of its subjects'- activity expands the cells of the space — spheres of possessing and managing the subjects, and satiates these spheres with new structures, meanings, changing the status of this space structures. It affects the system of all existing institutes and relations, changing their common configuration. Concretely revealing this interaction, the authors investigate such notions as & quot-property"-, & quot-social space& quot-, & quot-social structure& quot-. In the notion & quot-social space& quot- the accent is made on the mode of action and position
of subjects in the space. The authors introduce the notion & quot-space of property& quot- as a relation of a subject to it status — economical, political, social, cultural and so on. The authors note that the property is the specific field, or relation in the social space, which runs through any of its structures and thereby forms face of social space of specific epoch. Basing on P. Bourdieu'-s concept of social space, according to which it is understood as forces redistribution (of capital, etc.), carried out by social actors, as well as supporting the concept of property functional nature, developed by I.G. Afanasyeva, the authors reveal the mechanism of properties influence on the social system on the base of characteristics of social space as a bearer of properties influence.
Key words: property, social space, social structure, stratification, property functions.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой