Социальная структура города в процессах модернизации российского общества (по материалам переписи населения 1897 и 1926 годов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 16 (371). История. Вып. 65. С. 42−50.
УДК 93. 94
Ш. Р. Зайнетдинов
СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ГОРОДА В ПРОЦЕССАХ МОДЕРНИЗАЦИИ
РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (по материалам переписи населения 1897 и 1926 годов)
Рассматривается проблема влияния социально-экономического развития городов на ход модер-низационных процессов в российском обществе до перехода к форсированным темпам коренного обновления всех сторон общественной жизни. При этом особое внимание уделено роли социальной структуры городов в процессе совершения модернизационного скачка и связанных с этим рисков.
Ключевые слова: модернизация- экономика- город- социальная структура- классы- социальные слои- индустриализация- урбанизация- революция- террор.
Важнейшим фактором, определявшим развитие российского общества на рубеже Х1Х-ХХ вв., являлось становившееся все более заметным отставание страны по уровню социально-экономического, политического и культурного развития от наиболее передовых государств Западной Европы и Северной Америки. Данное отставание во все большей мере приобретало стадиальный характер и представляло собой реальную угрозу дальнейшему существованию России как самостоятельного социокультурного и геополитического образования. В этой связи задачей первостепенной важности становилось совершение модернизаци-онного скачка, достижения в кратчайшие исторические сроки очередной стадии цивилизационной зрелости — индустриального общества.
Необходимость максимального ускорения процессов модернизации с неизбежностью усиливало противоборство сил традиционализма и модернизаторства внутри страны, что, в свою очередь, становилось причиной перманентной социальной напряженности, заключающей в себе реальные риски перерастания постоянно углубляющихся противоречий в социальный катаклизм.
Важнейшим условием ускорения социально-экономического развития России, ликвидации все более усиливавшегося отставания от самых передовых стран мира являлось качественное совершенствование индустриального потенциала. Ввиду того, что именно города становятся основными центрами сосредоточения объектов индустрии — прежде всего, промышленности — они начинают играть ведущую роль в развитии всех сфер общественной жизни, в том числе социальной структуры. Вместе с тем в рассматриваемые годы с особой отчетливостью обозначились противоречия, вызванные противоборством сил традиционализма и модернизаторства, причем имен-
но города стали основным местом столкновения различных социально-политических сил.
В конце XIX — начале ХХ вв. российское общество находилось на одной из ранних стадий трансформации из традиционного в индустриальное. Убедительным свидетельством этого может служить незначительная доля горожан в составе населения страны. Так, согласно материалам переписи населения 1897 г., на их долю приходилось 13,4% всех проживающих в империи, а также 24,6% от общего числа занятых в общественном производстве1. Далее, о сохранявшихся значительных рудиментах традиционного общества свидетельствует и социально-профессиональная структура городского населения: в первую очередь относительно небольшая доля работников интеллектуального и индустриального труда в общей массе занятых в системе городского хозяйства.
Как показывают материалы переписи населения 1897 г., суммарный удельный вес работников умственного труда в составе самодеятельного населения городов был равен 5,4%2 [7. С. 256−294]. Из этого числа приходилось на долю собственно интеллигенции 2,2%, работников органов власти и управления — 2,2%, занятых частным предпринимательством — 1%3. Далее, среди лиц, занятых в сфере физического труда, самой многочисленной группой были работавшие в кустарно-ремесленных промыслах. Их доля в составе самодеятельного городского населения была равна 32,4%4. Характерно, что аналогичный показатель собственно рабочего класса был равен 25,1%5.
1 Общий свод по империи… С. 1.
2 Указ. соч. С. 256−294.
3 Там же.
4 Там же.
5 Там же.
Приведенные данные свидетельствуют, что на рубеже Х1Х-ХХ вв. значительную часть индустриального сектора экономики российских городов составляло мелкое кустарно-ремесленное производство, где применялась преимущественно рутинная малопроизводительная техника и, соответственно, неквалифицированный ручной руд.
В составе самодеятельного населения городов имелась и такая категория, как работники исполнительского труда обслуживания. Их удельный вес был равен 28%1. Появление и дальнейшее количественное и качественное развитие названой группы явилось непосредственным результатом усложнения всей системы общественного производства как одного из важнейших свидетельств трансформации общества традиционного, аграрного в индустриальное. Однако наличие крупной доли работников исполнительского труда обслуживания в составе самодеятельного населения городов в немалой степени является следствием методики проведения переписи населения 1897 г., в которой не всегда давалось четкое разделение отдельных социально-профессиональных слоев. В частности, к рассматриваемой категории были отнесены и другие слои населения, например, кустари.
Одним из главных показателей трансформации российского общества из традиционного, агарного в индустриальное является все более тесное и многоаспектное взаимодействие хозяйственных систем, а, следовательно, и социальных структур города и деревни. Важным свидетельством развития такого рода взаимодействия выступает появление в составе занятого населения городов различных категорий тружеников села: в первую очередь крестьянства.
Еще одним важным признаком качественных изменений в развитии российского общества является усиление взаимодействия хозяйственных систем, а значит, и социальных структур города и деревни. Одним из результатов такого взаимодействия становится появление в структуре населения городов различных категорий сельского самодеятельного населения, прежде всего, крестьянства. В 1897 г. удельный вес названной группы среди занятых в сфере городской экономки составлял 4,3%2. Данный показатель свидетельствует, что рассматриваемый процесс взаимодействия (как и в целом трансформация российского общества из традиционного в индустриальное) находился на одной из начальных стадий.
1 Общий свод по империи…
2 Там же.
В конце XIX — начале XX в. в социальной структуре России, а значит, и в составе городского населения имелись группы, открыто противопоставившие свои частные интересы интересам общества в целом — деклассированные, а также отбывающие наказание в местах лишения свободы. Удельный вес каждого из названных слоев был равен, соответственно, 1,3% и 1%3.
Важнейшей предпосылкой дальнейшего продвижения российского общества по пути циви-лизационного прогресса, превращения его из отсталого аграрного в передовое индустриальное является всемерное развитие индустриальных отраслей. Этот фактор обусловливает глубокие положительные сдвиги в социальной структуре: в первую очередь количественный и качественный рост рабочего класса, его индустриального ядра прежде всего.
Как показывают итоги переписи населения 1897 г., доля рабочих, занятых в сфере городского хозяйства, в общей массе рабочего класса страны была равна 28,1%4. Столь незначительный удельный вес одной из ведущих социальных категорий индустриального общества обусловлен рядом объективных и субъективных обстоятельств. С одной стороны, рассматриваемое явление соответствует низкому уровню развития производительных сил в стране. С другой, его появление объясняется наличием серьезных пережитков традиционного общества не только в экономике и социальной структуре, но и в политико-правовой сфере. К числу таких пережитков следует отнести то, что официальная статистика рассматривала население рабочих пригородов, давно слившихся с городами в социально-экономическом отношении, как проживающих в сельской местности.
Как и во всем рабочем классе, среди городских рабочих России на рубеже XIX—XX вв. можно было выделить пять отраслевых отрядов -промышленный, строительный, транспортный, связи, сельскохозяйственный, а также сферы обслуживания.
Наиболее передовым из них, в максимальной степени воплощавшим в себе лучшие качества всей рассматриваемой социальной категории, выступал отряд промышленных рабочих. Материалы переписи населения 1897 г. показывают, что удельный вес названной группы в составе городской части рабочего касса страны в целом
3 Там же.
4 Там же- Численность и состав рабочих в России на основании данных Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Т. 1−2. С. 2−8
был равен 72,5%1. Этот факт служит убедительным свидетельством ведущей роли городов в процессе модернизации народного хозяйства, привнесения на этой основе глубоких перемен во все сферы общественной жизни, в том числе и социальную структуру.
Рабочий класс играет видную роль в процессах качественного совершенствования общества, перехода его на более высокий уровень циви-лизационной зрелости, ввиду чего его социально-профессиональный состав в полной мере отражает степень зрелости социальной структуры общества. В первую очередь все это относится к занятым в системе городского хозяйства. В свете всего сказанного убедительным свидетельством нахождения российского общества на одной из ранних стадий трансформации из аграрной стадии в индустриальную выступает небольшой удельный вес других отраслевых групп рабочего класса, также занятых в индустриальном секторе экономики. Данный показатель равнялся, соответственно, у строителей — 6,8%, транспортников — 9,1%, связистов — 0,2%2.
О дальнейшем качественном обновлении общества, переходе его на более высокую стадию цивилизационного развития говорит и появление в городах сельскохозяйственных рабочих. В 1897 г. их доля в общей массе городских рабочих составляла 3,6%3. Сам факт наличия данной группы свидетельствует об усилении влияния модернизационных процессов на развитие российского общества, в частности, на формирование социальных категорий, адекватных индустриальному обществу, а также о взаимопроникновении хозяйственных систем, а, следовательно, и социальных структур города и деревни. Однако незначительная доля сельскохозяйственных рабочих в составе городских рабочих говорит о том, что указанный процесс находился в начальной стадии.
О недостаточно высоких темпах модернизации экономики и социальной структуры российского общества свидетельствует и немногочисленность рабочих сферы обслуживания в городах. Как следует из переписи населения 1897 г., доля названной группы в составе рабочих городов России была равна 7,8%4.
Важнейшим фактором, определяющим место и роль рабочего класса в поступательном движении общества по пути цивилизационного
1 Общий свод по империи.
2 Там же.
3 Там же.
4 Там же.
прогресса, в том числе и совершенствования социальной структуры, является состав каждого из его отраслевых отрядов. В этой связи весьма показательным является то обстоятельство, что на рубеже Х1Х-ХХ вв. наиболее крупным внутренним слоем городской части промышленных рабочих в России была самая отсталая их часть -чернорабочие, доля которых равнялась 34,5%, в то время как аналогичный показатель наиболее передовой группы — машиностроителей и металлистов — составляла лишь 14,1%5.
В рассматриваемый период одной из ведущих отраслей индустриального комплекса страны был железнодорожный транспорт. Вследствие этого рабочие-железнодорожники выполняли функцию одной из передовых сил рабочего класса, а также российского общества в целом. Однако в составе отряда транспортных рабочих, занятых в системе городского хозяйства, самым многочисленным слоем были работавшие на наиболее архаичном виде транспорта — гужевом (49,6%), в то время как на долю собственно индустриальной группы — железнодорожников — приходилось лишь 40,5%6.
Это служит еще одним и весьма наглядным свидетельством того, что на рубеже столетий экономика страны и транспортная система как ее составная часть находились в стадии трансформации в экономику, производительные силы зрелого индустриального общества.
Урбанизационный процесс, важнейшей составляющей которого является всемерное количественное и качественное совершенствование населения городов, происходит на основе глубоких сдвигов в развитии производительных сил общества в первую очередь в индустриальных отраслях. В этой связи следует подчеркнуть, что период от рубежа Х1Х-ХХ вв. и до начала Первой мировой войны отмечен крупными положительными переменами в развитии материально-технической базы экономики России, постепенной, но неуклонной трансформацией ее в материально-техническую базу, адекватную индустриальной стадии цивилизационной зрелости. Причем в первую очередь все сказанное относится к ведущему звену народного хозяйства — промышленности.
Это кардинальное обстоятельство оказало самое положительное воздействие на сдвиги в социальной структуре российского общества, в частности заметно возрос такой показатель ее
5 Там же- Состав рабочих и прислуги. .С. 2−15.
6 Там же. С. 256−294- Численность и состав рабочих в России. С. 2−8.
зрелости как мобильность сельского населения. Все это в свою очередь дало заметный импульс процессу урбанизации, что нашло первоочередное выражение в росте абсолютной и относительной численности жителей городов. Например, с 1897 г. по 1913 г. число горожан в России увеличилось на 39,4%, их доля среди всего населения страны повысилась с 13,4% до 15%, аналогичные показатели у жителей села, напротив, умень-шились1.
Начавшаяся Первая мировая война резко изменила характер социально-экономического развития российского общества, что нашло свое проявление и в процессе урбанизации. Как показывает статистика за 1914−1916 гг., общая численность населения России уменьшилась на 3,4%, а жителей городов — на 4,2%, соответственно, удельный вес упал с 15% до 14,8%2. Таким образом, если в довоенный период темпы роста горожан опережали темпы роста всего населения, то в военные годы картина наблюдалась обратная — количество проживавших в городе уменьшалось быстрее, чем число всех жителей страны.
Подобное положение сложилось главным образом вследствие неудачного для России хода военных действий и потери части территории на западе страны, где городская инфраструктура отличалась наиболее высоким уровнем развития. Данное обстоятельство сыграло резко отрицательную роль в социально-экономическом развитии страны. Утрата территорий с достаточно высоко развитой промышленностью, транспортными артериями, а также другими сферами городского хозяйства заметно ослабила всю экономику России (в первую очередь промышленный потенциал) и в конечном итоге привела к замедлению процессов модернизации.
Неудачный ход военных действий имел и другие отрицательные последствия для страны, в том числе для ее экономики и социальной структуры. Вынужденное переселение значительных масс людей из районов боевых действий вглубь страны в еще большей степени усиливало дезорганизацию народного хозяйства, приводило к снижению жизненного уровня населения, что, в свою очередь, обусловливало резкий рост социальной напряженности в обществе. При этом в самом тяжелом положении оказывались жители городов. В частности, одним из самых негативных последствий увеличения потока беженцев было увеличение доли маргиналов в составе городского
1 Ежегодник России 1914 г. (год одиннадцатый). С. 57- Состав рабочих и прислуги… С. 1.
2 Ежегодник России 1916 г. (год тринадцатый). Вып. 1. С. 11.
населения. Это обстоятельство сыграло видную роль в усилении противостояния различных социально-политических сил, дальнейшей дестабилизации обстановки в стране.
Именно этот фактор сыграл решающую роль в том, что в результате разразившегося в стране в 1917 г. социального катаклизма к власти в стране пришла леворадикальная партия большевиков, начавшая создавать новую модель общественного развития. Родовыми признаками данной модели выступали концентрация всех рычагов власти как в политике, так и в экономике в руках одного социального слоя — партийно-государственной бюрократии — и определение функции управления в качестве исключительной прерогативы названного социального слоя.
Революционные события 1917 г., а также выход России из войны на условиях, фактически означавших ее поражение, имели одним из своих прямых последствий отпадение от империи части ее бывшей территории, в основном на Западе: Польша (Привислинский край), Прибалтика, а также Финляндия. Процессы качественного обновления жизни общества и как важнейшая их составляющая — урбанизация — в этих районах (прежде всего в Польше и Финляндии) проходили более интенсивно, чем в других регионах Российской империи, в связи с чем потеря их обусловила заметное снижение численности и удельного веса горожан. Так, если в 1897 г. в целом по стране доля городских жителей была равна 13,4%, то на территории, сопоставимой с территорией СССР до 17 сентября 1939 г. — только 12,3%. Аналогичный показатель для занятых в общественном производстве составлял, соответственно, 24,6% и 21,3%3 [7. С. 256−294].
Кроме того, выход указанных регионов из состава государства способствовал также и уменьшению в социальной структуре российского общества, в том числе и городской его части, доли общественных групп, занятых в отраслях народного хозяйства, развитие которых имело особое значение для социально-экономического развития страны, совершения модернизационного скачка, достижения качественно нового уровня цивилизационной зрелости.
Об этом свидетельствуют следующие данные. В 1897 г. доля занятых в сельскохозяйственном производстве составляла в Европейской России 74,9%, в то время как в Привислинском крае -56,6%4 [7. С. 256−294]. В других отраслях народ-
3 Общий свод по империи результатов разработки. С. 256 294.
4 Там же.
ного хозяйства аналогичные показатели по тем же регионам были равны, соответственно, в обрабатывающей промышленности, горном промысле и ремеслах — 9,7% и 15,4%, торговле — 3,7% и 6,7%, частной деятельности — 4,2% и 10,2%1. Таким образом, можно констатировать общее ослабление модернизационного потенциала российского общества.
Последовавшая после Октябрьской революции долгая и кровопролитная гражданская война, полностью надуманная, авантюристическая политика «военного коммунизма» стали главными причинами развала производительных сил, экономического и социального коллапса, одним из наиболее тяжких последствий чего стало резкое сокращение численности населения в стране. Так, за 1913−1921 гг. население России (на сопоставимой территории) уменьшилось с 139,3 млн. чел. до 136,8 млн. чел., соответственно, число горожан снизилось с 24,7 млн. чел. до 20,9 млн. чел., их удельный вес упал с 18% до 15,6%2. Значительно сократилась и численность городского самодеятельного населения, ухудшился его качественный состав. В 1922 г. количество рабочих и служащих в стране уменьшилось по сравнению с 1913 г. примерно в 2,1 раза3.
Необходимость преодоления голода и разрухи, выхода из глубочайшего социально-политического кризиса вынудили руководство партии большевиков отказаться от доказавшей свою полную несостоятельность политики «военного коммунизма» и выработать новый курс социально-экономического и политического развития страны, получивший название новой экономической политики — нэп.
Одной из главных и наиболее неотложных задач нэпа выступала задача придания нового импульса развитию производительных сил, ликвидации голода и разрухи, приведения страны из состояния гражданской войны к состоянию гражданского мира. В связи с тем, что экономика России продолжала сохранять преимущественно аграрный характер, подавляющее большинство населения проживало в сельской местности, основной акцент при разработке и проведении нэпа делался на развитие производительных сил, смягчение социальных противоречий в деревне.
Тем не менее руководство страны не могло не отдавать себе отчета в том, что стабильность новой системы, сохранение ее в качестве моде-
1 Ежегодник России 1916 г. (год тринадцатый). Вып. 1. С. 11.
2 Народное хозяйство СССР. С. 9- Народное хозяйство СССР. 1922−1972 гг. С. 346.
3 Народное хозяйство СССР. 1922−1972 гг. С. 346.
ли общественного развития возможно только при условии решении задачи исторической важности — совершения в самые сжатые сроки модер-низационного скачка, превращения страны из отсталой аграрной в передовую индустриальную. В этой связи при разработке и проведении нэпа значительное внимание уделялось развитию экономики и совершенствованию социальной структуры городов.
О влиянии нэпа на сдвиги в социальной структуре городов, а также возможности его использования в качестве долговременной стратегии развития страны можно получить достаточно полное представление при сравнении материалов переписей населения 1897 и 1926 гг.
Как следует из данных переписей, темпы роста городского населения России (на сопоставимой территории) за 1897−1926 гг. составили 199,9%, в то время как всего населения — 137,2%, в связи с чем доля горожан выросла с 12,3% до 17,9%4. При этом темпы роста городского самодеятельного населения были равны 172,4%, то есть уступали темпам роста всего населения в городах5. Быстрое увеличение численности городского населения свидетельствует о дальнейшем совершенствовании производственной и социальной инфраструктуры городов России. Следует отметить, что переселение части жителей села в город является также одним из способов преодоления противоположностей между городом и деревней.
Однако тот факт, что в рассматриваемый период темпы роста всего городского населения были выше, чем его самодеятельной части, говорит о том, что в середине 1920-х гг. городская экономика была не в состоянии предоставить работу всем желавшим ее получить. Этот фактор оказывал негативное воздействие на все аспекты развития российского общества. В частности, он приводил к росту безработицы в городах, причем основную массу безработных составляли мигранты из села. Данное обстоятельство, в свою очередь, вело к увеличению в составе городского населения маргинальных, а также люмпенизированных слоев и, кроме того, углубляло противоречия между жителями городов и сел. Все это вместе взятое обусловливало рост социальной напряженности в стране.
Далее, анализ материалов переписей населения показывает, что в течение 1897−1926 гг. самой быстро растущей группой городского са-
4 Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 34. С. 2−3- Общий свод по империи… С. 1.
5 Общий свод по империи… С. 256−294- Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 34. С. 2−3.
модеятельного населения России была интеллигенция. Ее численность возросла почти в 4 раза, удельный вес поднялся с 2,5% до 5,8%1. Работники высококвалифицированного умственного труда играют первостепенную по важности роль в развитии производительных сил, кардинальном обновлении всей системы общественных отношений в стране. Этот факт свидетельствует о том, что к середине 1920-х гг., по сравнению с рубежом Х1Х-ХХ вв., российское общество сделало значительный шаг вперед по пути укрепления экономического и духовного потенциала как одного из решающих условий выхода на передовые рубежи цивилизационного прогресса.
Высокие темпы роста наблюдались и среди работников органов управления и власти. За 1897−1926 гг. их численность в городах выросла примерно в 2,3 раза, удельный вес среди занятого городского населения повысился с 1,9% до 2,6%2. Развитие городов, совершенствование их производственной и социальной инфраструктуры предъявляют повышенные требования к проблеме управления городами, что, в свою очередь, приводит к росту численности соответствующих групп управленцев. В России на протяжении главным образом 1920-х гг. данный объективный процесс происходил в условиях укрепления административно-командной системы. Это обстоятельство в огромной степени ускоряло темпы роста слоя управленцев. Одновременно та же причина вела к углублению раскола в обществе, что служило тормозом на пути его всестороннего обновления.
К группе работников умственного труда следует отнести также занятых частным предпринимательством. Их число в городах за 1897−1926 гг. возросло на 65,1%, но удельный вес в составе занятого городского населения остался без изменений — 1%3. Рост численности городских предпринимателей обусловлен в значительной степени тем, что в 1897 г. в отличие от 1926 г. перепись не выделяла общественные группы по признаку владения ими средствами производства, а также использования наемного труда.
Среди социальных слоев, занятых физическим трудом в сфере городской экономики, быстрее всех увеличивалась численность крестьянства. В течение 1897−1926 гг. темпы роста данной категории составили 239,4%, удельный вес среди самодеятельного населения городов поднялся
1 Общий свод по империи результатов. С. 256−294- Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 34. С. 2−3, 174−178.
2 Там же.
3 Там же.
с 4,5% до 6,2%4. Данная тенденция говорит об ускорении процесса взаимодействия хозяйственных систем города и деревни. Однако в условиях нэпа происходила дальнейшая натурализация крестьянских хозяйств, усиливалась экономическая автаркия деревни.
Одновременно в стране росло аграрное перенаселение, в связи с чем часть трудоспособного крестьянства была вынуждена уходить на заработки в город. Следовательно, отмеченный факт свидетельствует не столько о взаимопроникновении хозяйственных систем города и деревни, сколько о крайне медленном развитии производительных сил в сельском хозяйстве и как результате — дальнейшем обнищании значительных масс крестьянства. Одновременно рассматриваемая тенденция говорит о возрастании доли маргинальных групп в составе населения и города, и села.
Достаточно быстро увеличивалась численность городских рабочих. За период с 1897 по 1926 гг. темпы роста данной группы составили 222,9%, удельный вес среди самодеятельного населения городов возрос с 27% до 34,9%5. Рабочий класс, прежде всего его индустриальное ядро, играл важнейшую роль в процессах индустриальной модернизации экономики, преодоления на этой основе отсталости общества. В этой связи то обстоятельство, что темпы роста рабочих в городе были ниже, чем темпы роста крестьян, свидетельствует о том, что восстановление городского хозяйства, прежде всего его индустриального звена, происходило недостаточно активно.
В начале ХХ в., в том числе и в 1920-е гг., важную роль в развитии экономики России играло кустарно-ремесленное производство. Вместе с тем численность слоя городских кустарей снизилась за 1897−1926 гг. на 40,6%, удельный вес среди всего занятого населения городов упал с 36,4% до 12,5%6. Столь быстрое уменьшение числа и доли кустарей не отражает реальных сдвигов в социальной структуре российского общества. В основном данный феномен стал следствием изменения методики проведения переписи населения, о чем уже говорилось выше.
Важным показателем модернизации экономики, изменения всего строя общества является развитие непроизводственных отраслей народного хозяйства, в том числе торговли, бытового обслуживания, общественного питания и некоторых других. Этот фактор приводит к увеличению
4 Там же.
5 Там же.
6 Там же.
числа и доли рабочих сферы обслуживания. В период 1897—1926 гг. темпы роста названной отраслевой группы были равны 191,4%, удельный вес в составе самодеятельного населения городов вырос с 21,2% до 23,6%1.
Еще одним элементом социальной структуры российского общества середины 1920-х гг. были безработные. Их численность в городах составляла 894,9 чел., удельный вес среди занятого городского населения равнялся 9,5%2. Перепись 1897 г. не выделяла безработных в качестве самостоятельного слоя. Это не позволяет проследить динамику изменения численности и удельного веса данного слоя. Однако тот факт, что в 1926 г. почти каждый десятый из проживавшего в городах взрослого трудоспособного населения не имел постоянного занятия, указывает на значительные трудности в развитии городского хозяйства, вследствие чего сами города во все большей мере превращались в центры социальной нестабильности.
В структуре городского населения были также деклассированные и преступники. Материалы статистики показывают, что за 1897−1926 гг. численность деклассированных элементов в городах России сократилась на 43,5%, удельный вес в составе самодеятельного населения городов снизился с 1,5% до 0,5%3. Приведенные данные не отражают реальных сдвигов в социальной структуре городов. Так, уменьшение в материалах переписи населения 1926 г. числа и доли деклассированных произошло главным образом вследствие выделения в самостоятельную группу безработных. В целом же война, голод и разруха до небывалых размеров усилили нужду и лишения населения, что в огромной степени способствовало росту числа лиц, ведущих открыто антиобщественный образ жизни. Следовательно, происходило увеличение и доли деклассированных элементов общества.
Абсолютная численность лиц, отбывавших наказание в местах лишения свободы, возросла с 68,7 тыс. до 204,3 тыс. человек или примерно в 3 раза, удельный вес среди всего самодеятельного населения городов повысился с 1,3% до 2,2%4. Эта тенденция явилась главным образом следствием долгих лет войн, общественных катаклизмов, голода и разрухи, многократно усиливших бедствия самых широких слоев населения и приведших к повышению степени криминогенности общества. Вместе с тем в рассматриваемом явле-
1 Всесоюзная перепись населения…
2 Там же. С. 1−3.
3 Общий свод по империи результатов… С. 256−294- Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 34. С. 2−3, 174−178.
4 Там же.
нии нашла достаточно полное выражение такая глубинная черта административно-командной системы, как репрессивный характер власти.
Исследование тенденций изменения социальной структуры города в период от рубежа XIX—XX вв. и до середины 1920-х гг. показывает, что российское общество прошло сложный и неоднозначный по результатам путь. Наиболее общим итогом стало упразднение традиционной монархической модели общественного развития и создание новой, в принципе способной решить задачу кардинальной важности — проведения в исторически самые сжатые сроки коренного обновления всех аспектов развития общества, вывода его на качественно новый уровень цивилизационной зрелости — индустриальное общество.
Новая модель, возникшая в результате революционного взрыва 1917 г., имела ряд отличительных особенностей, одной из наиболее существенной из которых являлась концентрация всех рычагов власти в руках одного социального слоя — партийно-государственной бюрократии, а также определение насилия в качестве решающего фактора движения общества вперед. При этом новое руководство страны попыталось осуществлять задуманные преобразования, игнорируя интересы и потребности других групп населения. Даная линия пришедшей к власти политической группировки получила название политики «военного коммунизма». Основное содержание данной политики сводилось к тотальному огосударствлению всех аспектов общественной жизни, в первую очередь экономики. Ее основным итогом явилось резкое усиление всех имевшихся в обществе противоречий, перехода их в экстремальную форму социального противоборства — гражданскую войну. При этом в оппозиции новому режиму оказались все социально зрелые и экономически активные группы населения, прежде всего это интеллигенция, предприниматели, большинство средних слоев города и деревни.
Итогом подобного противостояния стал полный коллапс в экономике, окончательная дезорганизации всех сторон общественной жизни, что в перспективе означало неизбежность нового социального катаклизма. Данное обстоятельство вынудило руководство захватившей власть партии большевиков привнести существеннее изменения в стратегию развития общества, прежде всего, смягчить режим тотального огосударствления экономики, допустить, хотя и в ограниченных масштабах, элементы органического развития — частную собственность, товарно-денежные отношения и так далее.
Проводимые мероприятия, получившие название нэпа, позволили в самое непродолжительное время придать новый импульс развитию производительных сил как в сельском хозяйстве, так и в индустрии, ликвидировать разруху, привести общество из состояния гражданской войны к состоянию гражданского мира. Однако также достаточно быстро выявилась неспособность нэпа решить главную задачу — в исторически кратчайшие сроки провести коренное переустройство, модернизацию российского общества. Это означало, что уже в середине 1920-х гг. перед страной, ее руководством вновь со всей остротой возникла проблема выработки и осуществления системы мер, способных решить выдвинутую самим ходом истории задачу совершения модер-низационного скачка, стремительного выхода на новый виток цивилизационного прогресса.
Список литературы
1. Всесоюзная перепись населения. 1926 г. Союз Советских Социалистических Республик. -М., 1930. — Т. 34. — С. 2−3, 174−178.
2. Ежегодник России 1914 г. (год одиннадцатый). — Пг., 1915. — С. 57.
3. Ежегодник России 1916 г. (год тринадцатый). — М., 1918. — Вып. 1. — С. 11.
4. Народное хозяйство СССР в 1960 г. Стат. ежегодник. — М., 1961. — С 9.
5. Народное хозяйство СССР. 1922−1972 гг. Юбилейный стат. ежегодник. — М., 1972. — С. 346.
6. Общий свод по империи результатов разработки данных Первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. — СПб., 1905. — Т. 11. — С. 1, 256−294.
7. Состав рабочих и прислуги на основании данных Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 28 января 1897 г. — СПб. ,
1905. — С. 1−15.
8. Численность и состав рабочих в России на основании данных Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. — СПб. ,
1906.- Т. 1−2. — С. 2−8.
Сведения об авторе
Зайнетдинов Шамиль Рашитович — доктор исторических наук, старший научный сотрудник, заведующий кафедрой «Философия, история и право» ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» Финансовый университет (Уфимский филиал). Shamyl2002@rambler. ru
Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 16 (371). History. Issue 65. P. 42−50.
ON CITIES'- SOCIAL STRUCTURE IN THE MODERNIZATION OF RUSSIAN SOCIETY (APPLIED TO CENSUS OF 1897 AND 1926)
Sh. R. Zainetdinov
Doctor of Historical Sciences, Senior Researcher, Head of the Chair of Philosophy, History and Law in FGOBU VPO & quot-Financial University under the Government of the Russian Federation& quot- Financial University (Ufa Branch). Shamyl2002@rambler. ru
The article deals with the influence of socio-economic development of cities in the course of the modernization process in the Russian society before the transition to the accelerated pace of radical renewal of all aspects of social life. Also, special attention is paid to the role of the social structure of cities in the process of committing a modernization leap and the associated risks.
Keywords: modernization, economy, city, social structure, classes, social strata, industrialization, urbanization, revolution, terror.
References
1. Vsesojuznaja perepis'- naselenija 1926 g. Sojuz Sovetskih Socialisticheskih Respublik [The census of 1926 The Union of Soviet Socialist Republics]. Moscow, 1930. Pp. 2−3, 174−178. (In Russ.).
2. EzhegodnikRossii 1914g. (gododinnadcatyj) [Yearbook of Russia in 1914 (the eleventh year)]. Petrograd, 1915. P. 57. (In Russ.).
3. Ezhegodnik Rossii 1916 g. (god trinadcatyj) [Yearbook of Russia in 1916 (the thirteenth year)], iss. 1. Moscow, 1918. P. 11. (In Russ.).
4. Narodnoe hozjajstvo SSSR v 1960 g. Stat. ezhegodnik [The national economy of the USSR in 1960. Yearbook]. Moscow, 1961. P. 9. (In Russ.).
5. Narodnoe hozjajstvo SSSR. 1922−1972 gg. Jubilejnyj stat. Ezhegodnik [The national economy of the USSR. 1922−1972. Anniversary article. Yearbook]. Moscow, 1972. P. 346. (In Russ.).
6. Obshhij svod po imperii rezul'-tatov razrabotki dannyh Pervoj vseobshhej perepisi nasele-nija, proiz-vedennoj28janvarja 1897g. [The Empire'-s total set of results of the processing of the data of the first general census of population, conducted on 28 January, 1897], vol. 11. Saint Petersburg, 1905. Pp. 1, 256−294. (In Russ).
7. Sostav rabochih i prislugi na osnovanii dannyh Pervoj Vseobshhej perepisi naselenija Rossijskoj imperii 28 janvarja 1897goda [The composition of the workers and the servants on the basis of the first general census of the population of the Russian Empire, January 28, 1897]. Saint Petersburg, 1905. Pp. 1−15. (In Russ).
8. Chislennost'- i sostav rabochih v Rossii na osnovanii dannyh Pervoj Vseobshhej perepisi naselenija Rossijskoj imperii 1897g. [The number and composition of workers in Russia on the basis of the first general census of the population of the Russian Empire in 1897], vol. 1−2. Saint Petersburg, 1906. Pp. 2−8. (In Russ.).

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой